Хосе Гаспар Родригес де Франсия: диктатор Парагвая

Социальный эксперимент, которому подверглась Россия в 1917 году, многими расценивается как «исторический вывих», порождение больного сознания. Между тем желание построить нечто подобное у политиков возникало всегда. И доказательство тому — режим, который выстроил Хосе Гаспар Родригес де Франсия в Парагвае ещё в первой четверти XIX века…

Фото: Родригес де Франсия — интересные факты

Адвокат в начале XIX века построил в Парагвае сталинский социализм

В начале XIX века Наполеон начал перекраивать мир. Испания и Португалия, имевшие владения в Южной Америке, ощутили это на себе.
В 1813 году Парагвай, колония в составе вице-королевства Рио-де-ла-Плата, провозгласил себя республикой. На историческую сцену вышли новые люди. Среди них оказался и доктор Хосе Родригес де Франсия — бывший скромный преподаватель семинарии и адвокат из Асунсьона. Бочком протиснувшийся во власть, он вскоре устранил со своего пути всех конкурентов и возглавил страну. На целых 25лет!

Ученик Руссо

Родившийся в 1766 году в семье артиллериста — офицера португальской армии и знатной креолки (у матери были индейские корни), Франсия рос в непростой атмосфере. Отношения между родителями были сложными, что, несомненно, сказалось на психике мальчика. Известно, что Франсия ненавидел родителей, а такие эмоции обусловлены трудным детством.
По настоянию отца в 1780 году он поступил на факультет теологии в Кордовский колледж. Это учебное заведение, основанное иезуитами, на тот момент было рассадником вольнолюбия (таким оно и оставалось и после, недаром спустя 150 лет в нём учился Че Гевара). Хосе увлёкся идеями Руссо, который стал для него кумиром на всю жизнь. И вскоре он возненавидел религию, хотя пойти против воли отца не посмел и учёбу не бросил.
В 1785 году Франсия получил звание доктора гражданского и канонического права. Он вернулся в Асунсьон, но в священники не пошёл, хотя отец очень хотел видеть его в сутане. Хосе устроился преподавателем теологии в семинарии Сан-Карлос. Впереди его ждали годы рутины и медленного восхождения по карьерной лестнице. Впрочем, сделать карьеру в Парагвае тех лет креолу было сложнее, чем испанцу. Эта ноша оказалась для него непосильной, и спустя четыре года Франсия бросил преподавание и стал адвокатом.
В течение 20 лет Хосе корпел над приговорами и апелляциями, общался с бедняками и обманутыми людьми, взращивая в своём сердце ненависть к режиму, который рождает беззаконие. За два десятилетия он оброс клиентурой и заработал репутацию честного и знающего человека, хотя статус холостяка и мизантропа не позволял ему сделать карьерный рывок.
Но в 1808 году потянуло сквозняком близкой независимости, адвокат Франсия стал членом мэрии Асунсьона, а потом получил должность столичного прокурора.
Так что к моменту «дележа стульев» Хосе хорошо подготовился.

Секретарь — та ещё птица!

История получения независимости Парагваем была не слишком героической. За неё всё сделала Аргентина, которая объявила о своём отделении от Испании ещё в 1810 году. Но Парагвай, входивший в вице-королевство Рио-де-ла-Плата (туда входила и Аргентина), продолжал оставаться колонией Испании. Аргентина решила ему помочь и направила в соседнюю страну войска под командованием генерала Бельграно. Непрошеным воякам казалось, что стоит ступить на соседнюю территорию, как Парагвай присоединится к ним. Но ничуть не бывало: Парагвай собрал свою армию и разгромил «освободительную» армию Бельграно. Тут обрадовались испанцы — ведь то, что Парагвай дал отпор Аргентине, значило, что они остаются в союзе с Испанией! Но, как выяснилось, всё обстояло не так: вернувшись домой, офицеры, разгромившие Аргентину, потребовали передать власть им. Губернатору ничего не оставалось, тем более что передачи власти требовали офицеры, которые воевали за независимость страны и сумели её отстоять.
Так в Асунсьоне появилась военная хунта, которую составили боевые офицеры Йегрос Итурбе, Севальос, Кабальеро и Франсия. Доктор Франсия в этой компании был единственным, кто не принимал участие в войне. Но и должность у него была самая мирная — секретарь.
Но вскоре оказалось, что у этого секретаря энергии и мужества больше, чем у всех вояк вместе взятых. Вскоре хунта рассорилась по вопросу о провозглашении независимости. Большинство склонялось к тому, чтобы войти в состав федерации Ла-Плата — дескать, у нас для обретения независимости нет необходимых аргументов. И тогда Франсия, убеждённый в том, что Парагвай имеет право на государственную независимость, положил на стол два пистолета со словами: «Вот мой аргумент против Испании, а вот против Буэнос-Айреса!». Возможно, это легенда. Но весьма показательная.
На тот момент Франсии не удалось убедить соратников в своей правоте. Не желая поступиться принципами, он ушёл в отставку, но спустя год триумфально вернулся. За год, пока члены хунты драли глотки, пытаясь урвать как можно больше власти, Франсия сумел найти себе множество сторонников, которые буквально на руках внесли его во власть.
30 сентября 1813 года Парагвай первым в Южной Америке провозгласил себя независимой республикой. Власть в стране поначалу принадлежала двум консулам: Йегросу (родственнику Франсии) и самому Франсии. Консулы должны были править попеременно. Но в 1814 году Франсия захватил единоличную власть и объявил себя временным диктатором. А спустя два года учредил должность постоянного диктатора — Dictador Perpetuo de la Republica и тут же её занял.
«Верховный Господин» (так называли его индейцы гуарани) пришёл всерьёз и надолго. Парагвай стал площадкой для социального эксперимента. И длился он — ни много ни мало — почти четверть века.

Опередивший время

Реформы, к которым приступил диктатор, касались всего и вся. Хотя первые годы Франсия разбирался с оппозицией. В результате в 1820 году полиция, полностью контролируемая президентом, раскрыла государственный заговор. По странной случайности, в нём были замешаны бывшие члены Верховной хунты Йегрос, Итурбе и Кабальеро. Все эти люди и ещё несколько десятков влиятельных оппозиционеров были расстреляны.
Без колебаний Франсия закрыл все газеты, отобрал земельные наделы и имущество у церкви (и это в 1820-х годах, когда пропуск церковной службы считался преступлением), закрыл на замки границы. То есть въехать в Парагвай было можно, но с отъездом имелись проблемы.
В результате жестоких реформ около 98% земель перешли в руки государства. Около 64 таких хозяйств были превращены в государственные хозяйства («эстансии Родины», чем-то напоминающие колхозы), которым спускался госзаказ — в основном они занимались животноводством и кожевенным производством. Остальные земли за символическую плату — 1,5 песо в год — были розданы крестьянам. Они (опять же под диктовку государства) производили то, что было нужно стране.
Что касается власти, она полностью принадлежала одному человеку — Хосе Ро-дригесу де Франсии. Никаких парламентов и советов, даже местная власть в лице мэрий была разогнана. Все, абсолютно все принадлежало государству в лице Великого Господина» И что удивительно, экономика страны стабильно росла. За все эти годы, пока другие страны воевали, Парагвай подмял под себя главные источники доходов — производство чая (мате), хлопка, кожи, табака, меда. Все это производилось в количестве, необходимом для стабильности экономики и благосостояния людей.
На этом довольно благоприятном фоне диктатор тоже не выглядел белой вороной. Франсия всю жизнь оставался холостяком, не получал жалованья, ходил в одной и той же одежде и очень много работал. Правда, в последние годы своей жизни он демонстрировал странности в поведении: так, при встрече с прохожими требовал, чтобы те выворачивали карманы, демонстрируя отсутствие оружия, часто менял слуг и место ночлега.
Видно, невзирая на идеально выстроенную вертикаль власти, Франсия понимал, что не все «спокойно в датском королевстве».
Тем не менее умер он вполне мирной смертью — простудился, совершая верховую прогулку. И верный своей давней привычке, занимался самолечением. Это привело к летальному исходу, случившемуся 20 сентября 1840 года.
С течением времени оценки деятельности этого политика радикально менялись. Но в Парагвае его имя свято чтут — Франсия считается «отцом нации» и «Создателем республики». А такие определения, надо полагать, чего-нибудь да стоят.

Журнал: Загадки истории №36,сентябрь 2019 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Метки: Загадки истории, страна, война, Южная Америка, Америка, Аргентина, социализм, диктатура, Парагвай, Франсия



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —