Мария Андреева

Она прожила долгую жизнь, насыщенную встречами с самыми интересными людьми — актёрами, писателями, художниками, политиками. Но эту жизнь трудно назвать лёгкой и счастливой — слишком много в ней было горя и страданий…

Фото: актриса Мария Андреева, интересные факты

Юная красавица

В 1868 году в семье Юрковских родилась необыкновенно хорошенькая девочка. Многие красивые дети, вырастая, часто оказываются не столь привлекательными, как в младенчестве, но с Машенькой этого не произошло девушка становилась все более прекрасной и вполне могла соперничать с известными красавицами. Естественно, что девушка, обладающая такими внешними данными, мечтала прославиться на театральной сцене. Тем более что её семья имела самое непосредственное отношение к служению Мельпомене — отец девочки Фёдор Фёдоров-Юрковский был режиссёром Александринского театра, и здесь же служили актрисами её мать и сестра.
Мария росла в атмосфере театра, с раннего детства училась актёрскому искусству и, едва окончив гимназию, в 1886 году отправилась в Казань — играть в театре известного антрепренёра Петра Медведева.
Здесь девушка быстро стала примой, обзавелась множеством поклонников, и один из них настолько поразил воображение юной красавицы, что она согласилась выйти за него замуж и оставить карьеру театральной актрисы. Став женой действительного статского советника Андрея Алексеевича Желябужского, Мария перестала появляться на профессиональной сцене, но тяга к лицедейству, заложенная в крови, давала о себе знать. Молодая женщина много играла на любительской сцене. В качестве псевдонима она часто пользовалась именем мужа и выступала на сцене как Андреева.
Может быть, это время было самым лучшим в жизни Марии — она молода, красива, любима, богата, окружена множеством поклонников… Но вскоре все рухнуло — супруг встретил другую женщину и полюбил её. Андреева писала позже: «Ещё в 1896 году я перестала быть женой Андрея Алексеевича Желябужского. Причина нашего разрыва была с его стороны. Я сказала ему, что соглашаюсь жить с ним в одном доме как мать своих детей и хозяйка — ради детей».

Звезда Художественного театра

Мария Андреева решила вернуться на профессиональную сцену, чтобы работать вместе со Станиславским. В 1898 году Станиславский и Немирович-Данченко создали знаменитый МХТ — Московский художественный театр. На сцене нового театра царила несравненная Андреева. Но мало кто знал, что, помимо актрисы нового театра, Мария была и его соучредителем. Именно на неё легла основная нагрузка по поиску меценатов, ведению деловых переговоров и т.п. Театр процветал, актриса блистала, получала лучшие роли, участвовала в решении финансовых вопросов — положение более чем выгодное. Но проблемы в личной жизни никуда не исчезали, и Андреева все дольше задерживалась по вечерам в театре, избегая ссор, ждущих её дома.
И вот однажды, во время гастролей театра в Крыму, Андреева познакомилась с Максимом Горьким, с которым у неё начался серьёзный роман.

Горькая любовь

Сильная страсть разбила и непрочную семью Андреевой — она, наконец, ушла от мужа, — и брак Горького с Екатериной Пешковой. Но так как оба перед этим прожили достаточно долго со своими семьями, обзавелись детьми, то разрывы эти были отнюдь не простыми. Влюблённой паре пришлось нелегко болезненные взаимоотношения с бывшими спутниками жизни, осуждение общества, толки, пересуды…
Позднее Мария Фёдоровна вспоминала: «Самое трудное и тяжёлое в моей личной жизни в этот период было отношение ко мне Екатерины Пешковой, не желавшей признавать моё существование рядом с Алексеем Максимовичем. Он же страдал, по временам очень остро, от разлуки с сыном Максимом, которого очень любил. По всей вероятности, вспоминалось ему и своё личное безотцовское, одинокое трудное детство. Меня он любил горячо и пламенно, но прошлое тянуло его в сторону, а я не понимала этих его возвратов и многого, что было от прошлого в Алексее Максимовиче, и тоже мучилась».
Отношения Горького и Андреевой, при всей очевидной силе взаимной любви, безоблачными назвать было никак нельзя. В её письмах проскакивают грустные нотки, говорящие о сложных взаимоотношениях с писателем: «Вы высказываете предположение, будто время поездки в Америку было якобы нашим медовым месяцем. Что-то не помню я такого. Были периоды, и очень длительные, огромного счастья, близости, полного слияния, но эти периоды всегда были бурными и сменялись столь же бурными периодами непонимания, горечи и обид».

Товарищ Феномен

Помимо бешеной любви к Горькому, у Андреевой была ещё одна пламенная страсть — революция. Она оставила работу в театре и всю свою кипучую энергию отдавала революционной борьбе. Товарищи по партии признавали за ней недюжинные способности, а сам Ленин дал Андреевой кличку— «товарищ Феномен». Она собирала деньги для революционного подполья и газеты «Правда», укрывала в своей квартире Баумана, по поручению Ленина привозила в Россию газету «Пролетарий», а в 1905 году была издателем большевистской газеты «Новая жизнь».
И всё это было ради Горького «буревестника революции». Она скиталась с ним по миру, жила в эмиграции, ездила вслед за любимым в ссылки…
Только в 1913 году Горькому разрешили вернуться в Россию. Именно тогда Андреева сказала в одном интервью: «Жизнь так пленительно красива, так увлекательно интересна, а люди не видят и не хотят видеть этого».
Но прекрасной эта жизнь оставалась недолго — вскоре началась война, а затем революция, о которой так долго мечтали большевики.
Андреевой новое время счастья не принесло. В 1919 году Горький увлёкся Марией Игнатьевной Закревской-Бенкендорф, и актриса осталась одна. Мария Фёдоровна много работала на должности комиссара театров и зрелищ Петрограда, но в сердце осталась незаживающая рана главная любовь жизни позади, а ей уже 52 года…
Можно только представить, о чём она думала в те непростые годы, как относилась к тому, что весь мир, в котором она жила раньше, рухнул… Но внешне она выглядела уверенной в себе и энергичной: «Она все ещё была красива, гордо носила свою рыжую голову, играла кольцами, качала узкой туфелькой». Андреева в те непростые для себя и страны годы была одним из инициаторов создания Большого драматического театра и даже играла там, причём не кого-нибудь, а леди Макбет.
В 1931 году её назначили директором Дома учёных, где она работала до 80 лет — пока ей это позволяло здоровье. Умерла свидетельница безвозвратно ушедшей эпохи в 1953 году в возрасте 85 лет.

Журнал: Тайны 20-го века №47, ноябрь 2007 года
Рубрика: Женщины, удивившие современников
Автор: Анна Николаева




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —