Альтернативная история Гражданской войны

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В 1917 году нашу державу потрясли две революции, а за ними — кровавый гражданский конфликт. Результатом четырёхлетней войны стала победа Рабоче-крестьянской Красной армии, разгром военных формирований Белого движения и установление в стране социализма. С тех времён минуло 100 лет, но до сих пор многие из наших соотечественников задаются вопросом: а что, если бы Гражданская война закончилась не так, как написано в учебниках? По какому пути двинулась бы тогда Россия и куда пришла бы сегодня?

Фото: альтернативная история Гражданской войны
Официально считается, что Гражданская война в России началась в феврале 1918 года. До этого столкновения носили неорганизованный локальный характер. К весне 1918 года окончательно сформировались центры антибольшевистского движения. Против Ленина и компании выступили кадеты, меньшевики, эсеры, сепаратисты с национальных окраин, значительная часть казачества.

Февральские повороты

Бывшие царские генералы формировали Добровольческую армию. Германия оккупировала Украину, румыны захватили Бессарабию. Английские, французские, американские и японские части высадились в Мурманске, Архангельске, Владивостоке.
В условиях тотального окружения и интервенции большевики сумели создать Красную армию, а затем перейти от обороны к наступлению и восстановить контроль почти над всей территорией России. Белое движение потерпело поражение, а его участники были вынуждены бежать из страны.
Мы знаем всё это с самого детства, но что мешает нам на минутку предположить иной исход Гражданской войны? Ведь колесо истории запросто могло повернуться и в другую сторону.
К концу лета 1918-го и весь 1919 год положение советской власти было весьма шатким. Лев Троцкий говорил: «Если бы белогвардейцы выдвинули лозунг о «крестьянском царе», мы бы не продержались и недели». Даже без лозунгов о царе, стоило белым найти резервы и усилить натиск на фронтах, стоило странам Антанты увеличить военную помощь белым генералам, стоило, в конце концов, состояться убийству Ленина, и исход войны изменился бы кардинально.

Штыки и розги

Самый позитивный для белых сценарий мог развиваться примерно так: перерезав артерию снабжения по Волге, белогвардейцы взяли бы Москву и Петроград. После волны страшных репрессий были бы зачищены сторонники большевизма на местах. Верховным правителем на какое-то время оставался бы Колчак, по крайней мере, до подавления сепаратизма на окраинах империи и уничтожения очагов партизанского движения.
В качестве государственного устройства была бы избрана либо республика, либо конституционная монархия. На престол сел бы кто-то из уцелевших великих князей. В Россию вернулись бы сбежавшие от революции землевладельцы и крупные заводчики.
Абсолютная монархия к началу XX века превратилась в отживший раритет. В отсутствие такого тормоза, Россия шагнула бы на путь экономического развития. Уже через тридцать лет её ждало бы положение мирового лидера.

Нет у революции конца…

Как ни обидно сторонникам монархизма, но приведённый выше сценарий весьма маловероятен. Исследователям нельзя забывать о том, что разрозненные представители Белого движения не имели даже сколько-нибудь внятной политической программы. Здесь существует несколько вариантов дальнейшей судьбы России, но все они в той или иной мере негативны. Кроме того, революционная ситуация, сложившаяся в России, никуда бы не исчезла. Пролетариат и крестьянство, уже ощутившие вкус свободы, вряд ли отказались бы от борьбы. Под гнётом репрессий идея просто ушла бы в подполье, а противостояние опять приобрело характер подрывной и террористический. Кроме того, не стоит забывать про Коминтерн и мировую революцию, сторонников которой среди революционеров было подавляющее большинство. Уж эти-то точно оружие не сложили. И конечно, первыми поддержали бы новое русское подполье всё те же самые англосаксы.
Британцев отнюдь не интересовало восстановление России. Как раз наоборот. Схема «разделяй и властвуй» давным-давно стала фирменным стилем элиты Англии, а следом и США. Сначала спонсирование антигосударственных элементов, а затем втягивание соседей во внешнюю или внутреннюю войну… Это работало безотказно.
Не нужно быть провидцем, чтобы предсказать новую революцию. И началась бы она, конечно, в районе 1941 года, по странной «случайности» совпав с новым военным конфликтом.
Другим вариантом завершения Гражданской войны мог стать распад Российской империи, скажем, по Уралу, с попутным отделением национальных окраин. Такой исход вполне удовлетворил бы главных интересантов конфликта: вместо огромной опасной и единой России они получили бы двух ярых антагонистов. Оставалось только подбрасывать дров в этот костёр, да продавать драчунам оружие.
Ещё более выгодным для англосаксов вариантом стал бы распад России на несколько государств-княжеств, уже совсем легко попадающих в экономическую и политическую зависимость от «спонсора». Возможности к тому были преизрядные, поскольку многочисленные Красновы, махно и петлюры вполне могли претендовать на собственные куски пирога.

