2 декабря 1956 года к берегам Кубы причалила «Гранма» — старенькая 18-метровая дизельная яхта, рассчитанная на 12 человек. Яхта была тайно приобретена 10 октября 1956 года группой кубинских революционеров во главе с Фиделем Кастро за 50000 мексиканских песо (15000 долларов США) у американской компании Schuylkill Products Company, Inc.

Высадка в бухте Кочинос

Операция в заливе Свиней: Как Фидель Кастро опозорил СШАКак всё начиналось

25 ноября 1956 года перегруженная «Гранма» (на ней находилось 82 человека!) отчалила из мексиканского порта Туспан. К берегам Кубы направлялись Фидель Кастро, Че Гевара, Рауль Кастро и другие деятели кубинской революции. Целью революционеров было свержение диктатуры Фульхерио Батисты и установление на Кубе демократии, а также реформы с целью улучшения жизни населения.О строительстве коммунизма тогда ещё и речи не было — единственным коммунистом в окружении Кастро был Че Гевара.

1 декабря армия Батисты получила от осведомителя информацию о предполагаемом месте высадки и начала поиск катера. Если бы боевые катера режима обнаружили яхту, все её пассажиры стали бы кормом для рыб.

Но «Гранма» на полшага опередила преследователей. Укрытая ночной тьмой, она подошла к берегам Кубы. Лоцман Роберто Роке пытался сориентироваться, разглядев свет маяка, но успеха не добился. К утру заблудившаяся яхта вошла в мангровое болото и застряла на мели. Бойцам Кастро пришлось пробираться через густые заросли, а между тем покинутую «Гранму» обнаружили кубинские ВВС.

5 декабря революционеры вышли к местечку Алегрия-дель-Пио, где попали в засаду и были разгромлены. Лишь жалкие остатки отряда — 12 человек во главе с Кастро — пробились в горы Сьерра-Маэстра.

Пламя революции

Однако дальше произошло настоящее чудо. Горстка повстанцев разожгла на Кубе настоящую партизанскую войну. Фидель за считаные месяцы организовал повстанческую армию, которая в течение 1956-1958 годов распространила свои действия на другие районы Кубы. В решающих боях в конце 1958 года партизанские отряды Фиделя разгромили правительственные войска, и 1 января 1959 года повстанцы вступили в Гавану.

Фидель Кастро на тот момент не был коммунистом — он лишь планировал весьма умеренные реформы в духе социал-демократии. Себя Кастро охарактеризовал в 1959 году как «кубинского националиста», сказав: «Кубинский национализм заключается в желании сделать свою страну процветающей и уважаемой страной».

Его первой задачей было налаживание добрососедских отношений с США, куда он и направился с визитом в апреле 1959 года. В Вашингтон Кастро приехал не по официальной линии: его визит был частным, по персональному приглашению «Американской гильдии издателей». Накануне визита в Америку он скажет: «Я не хочу, чтобы эта поездка походила на визиты других латиноамериканских правителей, которые приезжают в США, чтобы клянчить деньги. Я хочу, чтобы эта поездка прошла под знаком доброй воли». Лукавства в словах про добрую волю не было — Кастро искренне хотел хороших отношений с США.

Однако Фидель пришел к власти, пообещав крестьянам аграрную реформу, — а эта реформа неизбежно затрагивала интересы американских компаний, владевших плантациями сахарного тростника. Кастро всячески пытался провести реформы с минимальным ущербом для Вашингтона, однако алчные корпорации не желали идти даже на минимальные уступки.

Американские политики пошли на поводу у жадных дельцов — вместо того, чтобы строить с Кубой добрососедские отношения, было решено «наказать» Фиделя. Вице-президент Никсон, встречавшийся в 1959 году с Кастро, в своей записке президенту Эйзенхауэру назвал Кастро «находящимся под влиянием коммунизма». Напрасно Кастро заверял, что его правительство не намерено конфисковать или национализировать сахарные плантации, принадлежащие американским монополиям. Напрасно Кастро осудил СССР, заявив: «Мы против любой формы диктатуры, будь то диктатура личности или диктатура класса», и напрасно он заверял американцев (в ответ на вопрос о связях с Москвой), что «Куба никого не просила о помощи». Американские политики, руководимые алчностью и паранойей, закусили удила.

Разрыв с США

Ситуация стала ухудшаться просто на глазах. В июне 1959 года США отказались покупать кубинский сахар — основную статью экспорта Гаваны! Для Кубы это было экономической катастрофой. В Вашингтоне ожидали, что Фидель будет немедленно свергнут — или приползет на коленях молить о милости.

Но взбешенный Кастро вместо этого обратился за помощью в СССР. СССР взялся закупать кубинский сахар, а самому Кастро была обещана всевозможная помощь. Таким образом, действия вашингтонских политиков привели к тому, что Куба действительно стала коммунистической. Кастро в отместку за американское эмбарго конфисковал земли американских корпораций и с советской помощью начал строить социализм.

Латиноамериканских правых глубоко поразила кубинская революция, когда несколько десятков активистов сумели разжечь пламя партизанской крестьянской войны и, разгромив регулярную армию, свергнуть режим диктатора Батисты.

Путь к провалу

Вначале 1960 года президент Эйзенхауэр разрешил ЦРУ завербовать 1400 кубинских иммигрантов, проживающих в Майами, и начать их обучение для свержения Кастро. В умах американских политиков созревал план свержения Фиделя, в точности повторявший план самого Фиделя по свержению генерала Батисты. В январе 1961 года правительство США разорвало дипломатические отношения с Кубой и активизировало подготовку к вторжению.

Первой частью плана было уничтожение крошечных военно-воздушных сил Кастро. 15 апреля 1961 года группа кубинских изгнанников вылетела из Никарагуа на эскадрилье американских бомбардировщиков В-26, перекрашенных под угнанные кубинские самолёты, и нанесла удар по кубинским аэродромам. Операция, блестяще выглядевшая на бумаге, прошла тяп-ляп: Кастро заранее узнал об этом налете и переместил свои самолёты подальше от опасности. Из 24 самолётов ВВС Кубы удалось уничтожить лишь три, а ПВО Кубы удалось повредить два самолёта, участвовавших в налёте.

Один из В-26 (по заранее разработанному плану) приземлился в международном аэропорту Майами. Пилот самолёта сделал заявление, что он и его соратники являются дезертирами из ВВС Кубы, и обратился к властям США с просьбой о предоставлении политического убежища. Журналисты, однако, быстро определили, что этот В-26 отличается от тех, что были на вооружении у кубинцев, да и в рассказе лётчика были явные несуразности. Стало ясно, что всё это фарс, организованный спецслужбами.

Кеннеди, разозлённый неудачей, справедливо заметил, что предприятие, которое ЦРУ обещало сделать «одновременно тайным и успешным», на самом деле может оказаться «слишком большим, чтобы быть тайным, и слишком маленьким, чтобы быть успешным».

Бойня в заливе Свиней

Но всё же отменять спланированную ЦРУ операцию он не стал. 17 апреля бригада кубинских изгнанников начала свое вторжение в изолированное место на южном побережье острова, известное как залив Свиней. Высадившись, изгнанники должны были закрепиться в горах, разжечь пламя партизанской войны… в общем, повторить путь Кастро против самого Кастро. Но всё пошло не по плану.

Радиостанция на пляже в заливе Свиней (которую ЦРУ ухитрилось проглядеть) сообщила подробности высадки слушателям по всей Кубе. Коралловые рифы пропороли днища некоторых суденышек ещё до того, как они причалили к берегу. Боевики добрались до берега вплавь, но много снаряжения было потеряно. Вспомогательный десант (на который возлагали большие надежды) был встречен у берега огнем и так и не высадился. Между тем Кастро, узнав о высадке, действовал быстро и энергично.

Расчёт ЦРУ был на то, что в районе залива Свиней у кубинцев нет достаточных сил. Но на рассвете бомбардировщики ВВС Кубы нанесли удар по кораблям десанта. На дно отправились четыре суденышка, а вместе с ними большая часть вооружения и снаряжения антикастровцев.

Уже к середине дня 17 апреля продвижение десанта было остановлено — прибывшие подразделения кубинской армии и местные ополченцы стали сильно теснить силы вторжения. 18 апреля стало ясно, что вторжение провалилось. Восстание против Кастро на Кубе не началось, а высадившийся десант кубинские войска заблокировали на побережье.

ЦРУ в отчаянии запрашивало поддержку. Над районом боевых действий прошли американские штурмовики, но… они не сделали ни единого выстрела.

Утром 19 апреля было решено поддержать десант бомбардировкой с самолётов В-26, которые должны были пилотировать кубинские эмигранты, но таковые отказались лететь под огонь зениток Кастро. Тогда в бой отправили американских пилотов. Бомбовый удар (вызванный отчаянием и потому совершенно непродуманный) эффекта не имел, зато два В-26 были сбиты истребителями ВВС Кубы.

Последней надеждой интервентов было прямое вмешательство войск США. В ЦРУ рассчитывали, что в случае, если ситуация будет развиваться неблагоприятно, президент Кеннеди вынужден будет отдать приказ о прямом вторжении на Кубу.

Но Кеннеди твердо отказал американским «ястребам», одержимым военной истерией. «Никакого вторжения американской армии не будет», — заявил президент.

Во второй половине дня 19 апреля два эсминца ВМС США попытались приблизиться к побережью залива Свиней со скромной целью эвакуации десанта. Когда вышедшие на берег подразделения кубинской армии открыли по ним огонь из орудий, эсминцы ушли обратно в море.

Этот эпизод окончательно надломил дух бойцов десанта — они поняли, что надеяться больше не на что. 19 апреля они в массовом порядке стали сдаваться в плен, и организованное сопротивление завершилось. Всего из числа высадившихся изгнанников 114 человек были убиты и около 1100 взяты в плен. В 1962 году на Кубе состоялся судебный процесс над пленными антикастровцами, но в декабре того же года они были переданы США в обмен на партию медикаментов и продовольствия на сумму 53 млн долларов.

Издание: Война и Отечество №12, декабрь 2022 года
Рубрика: Национально-освободительные войны
Автор: Александр Стела

Метки: СССР, власть, остров, партизаны, революция, Война и Отечество, США, Куба, залив, яхта, Кастро, Батиста


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023