Элиза Балета: Балерина, утопившая флот

Дядя царя Николая II — Алексей Романов был главой Морского ведомства, но то и дело бросал службу, чтобы отдохнуть со своей балериной на Лазурном берегу Франции. Театралы называли её толстой уродиной. Правда, фотографии утверждают обратное — на них Балетта изящна, смазлива и в целом вполне себе ничего. Просто все слишком ненавидели эту француженку за проигранное Россией Цусимское поражение…

Элиза Балета: Балерина, утопившая флот

Почему дядю Николая II и его французскую любовницу ненавидела вся страна?


Когда после Цусимского разгрома 1905 года на сцену вся в бриллиантах вышла француженка — Элиза Балетта, зал приму освистал: «У неё в ушах наш флот!», «На каждом её пальце по крейсеру!». В балерину полетели зонтики и апельсиновые корки. В то же самое время толпа громила окна дворца её любовника — великого князя Алексея Александровича Романова и требовала его отставки.

Петербургские эстеты

С отстраненной одухотворенностью на лицах, тонкие и почти прозрачные балерины для всего мира сегодня являются символом прекрасного…
Но так было не всегда. Всего два века тому назад французы, к примеру, шли в театр не ради каких-то возвышенных чувств, а по причине куда более прозаической — ну, например, выбрать себе спутницу на вечер. В 1840 году парижская газета Les Nouvelles a la main («Новости от руки») о воспитанницах балетных школ писала: «Истинная «крыска» — это маленькая девочка 7-14 лет, танцовщица. Она ходит в поношенных туфлях, носит шаль, серую шляпку, которая пахнет дымом лампады. У неё в карманах кусочки хлеба, она выпрашивает шесть су на конфеты. Она должна зарабатывать 20 франков за ночь, но из-за многочисленных провинностей получает всего 8-10 да ещё тридцать пинков от своей матери». Бывало, прямо в сценических нарядах — короткие юбки, колготки, плотно облегающие ноги, голые руки — юные балерины разгуливали по фойе в антракте, улыбаясь мужчинам. За сценой театра находилась просторная комната — foyer de la danse — для разогрева девушек перед спектаклем. Но тот, кто её обустраивал, явно позаботился о комфорте мужчин куда больше, чем об артистках. Ведь богатый покровитель мог вытащить танцовщицу из трущоб, оплатить ей частные уроки балетного мастерства и помочь пробиться наверх.
Элиза Балетта с детства была в курсе нюансов закулисного мира, этой гремучей смеси роскоши и нищеты, сплетен и грязных тайн. Но во Франции её карьера не задалась, и она отправилась в далёкую Россию.
Петербург славился своими балетоманами — особым классом общества, куда входили люди всех сословий, от студентов до графов и князей. Так балерина Авдотья Истомина — по Пушкину, «блистательна, полувоздушна» — уже в 15 лет попала в объятья графа Орлова, а после — Шереметева и, в конце концов, Завадовского. Но самыми ценными патронами для танцовщиц были, конечно, великие князья. Доходило, правда, и до анекдотов. Ну, например, в ходу была такая байка: «Вещий Олег прибил щит к вратам Константинополя, а Николай Николаевич хотел прибить к вратам Стамбула панталончики Числовой, да турки не дали». Это о главнокомандующем русской армии Николае Романове. Он имел от балерины Числовой четырёх детей, а другой великий князь, Константин Николаевич, аж целых пять от примы Анны Кузнецовой. Примадонне Александрийского театра Марии Потоцкой тоже покровительствовал один из великих князей. Кшесинскую весь Петербург открыто называл «Романовской балериной»: сначала она встречалась с цесаревичем (будущим царём Николаем II), затем с великим князем Сергеем Михайловичем, а после с Андреем Владимировичем Романовым, за которого в конце концов и вышла замуж.

«Семь пудов августейшего мяса»

На этом фоне Алексей Романов, дядя царя Николая II, выглядел едва ли не паршивой овцой в стаде. Он ухитрился влюбиться не как «положено», в артистку, а в обычную барышню — дочь поэта Жуковского. «Не губи меня ради Бога!» — писал Алексей маменьке, объясняя, что Сашенька страдает — «ждёт с минуты на минуту родов», а он, Алексей, чувствует себя «какой-то тварью».
Конечно, его не поняли. Сашеньку выдали за другого, она, родив сына, назвала его Алексеем в честь отца, а молодой папаша погоревал-погоревал, да и влюбился с не меньшим пылом в замужнюю графиню Зинаиду Богарне. Николай II шутил: «…Великий Князь Алексей пожертвовал бы всем русским флотом, только бы его не разлучали с Зиной». Тут царь попал в самую точку — его дядюшка-адмирал вскоре и вправду почти весь российский флот потерял. Вот только не ради Зины. Злым гением Алексея Александровича стала француженка — Элиза Балетта, появившаяся в Петербурге в составе парижской труппы на рубеже XIX и XX веков.
Ей было 24 года, а ему под 50. За глаза князя звали «Семь пудов августейшего мяса», а его любовницу — «Бриллиантовым Величеством». На сцену Михайловского театра Балетта выходила, унизанная бриллиантами, увитая изумрудами и окаймленная рубинами. Она быстро стала примой, и все хором заговорили, что это лишь благодаря её высокопоставленному любовнику.
А в 1903 году грянул скандал: 30 миллионов рублей, половина бюджета военного флота России, исчезли, но ни один новый корабль на воду спущен не был. Зато у Алексея Александровича появился в Париже особняк. Через год правительство решило купить у Чили броненосцы. Каково же было удивление чилийцев, когда в Морском ведомстве им намекнули, что «следует просить за броненосцы цену не менее, чем втрое дороже назначенной. Не тот расчёт! Своё с продажной цены должен получить великий князь. Немало нужно дать мадмуазель Балетта». Сделка сорвалась, зато японцы те броненосцы быстро перекупили. То же вышло и с новейшей торпедой. Её изобретатель — француз, прибывший в Петербург для опытных стрельб, — вдруг услышал нечто вопиющее. С него за опыты (!) потребовали 25 тысяч рублей для госпожи Балетта. Учёный тут же отбыл восвояси, а японцы опять новинку перекупили, чтобы только она не досталась русским. Великий князь Александр Михайлович — Сандро (друг детства Николая II и его двоюродный дядя) — пытался говорить с Алексеем Романовым о техническом превосходстве японцев ещё до Цусимы, но разговор вышел «комическим». Вот что писал Сандро в дневнике об адмирале: «Его девиз был неизменен: «мне на всё наплевать». Каким образом наши «орлы» должны были проучить «желтолицых обезьян», так и осталось для меня тайной. Покончив таким образом с этими вопросами, он заговорил о последних новостях Ривьеры, что дал бы он, чтобы очутиться в Монте-Карло». С Элизой, разумеется.

«Вон из России!»

И вот однажды (уже после Цусимского разгрома) адмирал в ложе Михайловского театра приготовился было хлопать своей «порхающей» по сцене Луизе, как услышал крики — «Вон из России!». Галерку поддержал партер: «На тебе не бриллианты — это наши погибшие крейсеры и броненосцы»! Раздались голоса даже и из бархатных лож: «Воровка! Вот где наш флот! Позор!».
Француженка быстро покинула Россию. Простые люди передавали из уст в уста, будто с ней на вокзале были 133 сундука одних только драгоценностей (ну, тут определённо стоит сделать коррекцию на народное видение ненавистной супостатки!) Ещё якобы танцорка была «толстой, как мешок с картошкой», а рядом с ней по платформе семенила такая же жирная болонка в изумрудно-рубиновом ошейнике. Встречные господа-де плевались, говоря, что всё это куплено кровью русских моряков.
Ну, собачка-то, прямо скажем, была точно ни в чём не виновата. Также гуляла байка, что якобы Николай II в сердцах сказал дядюшке Алексею: «Лучше бы ты, дядя, крал в два раза больше, но делал бы броню в два раза толще!» — и уволил того в отставку. На самом деле, адмирал в отставку подал сам, а царь потом ещё по нему сокрушался. Запись в дневнике императора гласила: «30 мая. Понедельник. Сегодня после доклада дядя Алексей объявил, что он желает уйти теперь же. Ввиду серьёзности доводов, высказанных им, я согласился. Больно и тяжело за него, бедного!…» (ах ты, батюшки, какая жалость, в самом деле!) Князь уехал в парижский особняк, где, не прожив с Элизой и четырёх лет, умер от простуды 1 ноября 1908 года. Его тело перевезли торжественно в Санкт-Петербург и похоронили со всевозможными почестями.
О Балетте в России с тех пор никогда более не слышали, а её имя в приличном обществе старались не упоминать.

Журнал: Загадки истории №20, май 2020 года
Рубрика: Женщина в истории
Автор: Людмила Макарова

Метки: Николай II, эпоха Романовых, Загадки истории, биография, князь, Россия, Франция, деньги, флот, воровство, любовница, балет, Балета, Алексей Александрович



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.