Красное и прочее

Получается, что только решение внутренних проблем позволяло России выйти из Гражданской войны с положительным балансом. А решение межклассовых вопросов давала лишь победа большевиков.
Впрочем, есть ещё один вариант завершения Гражданской войны. Вариант этот выглядит невероятным, но история знает достаточно примеров невероятных событий.
Историки сходятся во мнении, что «союзники» по Антанте помогали Белому движению, но не так, чтобы слишком. Победа белых и восстановление страны их не устраивала. Идеальным вариантом была затяжная война, долгоиграющий конфликт с тысячами убитых и полным обрушением экономики.
Представьте себе, что, двигаясь в рамках этой парадигмы и поочерёдно дозируя гласную и негласную помощь обеим сторонам конфликта, англичане добились бы этой самой затяжной войны.
В рамках этой модели к 1920 году разбитые войска Деникина оказались бы вместе с войсками Врангеля оттеснены в Крым. Юденича отбросили бы в Эстонию.
Основные боевые действия сосредоточились бы на восточном фронте и велись с переменным успехом, превратившись в некое подобие окопной войны.
Летом 1923 года японское командование, потеряв терпение, нарастило бы военный контингент и с молчаливого попустительства Англии начало активную оккупацию Дальнего Востока. Произошли бы столкновения с войсками атамана Семёнова. Атаман Гамов был выбит из Благовещенска.
Понимая необходимость противодействия явной агрессии, зная, что его части не смогут драться на два фронта, а также имея агентурные данные о том, что англичане играют на оба фронта, адмирал Колчак предложил бы большевикам начать тайные переговоры. В начале осени красное руководство, тоже понимавшее сложность положения, ответило согласием. Предположим, что Ленин, чувствовавший себя все хуже, поручил бы ведение переговоров не Льву Троцкому, а Иосифу Сталину. Белая и красная делегации встретились бы под Красноярском.
Несмотря на всю сложность достижения компромиссов, Сталин и Колчак смогли бы прийти к соглашению. Зимой 1923 года в результате совместных действий двух, казалось бы, непримиримых антагонистов Дальний Восток был бы очищен от японцев.
Пользуясь своим авторитетом, Колчак склоняет к сотрудничеству с большевиками большинство белых генералов, аналогичный процесс идёт и в стане большевиков. К середине 1924 года Объединённые войска устанавливают контроль над Украиной и Кавказом. В возникающий союз входят Финляндия и Средняя Азия. Несговорчивость проявляют поляки и Врангель, но барон погибает в результате несчастного случая, и Крым все же присоединяется. Польша разделилась на Восточную и Западную. Восточная Польша присоединилась к вновь образованному государству, названному СССР — Справедливый Союз Суверенных Республик.
В основу политического устройства Союза легла бы республиканская модель с чрезвычайно широкими социальными функциями государства. Главным законотворческим органом стала Народная дума, формируемая из представителей разных сословий. Государство за счёт налогов обеспечило всеобщее образование и медицинскую помощь. Часть сырьевого производства, заводов и фабрик перешла под протекторат государства, часть осталась в частном владении. При этом всех владельцев обязали согласовывать вопросы управления с Рабочими Советами.
К началу 1940-х годов Союз Суверенных Республик из отсталой аграрной страны превратился бы в мощную индустриальную державу, и в июне 1941 года, когда разразилась новая война с Германией, русские танкисты пошли бы в бой на машинах РБ-34, произведённых в тульских филиалах «Руссо-Балта».

Журнал: Загадки истории №1/2, январь 2020 года
Рубрика: Альтернативная история
Автор: Виктор Штерн

Метки: Загадки истории, война, Гражданская война, большевики, РККА, Белое движение, Колчак




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —