Высочайшую гору мира Эверест (8848 метров над уровнем моря) называют «горой-убийцей» за то, что ежегодно на её склонах гибнут десятки альпинистов. Но зловещая репутация не остановила советских спортсменов: первым из них взошёл на Эверест уникальный спортсмен Владимир Балыбердин.

Владимир Балыбердин: Альпинисты СССР на Эвересте

Владимир Балыбердин: Эверест - покорение горы советскими альпинистами

Панические атаки

Первые попытки восхождения на Эверест датируются 1920-ми годами. Десятки экспедиций из разных стран оказались неудачными. Альпинисты, не достигнув цели, были вынуждены возвращаться в базовые лагеря. Недостаток кислорода, ураганный ветер в сочетании с низкими температурами (до -50 °С) останавливали смельчаков зачастую в нескольких сотнях метров от вершины. Многие из них жаловались, что их мучили галлюцинации, они теряли ориентировку, их одолевали панические атаки. Медики объяснили это тем, что при недостатке кислорода нарушается работа мозга.
По ходу восхождений и на спусках спортсмены несли тяжёлые потери. По оценкам экспертов, более двухсот трупов альпинистов в настоящее время покоятся на склонах Эвереста. Некоторые, обледенев, Лежат там десятки лет. Спустить их вниз не представляется возможным по чисто техническим причинам (вертолёты не летают на таких высотах). Восходители признаются, что некоторые тела используются ими как ориентиры.
Первым документально подтверждённым восхождением на Эверест стала британская экспедиция 1953 года.
29 мая в 11.30 по местному времени двое участников экспедиции — новозеландец Эдмунд Хиллари и сопровождавший его непальский шерп Тенцинг Норгей достигли цели. На вершине они сделали памятные фотоснимки, закопали в снег кулёк с конфетами и маленький крест.
Этот успех вдохновил альпинистов, и в последующие годы десятки спортсменов достигали вершины Эвереста. При этом фиксировались уникальные рекорды. К примеру, самый быстрый подъём совершили швейцарцы Эрхард Лоретан и Жан Тройле в 1986 году. Они прошли северную стену без кислородных приборов, палаток и верёвок (а выше 8000 метров — даже без рюкзаков). Спортсмены двигались днём и ночью и достигли вершины за 42 часа. Скользящий спуск занял менее пяти часов. Этот оригинальный стиль восхождения получил название «обнажённая ночь».

Громкий резонанс

К покорению Эвереста стремились и советские спортсмены. В застойные 1980-е была популярна песня Александры Пахмутовой со словами: «Мы хотим всем рекордам наши звонкие дать имена!». Она часто звучала по радио и с экранов телевизоров и полностью соответствовала политике партии и правительства.
Старцы из Политбюро, стоявшие во главе огромной империи, считали, что рекорды, золотые медали и уникальные достижения советских спортсменов делают более привлекательной страну победившего социализма и доказывают, что только прогрессивный общественный строй, каковым был объявлен социализм (в пику загнивающему капитализму) способен раскрыть в полной мере все таланты и способности человека.
Поэтому инициативу покорить Эверест тогдашние лидеры СССР встретили весьма благосклонно и обещали профинансировать важное мероприятие.
Большую работу по подготовке экспедиции провёл тогдашний председатель Федерации альпинизма СССР Евгений Тамм. Он сумел убедить руководство Спорткомитета отправить в Непал заявку на восхождение на Эверест по никем ранее не освоенному маршруту — контрфорсу (крутому короткому гребню, высота которого соизмерима с длиной) юго-западной стены с выходом на западный гребень и далее по нему на вершину.
Профессиональным альпинистам маршрут казался неосуществимым. Но старцы из Политбюро были уверены — если уж советским альпинистам покорять вершину мира, то так, как этого не делал ещё никто и никогда. Они были просто обязаны совершить подвиг вопреки всем внешним обстоятельствам и во имя торжества идей социализма!

Строгий отбор

Экспедицию назначили на весну 1982 года, а подготовка к ней началась в 1979-м. Комиссия, состоявшая из опытных альпинистов, медиков, психологов, отбирала кандидатов по строгим критериям.
На восхождение претендовала сотня альпинистов, но в результате отбора их количество было сокращено до двух десятков. В течение долгих месяцев они тренировались и готовились к штурму высочайшей вершины мира. За три года спортсмены прошли шесть тренировочных сборов, совершили три восхождения на отечественные семитысячники. За состоянием их здоровья следила бригада медиков. Административная команда тщательно готовила необходимое снаряжение: палатки, экипировку, дыхательные аппараты, сухие пайки, рации…
В марте 1982 года несколькими специальными авиарейсами в Катманду были доставлены спортсмены и весь необходимый для восхождения груз. Подъёму предшествовала интенсивная подготовка, в ходе которой был обработан маршрут и организованы базовые лагеря на разных высотах. Помощь альпинистам оказывали местные проводники-шерпы, которые сразу предупредили, что выше восьми тысяч метров не пойдут.
Штурмовой лагерь вызвались установить и оборудовать Владимир Балыбердин и Эдуард Мысловский. Они договорились с руководителем экспедиции Евгением Таммом, что сразу после оборудования лагеря начнут восхождение. Евгений напутствовал их такими словами: «Вам предстоит совершить настоящий спортивный подвиг. Однако должен вас предупредить: если почувствуете, что силы на исходе, не рискуйте жизнью и сразу начинайте спуск».

Последний бросок

На штурм вершины (его руководство экспедиции назвало «последним броском») вышли Владимир Балыбердин и Эдуард Мысловский. Покорение Эвереста не обошлось без ЧП — Мысловский потерял равновесие, чудом удержался на склоне, но при этом упустил в пропасть свой рюкзак со спальным мешком, фотоаппаратом, тёплыми рукавицами, «кошками», баллонами с кислородом, флагами и многим другим.
Владимир отдал свои баллоны с кислородом погрустневшему напарнику, а сам продолжил подъём. К тому же он взял на себя связь с руководством по рации, в результате чего Евгений Тамм был в курсе происходившего. Труднейший маршрут на грани человеческих возможностей успешно завершился 4 мая 1982 года. Первым на вершину Эвереста взошёл Балыбердин, а спустя полчаса к нему присоединился Мысловский. Владимир доложил Тамму, что вершина покорена, и тут же начал кино — и фотосъёмку, дабы запечатлеть триумфальный момент.
Пробыв на «вершине мира» примерно час, советские альпинисты начали спуск.
Стоит отметить, что спуск в условиях низких температур и ураганных ветров даже более опасен, чем подъём. Статистика показывала, что именно на спуске гибнет в два раза больше спортсменов, нежели при подъёме.
Дополнительные сложности у Эдуарда и Владимира возникли ещё и, потому, что кислородом (а он был на исходе) мог пользоваться только Мысловский. К тому же силы у смельчаков почти иссякли. Их ждала неминуемая гибель, если бы навстречу им из промежуточного лагеря не отправились опытные альпинисты Сергей Бершов и Михаил Туркевич. Встреча состоялась, и в результате Балыбердин и Мысловский получили необходимое оборудование, экипировку, питание и продолжили спуск, а Бершов и Туркевич ночью начали подъём и достигли вершины в кромешной темноте. Это ночное восхождение на Эверест стало первым в истории!
8 следующие дни до 9 мая включительно Эверест сумели покорить ещё семь советских спортсменов. 10 мая резко ухудшилась погода, и другим спортсменам из нашей делегации подняться на Эверест не удалось.

Задание партии выполнено!

9 мая 1982 года руководитель экспедиции Евгений Тамм направил телеграмму в Кремль на имя генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Она начиналась словами: «Дорогой Леонид Ильич, задание партии выполнено. Эверест покорен советскими альпинистами. Посвящаем этот рекорд 60-летию со дня образования СССР».
Надо отметить, что в последующие годы повторить труднейший маршрут к вершине Эвереста так никому и не удалось.
Руководство страны отметило героев правительственными наградами и званиями заслуженных мастеров спорта. Вернувшись на родину, они прошли длительные восстановительные сборы.
Из многочисленных публикаций, посвящённых первому советскому спортсмену, покорившему высочайшую вершину мира, можно было узнать, что Владимир Балыбердин родился в 1948 году в Алтайском крае. Получив аттестат зрелости по окончании средней школы, он отправился в город на Неве, где штудировал науки в Электротехническом институте связи имени М.А. Бонч-Бруевича. Работал инженером в различных организациях. Альпинизмом начал заниматься в 1969 году. В 1978 году получил звания кандидата в мастера спорта по альпинизму и кандидата в мастера спорта по скалолазанию. В 1981 году на пике Коммунизма выиграл первенство СССР в высотно-техническом классе. В дальнейшем трудился в должности инструктора альпинизма Ленинградского городского совета ДСО «Спартак» и участвовал в многочисленных альпинистских проектах.
В 1992 году Владимир Балыбердин возглавил российско-американскую экспедицию на гору Чогори (8611 метров) и стал первым в стране альпинистом, покорившим три самые высокие вершины мира.
Распад СССР (как и большинство россиян) Владимир пережил трудно. Финансирование спорта резко сократилось, прилавки магазинов опустели, была введена карточная система. Чтобы содержать семью (жену и трёх дочерей), Балыбердин вынужден был подрабатывать таксистом.
В ночь на 22 июля 1994 года он на своём автомобиле вёз четырёх пассажиров и на перекрёстке был протаранен финским грузовым трейлером, мчавшимся на красный свет. Великий альпинист и его пассажиры погибли на месте.
Последнее упокоение Владимир обрёл на Южном кладбище Санкт-Петербурга.

Журнал: Тайны 20-го века №46, ноябрь 2020 года
Рубрика: Первопроходцы
Автор: Владимир Барсов

Метки: СССР, Тайны 20 века, гора, альпинизм, Гималаи, Непал, Эверест, Балыбердин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+