Лето 1967 года в Штатах принято называть «горячим и долгим», но не из-за сексуальной революции хиппи, а из-за настоящей революции, вспыхнувшей в «чёрных» кварталах американских городов. Всё начиналось как борьба цветных граждан за свои права, но, как водится, вылилось в битьё витрин и грабёж магазинов.

Бунт негров в Детройте

Детройтский бунт: Долгое жаркое лето 1967 года

По распространившемуся в последнее время мнению правоохранительные структуры всякой страны, а уж тем более самой развитой в мире демократии, обязаны действовать против любых оппозиционных выступлений только по-вегетариански толерантно. Однако в самих США 50 лет назад всё обстояло совсем не так.

Армия Питера Фракса

Считается, что старт «долгому горячему» лету дал Питер Фраке. В начале июня 1967 года афроамериканец начал выходить к зданию окружного суда Огайо с одиночным пикетом. Питер протестовал против несправедливого, по его мнению, задержания двоюродного брата, Постела Ласки, обвинённого полицией городка Авондейл в изнасиловании и убийстве шести женщин.
Протест длился недолго — судебные приставы живо скрутили надоедливого пикетчика. На следующий день присяжные признали Ласки виновным. Теперь преступника, мнимого или реального, ожидал электрический стул, против же самого Фракса возбудили уголовное дело. Спустя ещё один день перед окружным судом собралась целая толпа афроамериканцев, требующих освобождения братьев.
Сначала собравшиеся вели себя мирно, но, когда полиция по уже устоявшейся практике попыталась их разогнать, внезапно оказали слаженное сопротивление. В начавшейся драке двое правоохранителей получили серьёзные травмы, но это были лишь цветочки.
На самом деле ситуация назревала давно. Десятилетие, предшествовавшее «горячему лету», было ознаменовано серьёзными демографическими изменениями в составе населения городов. Происходила своего рода массовая миграция: обеспеченные белые американцы начали переезжать в пригороды, в более удобные и комфортные условия (благо, личный транспорт сделался максимально доступным). Цветные же обитатели сельскохозяйственного Среднего Запада и Юга стали перебираться на промышленный Север и Запад США, заселяя районы крупных городов.
За 1960-е годы переселилось более двух миллионов человек. Теперь в десятке крупнейших городов проживала треть всех афроамериканцев страны. Но если в Нью-Йорке или Чикаго негритянские гетто существовали и раньше, то такие города, как Детройт, Балтимор, Хьюстон или Ньюарк, ранее были абсолютно «белыми».
При этом чёрные, как и прежде, оставались сильно ограничены в доступе к образованию, социальным лифтам, профессиям. Поэтому многочисленные «чёрные» районы городов превратились в рассадники преступности, проституции и нищеты. Расовую сегрегацию хоть официально и сдали в архив, но память о ней пропитывала отношения между цветными и белыми буквально насквозь. Усугубляла ситуацию и начавшаяся вьетнамская война.

Бессмысленный и беспощадный негритянский бунт

Следующим пунктом на пути «чёрной» революции стал Авондейл, когда-то совершенно «белый», но теперь на 92% населённый неграми. На улицы города вышли толпы, требующие освобождения Ласки и Фракса. Полиция задержала два десятка протестующих. Старт был дан: по центру Авондейла прокатилась волна погромов. Тысячи темнокожих били витрины, переворачивали и жгли автомобили. После того как погромщики насмерть забили белого подростка, губернатор ввёл в населённый пункт национальную гвардию, экипированную автоматическим оружием.
Одновременно с беспорядками в Авондейле закипел город Буффало в штате Нью-Йорк. Только за одну ночь там вспыхнуло 200 локальных пожаров. Толпа била пожарных, пытающихся тушить огонь. На третью ночь погромов обозлённые полицейские начали стрелять. 40 человек получили ранения, 14 — были убиты.
Протестующие в Ньюарке (штат Нью-Джерси) оказались настроены столь решительно, что власть в городе на четыре дня целиком перешла в их руки. Поводом для восстания стала «фейковая» новость об убийстве полицейскими одного из активистов организации «Чёрные пантеры». Ньюарк стал первым городом, где по полиции, а позже и по армии открыли ответный огонь. За неделю погибло 30 человек, в том числе восемь стражей порядка.
Выступления с многочисленными убитыми и ранеными, как чернокожими, так и белыми, прокатились по Плейнфилду, Атланте, Цинциннати, Портленду, Кембриджу, Милоуки, Толедо. Особого градуса уличные бои достигли в Детройте, столице американского автопрома.
Дело в том, что здесь существовал негритянский средний класс, квалифицированные рабочие. К середине 1960-х годов выяснилось, что за приличным промышленным фасадом скрыта куча проблем.
Конфликт начался с ареста посетителей бара «Слепая свинья», а затем выплеснулся на улицы. Загорелись полицейские участки. Для, подавления смуты губернатор вызвал национальную гвардию, отменил бейсбольные матчи и ввёл комендантский час. Уговорить людей разойтись по домам пытались чернокожие звезды бейсбола, однако все было тщётно. Пытаясь решить дело миром, к протестантам вышел член правительства США. Он был серьёзно избит и попал в больницу.
Постепенно к беспорядкам присоединились жители небогатых белых кварталов, увидевшие возможность безнаказанно грабить магазины. Протестующие попытались взять штурмом штаб-квартиру полиции и разгромили редакцию газеты Detroit Free Press, считавшейся рупором белых.
Утром 25 июля президент Линдон Джонсон приказан армии США взять Детройт штурмом. Уже во второй половине дня в город вошли две десантные дивизии и бронетехника. Танки оборудовали бульдозерными ковшами для сноса баррикад. За два дня боёв погибло более сотни человек, тысячи получили ранения. Для содержания арестованных Центральный стадион Детройта был превращён в концлагерь.

Чёрные пантеры с дробовиками

Основной боевой силой уличных беспорядков 1967 года стала радикальная афроамериканская организация «Чёрные пантеры». Официально отряды «пантер» появились в Калифорнии в начале 1960-х годов. В отличие от Мартина Лютера Кинга, создатели организации выступали не за мирное решение проблем, а за борьбу с оружием в руках.
Позиционируя себя как отряды вооружённой «чёрной» самообороны, афрорадикалы дрейфовали между левыми идеями Мао, Че Гевары, цветного сепаратизма и негритю-да (идеологии превосходства негроидной расы), но всегда тяготели к элементарному криминалу и «крышеванию» преступности в гетто.

Революция, которой не было

По факту «долгое жаркое лето» не вылилось ни в какую революцию. Нанесённый ущерб составил миллиарды долларов, но ни к каким социальным сдвигам протесты не привели. Все ограничилось разбитыми витринами, сожжёнными домами, мародёрством, жертвами среди погромщиков, полицейских, пожарных, случайно подвернувшихся обывателей.
Это можно объяснить двумя факторами. С одной стороны, американские спецслужбы, в частности ФБР, в течение долгого времени целенаправленно выбивали лидеров «пантер», видевших будущее группировки в переходе на уровень политической партии. Тем самым главная силовая структура негритянских выступлений оказалась сознательно мар-гинализирована. Реальная борьба за права ушла на второй план, на первом остались погромы и грабёж. С другой стороны, правоохранители и военные образца 1967 года были достаточно сильны и решительны, поскольку ощущали за спиной поддержку государства и понимали, что имеют полный карт-бланш на решение проблемы любыми средствами.
Сегодня, спустя 50 с лишним лет, ситуация во многом начинает повторяться. Разница в том, что за погромами уже не стоит совершенно никакая политическая идеология, кроме той, что далёкие потомки угнетателей должны компенсировать ущерб далёким потомкам угнетённых, значит, лозунг «грабь награбленное» можно ставить во главу угла, а погромы с общественной точки зрения как бы совершенно легитимны.
Ещё одно важное отличие заключено в направляющих силах процесса. Движение BLM гораздо менее организованно и более аморфно, чем «Чёрные пантеры». Апеллируя к вопросам четырехсотлетней давности, BLM, в отличие от «пантер», не имеет сколько-нибудь внятной идеологии или оформленных тезисов. При этом во властных структурах США уже звучат голоса о репарациях и выплатах прапраправнукам африканских рабов, а значит, правоохранители, не чувствуя за спиной поддержки, теряют уверенность, многие уже не хотят никого защищать и предпочитают ни во что не вмешиваться. Сложно делать какие-либо прогнозы, но если в 1967 году силовики защитили монополию власти на насилие, то сегодня невольно возникают мысли о вполне вероятном распаде США.

Журнал: Загадки истории №35, сентябрь 2021 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Виктор Штерн

Метки: Загадки истории, лето, бунт, США, 1967, негры, Детройт, беспорядки





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-