Пабло Эскобар — персона, не нуждающаяся в представлении, шш Человек невиданной наглости и дьявольской харизмы, богатейший наркобарон в истории и беспринципный убийца, от чьей жестокости даже прожжённые бандиты просыпались среди ночи в холодном поту, Эскобар, тем не менее, по сей день считается народным героем Колумбии. Этаким защитником обделённых и непримиримым бойцом с системой, коим он сам же себя и называл. В конце концов корона этого легендарного образа настолько покосила его ментальную «кровлю», что Патрон перешёл все границы дозволенного даже по меркам вольготного латинского криминала. Эскобара надлежало срочно обуздать, но он казался недосягаем. Тогда властям пришлось пойти на беспрецедентные меры — доверить нелёгкое бремя правосудия полукриминальной радикальной группировке, состоявшей из бывших членов наркокартелей, преступников и ультраправых партизан.

Los Pepes - борьба с наркокартелем Пабло Эскобара

Группа Лос пепес в Колумбии: Радикалы против наркобаронов

Пабло Эскобар - история наркобарона

Все великие люди с чего-то начинали, и Пабло Эскобар не был исключением. До того, как стать королём всея кокаина Колумбии, он перепробовал самые разные профессии: от похитителя надгробий до изготовителя фальшивых лотерейных билетов, и, будучи ещё неоперившимся юнцом, осознал, что всё это семечки — самую жирную прибыль приносят наркотики и рэкет. В 1977 году хваткий импресарио объединился с тремя крупными наркоторговцами — братьями Очоа, Карлосом Ледером и Хосе Гонсало Родригесом Гача — и основал печально известный Медельинский картель. Спустя два года 30-летний Патрон сделал Колумбию кокаиновой столицей мира и контролировал 80% оборота наркотиков в США, став одним из самых богатых людей на планете.

Наркоторговля, вымогательства, незаконный оборот оружия, похищения, тайные убийства и показательные расправы оказались весьма эффективной бизнес-стратегией. Чистый доход империи Эскобара на пике могущества достигал 60 млн. Долларов. Не в год и не в месяц — в день! Личное состояние и активы Патрона на тот момент были так велики, что он мог позволить себе в буквальном смысле сорить деньгами. Пока одна рука Капо душила оппонентов (оппозиционеров, партизан, фермеров и не в меру принципиальных функционеров), другая строила дома и кормила сирых и убогих, коих в Колумбии было более чем достаточно. В Медельине появились целые жилые районы, которые в народе прозвали cuartos de Pablo Escobar — «кварталы Пабло Эскобара».

Разумеется, наркобарон делал всё это не просто по доброте душевной. Он лелеял мечту пробиться в правительство, а потому наряду с армией бюрократов содержал слаженный оркестр проплаченных СМИ, которые неустанно задавали правильную музыку. Конечно, все понимали, откуда у Эскобара столько денег, но доказать причастность улыбчивого филантропа к преступному миру было невозможно: он никогда не действовал самостоятельно и предпочитал проворачивать грязные дела с помощью проверенных сикарио.

От наркобарона к террористу

Вложения принесли плоды: уже в 1982 году Эскобара назначили на пост заместителя конгрессмена. Казалось бы, вот он, вожделенный трамплин в большую политику, однако после переезда в столицу выяснилось, что в Боготе о «меде-льинском Робин Гуде» слыхом не слыхивали и для членов правления великий и могучий Пабло Эскобар был лишь очередным выскочкой с мутным прошлым. Впервые об этом открыто заявил лидер предвыборной гонки Луис Карлос Галан, окрестивший Эскобара «преступником, пытающимся проложить кокаиновую дорожку к креслу президента». После этого министр юстиции Родриго Лара Бонилья развернул полномасштабную кампанию по остановке вливания наркоденег в предвыборные мероприятия, из-за чего в январе 1984 года Эскобара исключили из Конгресса без права возвращения. Примерно в то же время президент Рональд Рейган объявил войну кокаиновому трафику и быстро договорился с колумбийским правительством об экстрадиции всех наркобаронов на территорию США для предания их американскому правосудию.

Подобную «несправедливость» несостоявшийся эль президенте воспринял не просто как неудачу, но как личное оскорбление (ещё бы, столько стараний коту под хвост!), и самозабвенно принялся мстить. Его неуёмная жажда власти вылилась в полноводный поток расправ над представителями власти и оппозиционерами. Одной из первых жертв вендетты, что показательно, стал министр Бонилья. Весной 1984 года боевики превратили его автомобиль в груду пропитанного кровью металлолома.

