Валерия Гай Германика

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Личность это весьма неоднозначная, местами скандальная. Одни считают её гениальным режиссёром, другие — бездарностью, способной лишь на то, чтобы эпатировать публику. Она может нравиться или вызывать полное отторжение. Равнодушных нет! Именно поэтому наш корреспондент встретился с Валерией Гай Германикой. Что из этого получилось? Судите сами.

Фото: Валерия Гай Германика

С такой фамилией несложно сделать имя

Пёсик Моня, доложу вам, — фантастический красавец. Кончики ушей розовые, туловище бритое, ошейник — с шипами и колокольчиками. Но за полтора часа я так и не решился его погладить. Меня предупредили, что характер у этой крошки чудовищный — как и у его удивительной хозяйки — Валерия Гай Германика — наш самый талантливый и скандальный молодой режиссёр. Помните сериал «Школа», который обвиняли в дискредитации учителей, моральном разложении подростков и ещё бог знает в каких грехах? А потом по Первому каналу показали «Краткий курс счастливой жизни» — наш ответ «Сексу в большом городе», реалистичную сагу о похождениях четырёх девушек после 25. Помимо блестящей режиссуры критики отмечали отличные актёрские работы: неожиданная Светлана Ходченкова в роли образцовой блондинки-стервы, несравненная Алиса Хазанова и поразительная Хакамада в роли психоаналитика (Как заявила Германика: «Если бы она была мужиком, я бы на ней женилась»).
Фильм стал психотерапией и для самого режиссёра. «Я сняла этот сериал для того, чтобы выжить, — говорит мне она. — Понимаешь, я на тот момент потеряла всякую связь с людьми, мне нужно было завоевать возможность снимать своё кино».
Первый фильм — «Сёстры», документальный — Германика сняла в 19 лет. Когда все нормальные студенты отправились на практику на телевидение, она пошла на порностудию оператором. И денег заработала, и многому в хорошем смысле научилась.
Вторая картина, «Девочки», получила на «Кинотавре» приз за лучшую короткометражку.
А дальше — сенсация: в 2008 году за фильм «Все умрут, а я останусь» с бюджетом в миллион долларов Германика получила «Нику», а ещё спецприз в Каннах — и проснулась знаменитой. «Это не трудно же — в Канны попасть, — вразумляет меня Германика. — Для этого нужно просто снять хорошее кино, и они сами тебя найдут».
Кстати, для справки: Валерия Гай — это имя, Германика — псевдоним. Её вполне могли назвать Матильдой или Дубравой. Но бабушка решила: пусть будет Валерия (в честь жены древнеримского диктатора Сумы), поскольку ей нравился роман Джованьоли «Спартак». А добавить «Гай» девушка придумала потом сама, когда увлеклась готической субкультурой. Попросила родителей переоформить документы, те возражать не стали.
До пяти лет Валерия росла в Переделкино, на даче под опекой нянь. Потом её отдали в частный закрытый лицей Рудольфа Штайнера — тогда это было ново и очень дорого. Только гуманитарные предметы, история религии, музыка, языки, лепка-рисование… Но через четыре года девочка взбунтовалась: в лицей надо было ходить непременно с косичкой и в юбке. А она уже тогда терпеть не могла быть как все.
Занималась дома с частными учителями, а в 13 лет решила открыть для себя новый мир и поступить в обычную школу в Строгино. Впечатления ужасные: «Хотелось просто не жить. Я вышла первый раз в общество, и оно обернулось ко мне сразу агрессией, негативом: все нельзя, все плохо. Я красила глаза и губы в чёрный цвет, ходила в чёрном. За мной бегали толпы одноклассников и чмырили меня: что я уродина, что я какая-то недоделанная, ужасно меня обзывали…» Через три месяца она школу бросила и опять стала заниматься дома с частными учителями. А потом родители купили ей аттестат о среднем образовании.

Очень тяжёлый рок

С детства она воспринимала окружающий мир трагично: всё на изломах, надрывах и истериках. Хотя родители ни в чём её не принуждали. Ни комнату убирать, ни посуду мыть — вообще ничего.
Когда все нормальные детки мечтали стать космонавтами и балеринами Германика не хотела расти и отказывалась есть. Понимала, что маленькой быть хорошо, никакой ответственности, все с рук сходит. А ещё мечтала стать собакой — опять-таки, чтобы не нести ответственность.
Ещё ей хотелось стать рок-звездой. В 16 лет создала девичью рок-группу, писала песни на английском и придумала новый стиль — гранж-готика. Репетировали на дому, но группа быстро распалась из-за проблем с алкоголем. Когда мама приходила, то заставала одну и ту же сцену: любимая дочь в отключке, гитаристку тошнит на балконе, голая клавишница в ванной…
Валерия окончила несколько курсов при Российской кинологической ассоциации, получила диплом хендлера — это человек, который готовит собаку к выставке, знает, как её причесать, показать с лучшей стороны. Ещё стригла пуделей, занималась дрессировкой, и это у неё хорошо получалось.
Германика решила пойти в Тимирязевскую академию, но тут любимый человек Митя и мама стали дружно её отговаривать: мол, посмотри на свою заводчицу, она старая, толстая, семь овчарок дома, все ободрано… Нет, тебе надо искусством заняться!
Митя — лингвист, учился в институте Натальи Нестеровой. Как-то Германика случайно попала на лекции режиссёра и сценариста Марины Разбежкиной. А любимый уехал в Америку, пообещав забрать через пару месяцев, но как-то не получилось.
Германика за него безумно рада: семь лет он клал плитку на тротуары Нового Света, а потом женился на миллионерше. Одна свадьба миллион долларов стоила. 'Просто Золушка. Теперь он не будет класть плитку».
Дочку Германика родила в двадцать два года, потому что оодители постоянно просили внука и говорили: Что ты собак заводишь, как бабка :тарая! Замуж тебе надо!» Она привела парня для знакомства — тот не понравился, как и самой Валерии через десять дней, но было уже поздно.
А через пару лет v неё начался роман с Глебом Самойловым из группы — Агата Кристи» — долгий, драматический, мучительный. После расставания с Глебом Гер-манике потребовалась помощь психологов. О Самойлове теперь говорит жёстко: «Я поняла, что не готова жить с зависимым человеком, который сам себя разрушает».

С новым готом!

Германике — 28 лет, но по самоощущению — 14, а то и меньше. Друзья называют её «королевой драмы» и «провокатором».
Она — постоянная участница каких-то скандалов. Когда в Перми Валерия отдыхала в клубе, девушка за соседним столиком начала вдруг читать стихи Мандельштама, которого Германика терпеть не может. В итоге — драка, разбитые бутылки, очки, дорогущие мобильники, которые Валерия выбрасывала в окно.
В Москве её в два рок-клуба вообще не пускают. Когда-то давным-давно Германика угнала машину — захотелось покататься. А вот недавно в Питере отличилась: в гостинице ей выкатили штраф в 200 долларов за курение, девушка расстроилась до слёз и уехала вместе с Моней, хотя была членом жюри киноконкурса «Северное сияние».
Или вот в Париже был случай: поселилась в прекрасном отеле, а соседи — гости из Украины — развесили на балконе бельё. Германика вышла на балкон, отцепила верёвку, и все разноцветные предметы дамского и мужского туалета спикировали на столики с устрицами — внизу было кафе, как раз время ужина. Даже полиция приехала разбираться. А потом Германика села рядом с Эйфелевой башней и закричала: «Как я хочу в Москву, как же они меня все достали!».
На самом деле она очень ранимая, чувствительная и часто плачет по любому поводу. И над фильмами, и над книгами, и когда музыку слушает. «Меня может довести до слез вообще все, — признаётся она. — Я бедный готик, у меня мрачное мировоззрение».
Представьте: за последнее время она несколько раз в панике и слезах пыталась сбежать с телевизионных съёмок. Кричала, что боится камер, а зрители в студии готовы её убить… Пришлось доктору Курпатову вмешаться и её успокаивать. Но вселенская грусть сменяется эйфорией или буддистским спокойствием.
«Мне казалось, что страшное — когда умерла моя первая собака. Или когда меня на пяти неделях беременности бросили. Но сейчас я понимаю, что ничего страшного в этом не было».
Четыре года она не снимала художественные фильмы — потому что денег не давали. И, наконец, появилась картина «Да и да» — драматическая история любви начинающего художника и обычной девушки из спального района. Бюджет мизерный — двести тысяч долларов, зато один из продюсеров — Фёдор Бондарчук. Герои фильма — культовые российские художники, и многие играют самих себя. Очередной эксперимент на грани фола, вся надежда на Канны — вдруг там обратят внимание?

Брак по расчёту на любовь

Мама Валерии — театральный гример, а отец — Игорь Дудинский, который ушёл из семьи, когда дочке был год, — необычайно колоритный персонаж. Официально он был женат одиннадцать раз (его очередной брак — с красавицей доктором на тридцать лет моложе). Дудинский из очень хорошей семьи: дед — последний томский губернатор, отец — профессор, известный экономист. А биография Игоря — отличный сюжет для авантюрно-приключенческого романа. В своё время он бросил школу, тусовал. поступил на экономический факультет МГУ и был отчислен, когда вышел на демонстрацию в защиту Синявского и Даниэля. Скрываясь от армии, бродяжничал на Севере, жил в монастырях, где стал сочинять рассказы. Четыре года отучился на жур-факе МГУ, после чего его опять отчислили «за поступки, несовместимые со званием советского журналиста» и сослали в Магадан. Там Дудинский работал на местном телевидении. А вернувшись в Москву, стал основным автором и идеологом первой российской бульварной газеты «Мегаполис-Экспресс»… И почему Германика не снимет фильм о бурной жизни папы — ума не приложу. На 60 серий точно хватит.
Интересуюсь её отношением к происходящему в родной стране. Она недовольно морщится: «У меня вообще нет гражданской позиции! Вот я просто сижу сейчас дома и рисую картины маслом и гуашью. А что ты так удивляешься — я ведь ещё и немножечко художник…».
Что ещё? Она и сейчас постоянно о чем-то мечтает, фантазирует. И время от времени по-прежнему хочет стать собакой. Дитя индиго, точно.

Журнал: Тайны 20-го века №12, март 2013 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Михаил Болотовский

Метки: биография, Тайны 20 века, фильм, кино, режиссёр, сериал, Германика




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.