Эмиль Кио и его жёны

Загадочная и яркая фигура Эмиля Теодоровича Кио по праву стоит в одном ряду с самыми великими иллюзионистами XX столетия.

Фото: Эмиль Кио и его жёны — интересные факты

Рождение артиста

Будущий фокусник с раннего детства мечтал играть в театре большие и серьёзные роли. Живя в юности в Москве на Сретенке, Эмиль практически каждый вечер проводил на спектаклях театра «Одеон», располагавшегося поблизости от его дома. Посещение вечерних представлений учащимися средних учебных заведений до революции было запрещено, и юноше приходилось идти на всевозможные хитрости. Эмиль надевал отцовское пальто и шляпу и в таком виде проникал в театр.
Однажды он потерял билет, купленный на очередное представление «Одеона». Строгий контролер уже собирался дать ему от ворот поворот, как вдруг Эмиль нащупал в кармане какую-то бумажку. Это была одна из деловых записок, которую его отец случайно забыл в пальто. Не моргнув глазом, Эмиль протянул её служащему театра, одновременно с этим завязав с ним разговор о погоде. Контролер учтиво поклонился Эмилю и пропустил его на спектакль…
Смерть отца Эмиля, коммивояжера Теодора Эмильевича Гиршфельда, случившаяся в 1916 году, поставила семью в весьма затруднительное финансовое положение. Это обстоятельство вынудило юношу решиться на смелый шаг. В один из дней Эмиль, прекрасно знавший весь репертуар театра, пришёл к директору «Одеона» и попросил взять его в труппу.
С этого времени у Эмиля началась настоящая артистическая жизнь. Молодой артист выступал в третьестепенных ролях в Москве, ездил с труппой на гастроли в Санкт-Петербург, Винницу, Варшаву.
Революция застала Эмиля вместе с театром в Киеве, в который входили кайзеровские войска, и «Одеон» вновь уехал в Польшу. Однако из-за отсутствия кассовых сборов в Варшаве театр распустили, и Эмиль впервые в жизни остался без средств к существованию в незнакомом городе, не имея возможности вернуться в Москву из-за начавшейся в России Гражданской войны.

Вот так фокус!…

Однажды, бродя по мрачной и неприветливой Варшаве в поисках заработка, Эмиль Гиршфельд случайно столкнулся с прохожим. Удар был так силён, что юноша отлетел в сторону и больно ударился о театральную тумбу. И вдруг взгляд Эмиля остановился на красочной афише, извещавшей варшавян о представлениях цирка Александра Чи-низелли. Вечером того же дня Эмиль был принят в труппу знаменитого цирка на должность контролёра.
Ничего поначалу не смысливший в цирковом ремесле, молодой и непритязательный Гиршфельд работал конюхом, кассиром, администратором и помощником дрессировщика лошадей, охотно ухаживал за миролюбивыми и флегматичными слонами, лелея в душе мечту в будущем стать цирковым артистом.
В один из дней Чинизелли пригласил к себе Эмиля и неожиданно предложил молодому человеку попробовать себя в роли фокусника.
После первых выступлений в качестве иллюзиониста Эмиль столкнулся с двумя проблемами: в каком костюме ему выступать и каким псевдонимом заменить свою длинную и неблагозвучную фамилию. Первую проблему начинающий артист решил довольно быстро, избрав для своих выступлений традиционный восточный халат и огромную яркую чалму. Однако новое артистическое имя никак не приходило на ум Эмилю, пока не случилось то, что позже Эмиль Теодорович назвал «рукой провидения».
В Варшаве Эмиль жил в доме, расположенном неподалёку от синагоги, каждое субботнее утро в которой начиналось с молитвы, разносившейся по всей округе. В один из таких дней, когда Эмиль ещё спал, он вдруг во сне услышал еврейскую молитву, смысл слов которой молодой человек все никак не мог уловить. И вдруг загадочным рефреном в ней отчётливо зазвучало: «Ткио! Ткио! Ткио!» В следующее мгновение Эмиль проснулся, словно пронзённый электрическим током, непроизвольно бормоча загадочное: «Кио! Кио! Кио!».
Услышал ли тогда Эмиль во сне молитву, действительно исполнявшуюся в синагоге, или же она только приснилось ему — это так и осталось загадкой. Однако в тот день на свет появился артист со звучной фамилией Кио, которая десятилетия спустя будет красоваться на афишах многих стран мира.

Легенды о великом Кио

Ещё при жизни Эмиля Теодоровича о великом фокуснике ходило немало слухов и легенд. Не имея возможность найти разгадку большинства хитроумных трюков Кио, обыватели обвиняли маэстро в дружбе с нечистой силой, при помощи которой он и демонстрирует свои чудеса. Поговаривали и о том, что ещё в начале своей артистической карьеры, находясь не то в Польше, не то в Италии, будущий мастер иллюзии был посвящён в члены некоего тайного ордена, поклонявшегося самому дьяволу.
А удивляться на представлениях иллюзиониста действительно было чему. Начиная с 1932 года, когда Эмиль Теодорович стал работать в СССР под эгидой Государственного объединения музыки, театра и цирка, каждое из выступлений, проходивших при неизменном аншлаге, поражало зрителей новыми драматургическими находками и невероятными, не укладывающимися в человеческое сознание трюками.
Кио создаёт ставшие классическими номера «Распиливание» и «Дама в воздухе», «Стекло» и «Сжигание». На многочисленные расспросы поклонников о секретах фокусов и недоброжелательные реплики конкурентов популярный артист лишь загадочно улыбался, иногда позволяя себе рассказать своим хрипловатым голосом следующую историю, позже ставшую цирковой легендой.
Во время гастролей в Ярославле в 1924 году тогда ещё мало кому известный Эмиль Кио, войдя вечером после очередного представления в гостиничный номер, увидел на полу толстую тетрадь в старом потрёпанном переплёте. Раскрыв её, фокусник вдруг с удивлением обнаружил, что она пестрит рукописными описаниями всевозможных иллюзионных трюков, сопровождавшимися магическими заклинаниями. Всю ночь Эмиль штудировал загадочную тетрадь, стараясь запомнить прочитанное. Наконец сон сморил его, и Эмиль, положив тетрадь на стол, отправился спать. Когда же на другое утро он проснулся, то вместо тетради увидел на столе лишь горстку пепла.

Чародей в элегантном фраке

Три с половиной десятилетия творческой деятельности Эмиля Теодоровича Кио стали зрелищной и незабываемой эпохой не только для отечественного, но и для мирового циркового искусства. Выступления «волшебника XX века», как именовали Кио многие газеты, собирали многотысячные залы в Советском Союзе и Румынии, Великобритании и Дании, Польше и Японии.
Именно Кио первым из мировых иллюзионистов начал работать на цирковой арене, не боясь непригодного для фокусов кругового обзора. Именно Кио сделал из иллюзиона настоящее высокохудожественное шоу, в котором активно применялась крупногабаритная и технически весьма сложная аппаратура. Впервые на отечественной арене Эмиль Теодорович избавился от традиционной восточной атрибутики, представ перед восторженной публикой чародеем в элегантном фраке.
В 1960 году в Лондоне Кио был признан лучшим фокусником мира, а спустя годы в Дании удостоен золотой медали Международной артистической ложи.
Отправляясь в декабре 1965 года на гастроли в Киев, Эмиль Теодорович выглядел мрачным. Знаменитая чёрная «Волга» Кио, на которой иллюзионист ехал на вокзал, несколько раз глохла в дороге, будто не желая расставаться со своим хозяином. Однако Кио все же успел к отправлению поезда. А 12 декабря того же года в Москву из Киева пришло страшное известие — волшебник XX века скончался.
После смерти Эмиля Кио его близкие продали любимый автомобиль иллюзиониста и на вырученные деньги установили на могиле знаменитого фокусника на Новодевичьем кладбище красивый памятник, который в наши дни является ярким напоминанием о великой эпохе прославленного советского цирка.

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2012 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Сергей Кожушко

Метки: биография, жена, жизнь, Тайны 20 века, цирк, артист, Кио



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —