С освоением североамериканских просторов дела у англичан шли туго. Не заладилось чуть ли не с самого начала. Показать надоедливым индейцам, кто в доме хозяин в Новой Англии, получилось только в XVII веке. Спасибо европейскому оружию, которое не подвело.

Американские индейцы и эпидемия оспы

Как индейцев Америки истребили чёрной оспой

Как поделить рай?

Читая мемуары первых путешественников, начинаешь думать, что если и есть рай на земле, то он непременно находится где-нибудь на побережье Новой Англии. В 1605 году француз Самуэль де Шамплен так описал местность: «Здесь находится множество деревень и городков туземцев, вокруг которых разбиты сады и огороды». Ему вторил английский капитан Джон Смит, правда, заикнувшись о райском месте спустя лишь лет десять. «Здесь везде царит рай», — заявил Джон Смит и предложил именовать место Новой Англией. Конечно, не всё было настолько идеально. Уж очень досаждали европейцам местные жители, с которыми надо было срочно что-то делать. Выходцы из Старого Света перепробовали уйму методов, чтобы отвадить туземцев от своих поселений, — от прямой военной силы до подкупа вождей. Но всё было тщётно. Индейцы по-прежнему считали себя единственными законными хозяевами континента.
Помимо наличия в Северной Америке несговорчивого местного населения, нарисовалась и ещё одна проблема. Материк-то не резиновый. К тому моменту почти все территории в обеих Америках было уже поделены между европейскими державами. Конечно, на карте ещё оставались кое-какие белые пятна, на которые никто не успел наложить свою европейскую лапу. Это были Карибы, не заселённые побережья Латинской Америки и северная часть Американского континента. Вот тогда-то некоторые предприимчивые англичане и решили стать пионерами Северной Америки.
Однако колонизировать северные территории оказалось не очень просто. По неизвестной до сих пор причине погибло основанное ещё в 1580-х годах поселение Роанок. Громкими провалами завершились две попытки англичан высадиться и закрепиться в пределах границ будущего американского штата Мэн. Это было в 1607 и 1609 годах. Европейцы немного не рассчитали с погодой. Зимы оказались настолько суровы, что выходцы с Туманного Альбиона не выдерживали местных морозов и снегопадов. Предприятие пришлось свернуть.
Однако вскоре в том же 1607 году колонистам наконец-то улыбнулась удача, и они основали на берегу Чесапикского залива поселение Джеймстаун, что стало грандиозным достижением. Этот город стал первой колонией, которая не погибла за первые два года своего существования. Да, было непросто. Поначалу колонистам было даже жутковато. Большая часть поселенцев умерла от голода, холода и болезней. Однако никто не спешил им на смену. Покорять Новый Свет европейцы ехали неохотно. Умереть голодной смертью можно было и где-нибудь в Йоркшире.
Однако нужно отдать должное англичанам — свои ошибки они научились не только признавать, но и исправлять. Таким образом, опыт первых желающих освоить новые земли не пропал даром. Сказалась привычка многих европейцев составлять подробные записи о происходящем вокруг. Даже провалы оказались вписаны в подробные отчёты, которые дополнялись рассказами «от первого лица» незадачливых путешественников. Своё дело сделало распространение книгопечатания в Европе. Благодаря относительной доступности первых книг по Европе быстро распространилась молва о сказочных богатствах Нового Света. Между строк небольших заметок о жизни в далёких колониях читалось — несметные сокровища лежат под ногами, их нужно только поднять. Заманчивый блеск заокеанского золота всё сильнее манил к себе, и постепенно начал набирать силу поток искателей приключений или тех, кто хотел начать жизнь сначала.
Каждая новая попытка англичан закрепиться на далёких землях была удачнее предыдущей. Понятно, что далеко не все шло по заранее составленному плану. Однако, как известно, на ошибках учатся. И вот уже спустя каких-то пять-шесть лет с момента своего основания Джеймстаун стал наконец-то приносить прибыль. В первую очередь окупились табачные плантации. Табак в те времена многими людьми считался очень сильным лекарством. Сифилис, головные боли, болезни крови, заживление ран — все эти недуги было принято лечить табачными листьями. Неудивительно, что спрос на него постоянно рос.
У северных территорий было ещё одно преимущество: они находились вдали от вездесущих испанцев, которые подмяли тогда под себя Мексику, Латинскую и Южную Америку. А значит, здесь, на краю Нового Света, можно было не беспокоиться о том, что вас коснётся эхо войн, идущих в Европе. Но была другая проблема — индейцы. С ними надо было что-то делать.

Меньше народа — больше кислорода

Понятно, что от американских индейцев нужно было избавляться, и делать это в кратчайшие сроки. На помощь пришли болезни, нечаянно завезённые на континент европейцами.
Если в 1615 году английский капитан писал о «многих городках местных жителей» на побережье Массачусетса, то спустя каких-то пять лет от них не осталось и следа. По-видимому, дело было в лептоспирозе, который занесли крысы, высадившиеся в Новом Свете с европейских кораблей. Болезнь сопровождалась рвотой, диареей, высокой температурой и жуткими мышечными болями. Заболевший не мог даже пошевелиться. Лептоспироз можно было спутать с гриппом, если бы не желтушный оиенок кожи больного. Нельзя сказать, что европейцы завезли эту болезнь специально, ведь тогда никто даже не знал ни про вирусы, ни про бактерии. Просто за тысячи лет у большинства европейцев к этим болезням выработался иммунитет. А вот у индейцев иммунитета не было.
В настоящее время лептоспироз считается забытой болезнью, хотя и сегодня от него ежегодно умирает до полумиллиона человек, а болеет около одного миллиарда. Объясняется это просто — бактерии рода лептоспира традиционно поражают беднейшие слои населения, которые проживают в условиях антисанитарии. Тревогу в современном мире по этому поводу никто не бьёт. Лептоспироз отступит сам, но только тогда, когда крысам перестанут создавать все условия для размножения. В XVII же веке эта зараза выкосила до 90% аборигенов побережья всего за каких-то два года (1617-1619).
В 1616 году часть индейского племени вампаноагов проживала между территориями, которые сейчас занимают современные американские штаты Мэн и Род-Айленд. Деревня Патухет, в которой они жили, располагалась как раз в районе Плимутского залива. Неподалёку от того места, где переселенцы с корабля «Мэйфлауэр» позднее заложили свою колонию Нью-Плимут. Болезнь скорректировала численность краснокожих, так что пилигримы ступали на весьма пустынную «землю обетованную».

Крысы опустошают Америку

Крысы на побережье, по всей видимости, проникли уже в конце XVI века. Берега Северной Америки были богаты рыбой. Туда часто наведывались китобои. В 1578 году один из хроникёров освоения Нового Света писал, что у материка постоянно плавают до 100 испанских кораблей, 20-30 кораблей баскских китобоев, до 150 французских и 50 английских рыбацких судов. Сложно представить, сколько же корабельных крыс плавало вместе с европейцами у американского побережья. На европейских кораблях бактериями рода лептоспира было заражено всё: мясо, вода, рыба, тыква, маис, бобовые. А на побережье Массачусетского залива англичане обычно строили временные пункты по засолке трески.
Часто там проживали их торговые партнёры или рабочие, набранные из индейцев местных племён. Инфекция распространялась в геометрической прогрессии. Вскоре до индейцев дошло: как только они связались с белокожими «пришельцами», то их соплеменники стали чаще умирать и болеть. Аборигены своими страхами делились с иезуитским миссионером Пьером Биаро, который проповедовал в Канаде и на побережье штата Мэн. Индейцы были обеспокоены — численность населения-то сокращается.
В своём дневнике капитан Джон Смит пересказывает следующие наблюдения очевидца: «За три года чума успешно опустошила 200 миль побережья от южного Массачусетса и до Кейп-Кода и на 15 миль в глубину». Это самые оптимистические данные. По другим сведениям, болезнь очистила землю обетованную на 60 миль в глубину континента. Увеличивалось и разнообразие переносчиков лептоспироза. К крысам, которые высаживались на материке вслед за своими европейскими хозяевами, добавились белки, которых в Северной Америке было довольно много.
Впоследствии ответственность за гибель всех этих людей приписывали оспе, гриппу и жёлтой лихорадке. Про лептоспироз долгое время никто ничего не знал. Лихорадка, оспа и грипп даже на то время считались изученными болезнями. Может, медицине XVII века было и не под силу остановить их распространение или вылечить заболевшего, но уж диагноз французские, английские или испанские «эскулапы» могли поставить точно. Симптомы лептоспироза не подходили ни под одно из известных заболеваний. Только со временем удалось установить, что разносчики болезни — мелкие грызуны, а бактерии распространяются во время мочеиспускания носителей.

Индеец! Ты сам себе враг!

Англичанам сыграл на руку образ жизни индейцев. Местные аборигены предпочитали ходить босиком, купаться в открытых водоёмах, есть немытую и необработанную пищу. Не исключено, что именно так они и заражались бактериями, находящимися в воде или почве. Босого же европейца в Новой Англии встретить было трудно, да и привычки принимать «душ» в естественном водоёме гости со Старого Света не имели.
Через индейцев, поедавших заражённую еду и грызунов, болезни европейцев пробились на континент. Началась эпидемия. Цветущие сады опустели, конкуренты английских колонистов погибли от неведомой болезни. Такие разительные изменения произошли за довольно короткий промежуток времени. Буквально ещё вчера поселенцы Новой Англии вздрагивали от каждого шороха — боялись нападения туземцев. А теперь спокойно решали, что бы высадить на плантациях, которые завели на бывших индейских землях.
Тогда индейцы решились на рискованные шаги. Им, конечно, не было до конца понятно, что же происходит и от чего умирают их соплеменники. Но сопоставить пару фактов они всё же были в состоянии. Очевидно, что все беды индейцев начались тогда, когда на побережье ступила нога белого человека. Жили они себе спокойно, жили, добра наживали, так нет же — причалили эти гости.

Война миров начинается

Решение проблемы индейцы нашли довольно быстро. Нет европейцев — нет проблемы. В 1622 году индейцы устроили резню в Джеймстауне. Несколько десятков плантаций и мелких поселений были уничтожены, погибло около 500 колонистов. Ситуация вышла из-под контроля. Нужно было что-то срочно предпринимать. Местный губернатор даже подумывал о том, чтобы вывезти поселенцев в Англию. И только благодаря тому, что прибыли войска из Европы, британцы удержали за собой Джеймстаун.
Численность индейского войска была не очень велика, поэтому английская армия легко справилась с ними. Местным племенам пришлось отступать вглубь континента, где условия для, жизни были не такими благоприятными. Вскоре среди индейцев вспыхнул голод. А тем временем европейцы смогли спокойно закрепиться на побережье. Прошло каких-то 30-40 лет, и уже никакая сила не могла бы согнать англичан с насиженных мест.
Можно было бы сказать, что серия эпидемий среди индейцев стала одним из первых случаев в истории применения биологического оружия, направленного против конкретной расы. Правда, применялось оно неосознанно. Можно сказать, сама природа вынесла приговор коренным жителям Американского континента. Столетиями же позже в разработку такого оружия вкладывали огромные средства могущественные супердержавы. И кто знает, не являются ли современные эпидемии испытанием или даже применением такого оружия?

Журнал: Истории мира №12(5), декабрь 2020 года
Рубрика: Тайны Нового Света
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: Англия, болезнь, индейцы, Америка, США, колония, население, эпидемия, оспа, Истории мира




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-