В 1989 году Эскобар вновь попытался пойти на сделку с правительством для отмены экстрадиции, но власти ответили отказом. Тогда Капо ответил террором. Сикарио пуще прежнего принялись убивать полицейских, чиновников и судей Верховного суда, занимавшихся делами наркоторговцев. 18 августа 1989 года погиб раскусивший Патрона Галан.

Воспользовавшись учащением ночных облав, члены картеля начали открыто настраивать народ против власти. Усилилась «мобилизация» так называемых одноразовых бойцов — парней из трущоб, напрямую не связанных с картелем, которых вербовали и вооружали прямо на улице. Параллельно действовала сколоченная из левых партизан террористическая группировка Los Extraditables, организовавшая, помимо прочего, захват Дворца правосудия в Боготе, в ходе которого были уничтожены документы об экстрадиции колумбийских дилеров в США и убиты 97 заложников, включая 11 из 24 судей. Самое страшное, что зачастую вместе с жертвами погибали и их близкие: для Эскобара семья была величайшей ценностью, а потому и своих врагов он стремился ударить как можно больнее.

За две недели до президентских выборов в одной лишь столице боевики Медельинского картеля устроили семь взрывов, в результате которых погибло и пострадало порядка 500 человек. Но главный козырь Эскобар приберёг напоследок. В день голосования, 27 ноября 1989 года, по его приказу был взорван пассажирский самолёт, на котором должен был лететь будущий президент Колумбии Сесар Гавирия Трухильо. Самого Трухильо на борту не оказалось, зато там оказались 110 ни в чём не повинных граждан. Никто из них не выжил.

Золотая клетка

В декабре 1991 года руки картеля дотянулись до родственников нескольких высокопоставленных лиц, после чего власти наконец пошли на сделку с Эскобаром. В обмен на отмену выдачи США кокаиновый король добровольно сдался правоохранителям и после недолгого разбирательства отправился в тюрьму на пять лет. Правда, не в простую каталажку. Он отбывал наказание в La Catedral — тюрьме, построенной на деньги самого наркобарона для собственного комфортабельного пребывания. Это был огромный особняк в горах Энвигадо с шикарно обставленными комнатами, баром, бильярдом, теннисным кортом, футбольным полем, бассейном, джакузи, водопадом и прочими несвойственными исправительным заведениям атрибутами. Вместе с другими «раскаявшимися» воротилами картеля Эскобар ежедневно закатывал в этой, с позволения сказать, тюрьме вечеринки с девочками и алкоголем, беспрепятственно выбирался на гулянки в город. А заодно казнил неугодных на закрытой территории особняка.

Именно такая участь постигла Герардо Монкаду и Фернандо Галеано — поверенных, оставшихся на делах картеля в отсутствии боссов. Не прошло и нескольких месяцев, как их якобы уличили в воровстве, после чего Эскобар решил обстоятельно побеседовать с ними. В течение трёх дней наместников долго и изощрённо пытали, Их заставляли дышать парами смеси бензина, воды и мыла, мгновенно вызывающими удушье, и применяли на них излюбленный метод допроса Медельинского картеля — пытку электричеством, при которой одна клемма подключалась к большому пальцу левой ноги, вторая к гениталиям, после чего пускался ток. После такого жертвы были готовы сознаться в чём угодно, лишь бы прекратить мучения. После повинной Монкаду и Галеано убили прямо в тюрьме, а их тела расчленили и сожгли, замаскировав казнь под барбекю.

С приветом, Лос Пепес

Возможно, очередная расправа Эскобара так и упокоилась бы мёртвым грузом в копилке его прегрешений, однако даже самые жуткие кошмары рано или поздно теряют власть над умами. Многолетняя война с правительством, основательно испортившая жизнь всем колумбийским наркобаронам, и неуправляемый террор настроили прочих игроков теневого мира против Патрона, который возомнил себя царём и богом. Воспользовавшись внутренними разборками картеля, «Джентльмены из Кали» — главные конкуренты Эскобара — решили, что с кокаиновым королём пора кончать.

В начале 1990-х годов на деньги картеля Кали была создана радикальная группировка Los Pepes (акроним от ИСП. Perseguidos рог Pablo Escobar — «Преследуемые Пабло Эскобаром»), которая занялась отловом и убийством всех, кто хотя бы косвенно был связан с Медельинским картелем. Стоит сказать, что ещё в 1989 году по инициативе правительства была создана аналогичная группа, но народ наотрез отказывался сотрудничать с законниками. «Лос Пепес» же были «своими парнями» из числа ультраправых парамилитарес (сил самообороны) и пострадавших от рук Эскобара, а потому в их присутствии языки развязывались куда охотнее. Ключевым преимуществом группировки было то, что у её руля стояли бывшие члены Медельинского картеля — телохранитель убитого Монкады Дон Берн и братья Кастаньо, имевшие на Эскобара не зуб, а целую акулью челюсть. Кроме того, часть добытой информации «Лос Пепес» передавали прокуратуре и спецслужбам, что обеспечивало им поддержку властей.

Как только правительству стало известно о казнях в стенах La Catedral, президент Трухильо приказал перевести зарвавшегося Патрона в настоящую тюрьму. Для этого 22 июля 1992 года к стенам особняка стянулась целая армия, но солдаты попросту цепенели от одного упоминания имени Эскобара, так что наркобарон с подручными сумел беспрепятственно покинуть «тюрьму» и скрыться в неизвестном направлении.

Эта ситуация окончательно вывела власти из себя. Был отдан негласный приказ убить Эскобара при первой возможности, чем и воспользовались «Лос Пепес». Они сожгли дом Патрона, несколько его вилл и гараж с 17 коллекционными авто, убили личного адвоката Эскобара Гвидо Парра, после чего принялись методично уничтожать плантации коки и лаборатории картеля вместе с их защитниками. Радикалы не скрывались. Напротив, оставляли послание на месте каждого акта возмездия: «Твои дни сочтены, Пабло. Никому не выжить «Лос Пепес».

Конец Медельинского картеля

Некогда могучий Медельинский картель превратился в груду агонизирующих осколков. Всего за год Los Pepes нанесли кокаиновой империи больший ущерб, чем все правительственные силы Колумбии и США, вместе взятые, за последние десять лет. «Преследуемые» почти уничтожили её ресурсную базу и убили по меньшей мере 300 сикарио, не щадя при этом родственников жертв. Это обстоятельство вынудило опального короля скрываться вдали от семьи, чтобы обезопасить близких.

Но прятаться вечно ему не удалось. 2 декабря 1993 года бойцы «Лос Пепес» выследили Эскобара в медельинском квартале Лос Оливос по телефонному разговору с сыном, который длился больше пяти минут. То ли последствия прошедшего накануне 44-го дня рождения Капо ослабили его бдительность, то ли наркобарон банально устал жить в бегах, но он позволил себе неосторожность, которую в иной ситуации никогда бы не допустил. Это и стало зацепкой для карателей. Бойцы быстро взяли его дом в кольцо, взорвали дверь и проникли внутрь, расстреляв охрану. Эскобар успел укрыться на крыше, отчаянно отстреливаясь, но холодная рука засевшего на соседней крыше снайпера оказалась вернее.

Первая пуля угодила Эскобару в левую ногу чуть выше колена, и он, не успев заметить, откуда пришёлся выстрел, принялся палить во все стороны без разбора. Дождавшись, когда у раненого хищника иссякнут патроны, снайпер выстрелил снова. Пуля насквозь прошила правую лопатку и застряла в челюсти на противоположной стороне тела, но даже такая страшная рана не смогла прикончить Эскобара. Когда стрелок «Лос Пепес» подошёл к нему, наркобарон был ещё жив. Прижав его голову ногой, мститель приставил дуло винтовки к уху и нажал на курок.

Со смертью Пабло Эскобара Медельинская кокаиновая империя перестала существовать. Как и «Преследуемые». У них была чёткая цель — и они её достигли, после чего существование группировки утратило смысл. Их не заботило даже то, что пресса приписала всю славу Особому поисковому отряду (тому самому, что с 1989 года безуспешно пытался поймать Эскобара), полиции, ЦРУ и бог весть кому ещё. Позднее большая часть бойцов «Лос Пепес» примкнула к парамилитарес Объединённых сил самообороны Колумбии, сыгравшим ключевую роль в гражданской войне с левой оппозицией.

А что касается самого Патрона, для колумбийцев он таки стал народным героем. Пусть Эскобар и был мошенником и убийцей с руками по локоть в крови, он шёл против государства, которое из-под полы творило не менее тёмные дела.

Журнал: Война и Отечество №5, май 2022 года
Рубрика: Аглая Собакина
Автор: Войны наркомафии


Метки: война, Война и Отечество, наркотики, убийство, снайпер, радикализм, Колумбия, Эскобар, картель


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023