В южной части Эфиопии, среди гор, на высоте 2500 метров над уровнем моря близ города Лалибэлы расположен уникальный комплекс из тринадцати высеченных в скалах церквей. Уж о них-то точно можно сказать, что они построены без единого гвоздя! Большая их часть была сооружена во времена правления негуса (царя) по имени Гебре Мескельлалибэла — с 1181-го по 1221 год. Эфиопская православная церковь почитает его как святого.

Скальные храмы в яме города

Лалибэла (Эфиопия): Скальные церкви

Премудрые пчёлы

Эфиопия — страна очень и очень интересная. Недаром её называют и Африканской Швейцарией, и Страной чудес. Многие антропологи считают её жителей отдельной человеческой расой, отличающейся от классических негроидов. Эфиопия ещё и одна из древнейших христианских стран. Христианство стало там государственной религией ещё в 330 году, вскоре после Армении, которая сделала такой шаг первой в мире. Интересно, что средневековая Эфиопия считалась «страной блуждающих столиц» — настолько часто её правители переносили столицу из одного города в другой. Предпринимал такие действия и негус Лалибэла.
Известно, что этот ярчайший представитель правящей династии Загве родился в горном селении Роха. С датой же его рождения разобраться крайне затруднительно: одни источники называют 1140 год, другие — 1162-й, вероятно, есть ещё и третьи, и четвёртые. Зато хорошо известна легенда, связанная с обстоятельствами рождения Лалибэлы. Утверждается, что вскоре после рождения младенца окружил рой пчёл, но при этом они не кусали его. Ничуть не испугавшись, мать произнесла пророческие слова: «Пчёлы знают, что этот ребёнок станет царём!». Поэтому его и назвали Лалибэла, что означает «Пчёлы, признающие верховную власть». Когда же он взошёл на трон, то принял ещё и имя Гебре Мескель, или Служитель креста.
В юные годы Лалибэла то ли побывал в Иерусалиме, то ли его посетило чрезвычайно яркое видение Святого города — здесь источники снова противоречат друг другу. Поэтому, когда в 1187 году мусульманский султан Салах ад-Дин отнял Иерусалим у крестоносцев, у Лалибэлы возникла идея построить Новый Иерусалим на эфиопской земле. Для воплощения этой идеи он выбрал родное селение Роха, которое к тому времени в честь себя переименовал в Лалибэлу и сделал столицей. Возможно, впрочем, что за переименование селения ратовали сами его жители — откуда нам знать. Как бы там ни было, многие места в переименованном городе и близ него получили библейские названия. Например, протекающая через город река стала называться Иордан. Но не в этом заключался грандиозный замысел негуса.

«Видящий их — не насытится…»

Главной задумкой негуса было строительство десяти церквей. Их вытесали в толщах плотного кирпично-красного вулканического туфа рядом с новоявленным эфиопским Иорданом. Для их строительства привезли из египетской Александрии и израильского Иерусалима искусных каменотёсов, которых усилили местной рабочей силой. В «Житии царя Лалибэлы» говорится: «Каким языком мы можем изложить построение сих церквей? Видящий их — не насытится, созерцая, и удивлению сердца не может быть конца… Если есть кто, исчисливший звезды на небе, пусть он исчислит чудеса, сотворенные рукой Лалибэлы». И дальше: «Послушайте, возлюбленные, я поведаю вам, как произошло исхождение сих церквей из недр земли, и как создание их было без дерева и глины, без верёвок, без крыши и балок».
Попасть в Лалибэлу даже в наши дни — дело не простое. Снизу, с дороги, удивительные храмы просто не видны. Чтобы увидеть город целиком, .нужно вскарабкаться по склону близлежащей горы наверх. Церкви уходят в скальную толщу. Сначала в плотном туфе вырубали вертикальные траншеи глубиной до нескольких десятков метров. Они опоясывали колоссальные монолитные прямоугольные глыбы — «заготовки» для храмов. Затем в этих глыбах каменотёсы вырубали помещения и внутреннее убранство — так рождались колонны, капители, барельефы, скульптуры… Под умелыми руками мастеров появлялись купола, веранды и двери. Позже прорезались окна — всё это из единого тела скалы, без применения какого-либо цементирующего состава. Шлифовка, роспись стен и установка богатой церковной утвари венчали дело.
Даже смерть негуса Лалибэлы не прервала строительство. Более того, его вдова построила в память о супруге одиннадцатую церковь. Позже возникли ещё две. Среди всех этих храмов нет двух сколько-нибудь похожих, все — «не с одной раскраской и не с одним устроением». Церкви, построенные при жизни Лалибэлы, разделены на две группы по пять и соединены между собой проложенными в толще скал туннелями, расположенными на разных уровнях. Сторонний наблюдатель, если повезёт, может сверху увидеть спешащего куда-то монаха, который, слегка согнувшись, ловко входит в чёрную дыру узкого туннеля в «верхнем городке» и появляется на выходе уже в 250-300 метрах оттуда в «нижнем городке». Увидев такое, можно по достоинству оценить длину скальных коридоров.
Церковь Святого Георгия, которого, отметим, своим покровителем считают не только эфиопы, стоит несколько в стороне от остальных. Она вырублена в виде крестообразной в плане башни с равными поперечинами креста и имеет высоту (а возможно, правильнее сказать глубину) около 12 метров. В ходе строительства она сначала была вытесана как блок в скале, и только потом ей придали форму греческого креста, а уж под конец выдолбили внутреннюю часть. От скалы, из которой его изготовили, храм отделен траншеями десятиметровой ширины, крыша же его расположена на уровне поверхности земли.

Армия ангелов

Самым крупным сооружением Лалибэлы стала церковь Христа Спасителя. Она имеет высоту 11,6, длину 33,7 и ширину 23,7 метра. Единственным её украшением являются 28 массивных колонн, увенчанных строгими капителями — именно эта аскетическая простота придаёт ей необычайную выразительность. Из этого храма имеется небольшой проход, прорубленный в стене-скале, и через него можно попасть в просторный двор церкви Девы Марии. Впрочем, это скорее не двор, а котлован объёмом 8000 кубических метров, выбитый в скальной породе. В этом дворе-котловане часто собираются священники, монахи, псаломщики, ученики церковных школ и паломники. Храм Девы Марии был полностью построен раньше других, и его интерьеры отличаются богатством орнаментов, барельефов, скульптур, тонкой проработкой всех деталей. Весьма необычно выглядят его окна, вырезанные в форме римских и греческих крестов, свастик и плетёных крестов. Интересно, что центральная колонна во внутренней части церкви обёрнута тканью. Легенда гласит, что в одном из видений Лалибэле явился сам Иисус Христос, Который коснулся этой колонны, и на ней таинственным образом появились письмена, сообщающие о прошлом и будущем. И тогда негус распорядился закутать колонну тканью, ибо не всякий смертный готов познать истину.
Если храм Девы Марии занимает центральную часть большого двора-котлована, то в его северной стене высечена церковь Креста, а на противоположной стороне двора находится церковь Богородицы, посвящённая мукам Пресвятой Девы.
И все эти великолепные церкви по большей части были созданы за какие-нибудь четверть века. Несколько сотен эфиопских мастеров-умельцев, «достигших полноты премудрости», воплотили замысел святого царя удивительно быстро. Простыми кирками с высочайшей точностью были вырублены десятки тысяч кубометров скальных пород. Средневековый текст говорит о точности проведённой работы, что «ни серебряных дел мастер, ни скульптор восковых фигур не могли сделать лучше». При» строительстве ошибки не допускались. Один лишний или слишком сильный удар по скале мог разом испортить многолетний труд сотен людей. Так что не случайно тысячи местных христиан и паломников из самых отдалённых областей Эфиопии, ежедневно приходящих помолиться в подземные залы церквей, придерживаются теории божественного вмешательства в то давнее строительство: якобы царю Лалибэле с небес была послана на помощь целая армия ангелов, которые и построили все 13 храмов за одну ночь.

Журнал: Тайны 20-го века №44, октябрь 2020 года
Рубрика: Шедевры архитектуры
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: яма, Городовиков, церковь, православие, христианство, Тайны 20 века, храм, Эфиопия, скала



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —