«Шестнадцать лет лейтенант ВВС США Ричард Бест рисковал жизнью за свою страну. В переломный момент Второй мировой войны он нашёл в себе силы принять правильное решение, а годами позже сделал всё возможное, чтобы Соединённые Штаты оказались в центре международного скандала. Как дошло до того, что герой боя за Мидуэй, «тихоокеанского Сталинграда», вдруг стал государственным предателем?

Ричард Бест: Герой ставший предателем

Пилот Ричард Бест в битве за Мидуэй

Решающий момент

Во время Второй мировой войны американские военные ввели в обиход изумительную аббревиатуру «SNAFU», которая обозначала неуловимые различия между видимостью и содержанием. В цензурном варианте она переводится примерно как «ситуация нормальная, мы всё провалили». Собственно, это всё, что нужно знать о битве за атолл Мидуэй. Уму непостижимо, как одно сражение смогло обернуться и блистательным триумфом, и катастрофическим провалом, причём для обеих сторон одновременно.
Лето 1942 года. Ситуация на Тихом океане становится всё взрывоопаснее. Вывихнув челюсть о Пёрл-Харбор, японский императорский флот под командованием адмиралов Нагумо Тюити и Ямамото Исороку готовил крупномасштабную операцию, чтобы лишить US Navy авианосцев и навсегда выбить заносчивых янки из региона. План был продуман до мелочей, вплоть до того, какие сигналы американцы будут передавать друг другу по радио. Собственно, это и сгубило всю затею. Вообще, японцы во Второй мировой отличились чересчур жёстким планированием, подразумевавшим конкретные действия противника, — жаль, врагам сценарий выдавать не додумались, — поэтому любая «импровизация» валила всю операцию под откос. Но в ходе наступления на Мидуэй японские Макиавелли превзошли сами себя. Силы императорского флота разделились: адмирал Нагумо повёл ударную группу авианосцев (!) в отвлекающую атаку на второстепенные для обеих сторон Алеутские острова, адмирал Ямамото же со своими юркими, но фактически бесполезными линкорами направился к атоллу Мидуэй. На что он рассчитывал? Не поверите: Ямамото свято верил, что американцы просто испугаются и убегут без боя. Японское командование поставило всё на эффект неожиданности — и прогадало.
Ещё в мае, за несколько недель до начала сражения, криптографы американского Тихоокеанского флота перехватили японские шифровки. Расшифровать — расшифровали, только мало что поняли. По всему выходило, что главной задачей Кайгун (японского флота) была атака некой цели «AF». Что имелось в виду под «AF» — Пёрл-Харбор, Мидуэй или какая-то другая точка дислокации, выяснить не удалось. Для проверки Эдвин Лейтон, заместитель командующего флотом адмирала Честера Нимица, и руководитель команды криптографов Джозеф Рочфорт решили отправить сообщение об аварии водопровода на Мидуэе. Потянулось недолгое, но томительное ожидание. От волнения капитан Рочфорт изжевал свою сигару в кашицу, а может, даже запахнул халат, в котором имел обыкновение расхаживать по кабинету. Наконец была перехвачена японская шифровка «Неполадки с водоснабжением на AF». Бинго!

Встретимся над Мидуэем

По плану адмирала Нимица американские авианосцы должны были выйти наперерез японской эскадре со стороны, откуда Кайгун нападения не ждал.
Утром 3 июня разведывательный гидросамолёт PBY «Catalina» лейтенанта Джека Реда передал на базу сообщение всего из двух слов: «Главные силы». Это означало, что патруль обнаружил японцев именно там, где предсказывали дешифровщики; погрешность составила всего «пять миль, пять градусов и пять минут». На рассвете 4 июня битва за Мидуэй началась.
Помните, как адмирал Ямамото решил, что янки испугаются и разбегутся? Не испугались. Против четырёх японских авианосцев с 248 истребителями А6М «Zero», двух линкоров, пары крейсеров и горстки эскадренных миноносцев вышли три авианосца, семь тяжёлых крейсеров, полтора десятка эсминцев и в общей, сложности 360 самолётов палубного и наземного базирования. Вот только выяснилось, что важен не размер, а то, как им пользуешься. Плохая погода и полная раскоординация свели численное и тактическое преимущество на нет. Дерзкие атаки американской авиации приносили потери только самим американцам: «Зеро» вполне успешно отстреливали «птичек» Нимица, при этом японские корабли, как заколдованные, раз за разом ухитрялись уворачиваться от атак бомбардировщиков и торпедоносцев.

Трое против всех

Когда к месту сражения подоспела объединённая эскадрилья капитана 3-го ранга Кларенса Маккласки, американские ВВС успели провести восемь безуспешных налётов. В составе отряда Маккласки шла 6-я разведывательная эскадрилья лейтенанта Эрла Галлахера с авианосца «Хорнет» и 6-я бомбардировочная эскадрилья лейтенанта Ричарда Беста с «Энтерпрайза». Всего 30 «Бесстрашных» Douglas SBD. К слову, Маккласки оказался большим молодцом. Начиная с того, что ему потребовалось около часа, чтобы отыскать японский флот, и заканчивая тем, что атаковать он начал по принципу «кого вижу — того бью». При этом по действующим правилам первая группа должна была атаковать дальнюю цель, а замыкающая ближнюю. В итоге внезапный налёт вылился в сплошное недоразумение. Примерно в 10 утра отряд Маккласки вышел на цель — оказавшиеся без прикрытия авианосцы «Kara» и «Акаги». Их палубные истребители ушли добивать торпедоносцы капитана Месси с «Йорктауна». Отряд Месси фактически пожертвовал собой, чтобы атака «Бесстрашных» удалась, но командир сделал всё возможное, чтобы провалить задание. Подвиг свершился не благодаря, а вопреки. Впрочем, не будем судить строго, ведь главное — результат. Личный героизм капитана и его соединения с лихвой искупил вопиющие ошибки.
Японское командование не ожидало атаки с большой высоты, так что подход пикировщиков прошёл незаметно, даже при том, что из-за отказа системы подачи кислорода самолёт Беста и ещё несколько машин не могли набрать должную высоту и шли ниже остальных. Заметив отмеченные красными кругами палубы авианосцев, Бест передал по рации, что по инструкции заходит на ближнее судно, которым оказалась «Kara». Но связи не было, пилоты попросту не слышали друг друга. Почти одновременно группа Маккласки тоже начала пикировать на «Кагу». Оно, конечно, хорошо, вместе веселее. Только, во-первых, к авианосцам с минуты на минуту должны были вернуться распалённые победой и внезапно осиротевшие «Зеро», что сулило большие проблемы. Японцы же неадекватные, они и без боеприпасов протаранить могут! И во-вторых, «Акаги» мог успеть поднять резервные самолёты. Бест среагировал мгновенно. Несмотря на неисправную кислородную систему, лейтенант лёг на вираж в сторону «Акаги». Вслед за ним ушли лишь два ведомых, Вебер и Крюгер, остальные машины обрушились на «Кагу», превратив её в горящий, но ещё пытающийся маневрировать остов. У группы Беста было всего три попытки. Первую бомбу на «Акаги» сбросил Крюгер, но та бесславно канула в море, окатив палубу волной. Снаряд Вебера взорвался рядом с бортом, из-за чего руль авианосца заклинило. Лейтенант «Лучший» (ведь «best» по-английски — «лучший») довершил начатое. Бомба его «Бесстрашного» пробила лётную палубу и взорвалась в ангаре, где хранились снаряды и стояли 18 заправленных торпедоносцев «Накадзима». «Акаги» был обречён. Счастливчик Бест не только успешно завершил операцию, но и каким-то чудом сумел удрать от взвившихся озлобленным роем «Зеро». Ещё бы им не злиться: «Kara» в огне, «Акаги» в огне, «Сорю» — третий полыхающий сухим хворостом авианосец — на пути ко дну морскому. Из четырёх японских авианосцев на плаву оставался только «Хирю», который после перекомплектовки отправилась добивать уцелевшая эскадрилья Беста.

Цена победы

На «Энтерпрайз» лейтенант вернулся героем. И калекой. Несколько часов непрестанно сменяющих друг друга перегрузок и декомпрессии сделали своё дело. Врачи в лазарете настрого запретили асу летать, подозревая баротравму лёгкого. Но в действительности всё оказалось куда печальнее: на следующий день Бест начал кашлять кровью. Как выяснилось, после отказа кислородной системы в дыхательной трубке произошла утечка едкого натра, который в те годы использовался в качестве влагопоглотителя. Бест случайно вдохнул щёлочь, получив сильнейший ожог, но в пылу боя не придал этому значения, попросту выкашляв ядовитые пары. Химический ожог, удушье и перепады давления спровоцировали развитие дремавшего до поры туберкулёза. Причём сразу в тяжёлой стадии. Какое-то время он ещё пытался служить штабистом на мидуэйской базе, но океаниаеские субтропики — не лучший климат для больных лёгких. В 1944 году Ричард Бест был с почестями уволен по состоянию здоровья. Самые оптимистично настроенные врачи не давали ему и десятка лет жизни. Что ж, следующие 57 лет Бест прожил им назло.

Герои информационной войны

Вернувшись в Соединённые Штаты, Бест устроился на работу в небольшой исследовательский отдел Douglas Aircraft — компании, на чьих самолётах он летал всю сознательную жизнь. В декабре 1948 года на базе отдела был основан аналитический центр RAND Corporation, no сей день занимающийся стратегическими исследованиями по заказу правительства и вооружённых сил США. Новое руководство сочло героя Мидуэя ценным кадром, и вскоре Бест занял должность руководителя отдела безопасности и справлялся со своими обязанностями весьма успешно. Пока в 1971 году не грянул громкий скандал вокруг утечки секретных «документов Пентагона» по американо-вьетнамским отношениям.
Несколькими годами ранее один из ведущих военных аналитиков RAND Дэниэл Эллсберг служил в Южном Вьетнаме, где имел сомнительное удовольствие собственными глазами наблюдать последствия партизанской борьбы и первые шаги американского военного вмешательства. По-видимому, это зрелище не прошло для аналитика бесследно. Вернувшись в США 1967 году, он приступил к подготовке доклада по вьетнамскому вопросу, заказанного лично министром обороны Робертом Макнамарой. А после Эллсберга не раз видели на антивоенных митингах.
А затем 7000 страниц секретного доклада попали к журналистам. По просочившимся данным, администрация бывшего президента Линдона Джонсона намеренно раздувала международный конфликт, хотя официальная позиция правительства была полярно противоположной. Ор стоял выше гор. Дэниэла арестовали, ему грозило 115 лет тюрьмы, но противозаконные методы следствия и народная симпатия сделали своё дело — Эллсберга оправдали, доверие народа к правительству было безвозвратно подорвано, а операцию во Вьетнаме пришлось спешно сворачивать, оставив вчерашних союзников самих разгребать сложившуюся ситуацию.
Оставалось неясно, как аналитик смог выкрасть важные наработки из бастиона RAND. He исключено, что ему помогал кто-то из службы безопасности — но кто? Многочисленные провокации, прослушки, косвенные улики прямо указывали на Ричарда Беста, но доказать ничего не удалось. Сам герой войны до последнего дня жизни, оборвавшейся в 2001 году, так и не признал, что был замешан в утечке.
Что же получается? Бест мстил правительству за загубленное здоровье и военную карьеру или, наоборот, рисковал положением ради прекращения бессмысленной войны и спасения жизней тысяч и тысяч американцев? Кто знает…

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2020 года
Рубрика: Война в Тихом океане
Автор: Игнат Волхов

Метки: политика, война, Вторая мировая война, Япония, Америка, лётчик, самолёт, Война и Отечество, США, Вьетнам, война во Вьетнаме




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-