В США на вопрос «Как дела?» принято давать только один ответ: «Все о'кей». Это же правило распространяется и на вопросы внешней политики. Принято считать, что в «сияющем граде на холме» не было ни революций, ни социальных конфликтов. Однако этому тезису противоречат темы, которые мы изучали ещё в школе. А ведь имеются ещё и сюжеты, которые в школах не изучали…

Бунты в США - история насилия

Восстания и мятежи в США - неизвестные факты

Борьба американских колоний с британской монархией не сводилась только к отделению от метрополии, а имела все признаки революции. На этом термине, кстати, настаивали и «отцы-основатели» США, включая третьего и четвёртого президентов Томаса Джефферсона и Джеймса Мэдисона. Им принадлежит немало трудов с обоснованием права народов на революцию и борьбу с тиранией, что, кстати, не мешало обоим почтенным государственным мужам быть вполне преуспевающими плантаторами-рабовладельцами.

Великий исход и обиженные ветераны

Революция, как правило, влечёт за собой гражданскую войну, характерные черты которой относятся и к Войне за независимость. Отнюдь не все колонисты мечтали об отделении от Англии, и многие с оружием в руках боролись против соотечественников. В истории США есть особая дата — День эвакуации (25 ноября 1783 года), — когда британские войска морем эвакуировались из Нью-Йорка, и вместе с ними в Канаду отправилось не менее 30 тысяч роялистов. Легко провести аналогию с Русским исходом — эвакуацией армии Врангеля и примкнувших к ней беженцев из Крыма. Тогда, по разным подсчётам, Родину покинуло от 90 до 140 тысяч человек. Абсолютная цифра выглядит более впечатляюще, но речь идёт максимум о 0,1% населения тогдашней России. А в День эвакуации и предшествующую неделю Нью-Йорк покинули не менее 1% всех жителей североамериканских колоний.
Изгнав англичан, 13 колоний-штатов стали 13 независимыми государствами, координировавшими свою политику в рамках так называемого Континентального конгресса. Проблемы штатов носили сходный характер, но где-то ситуация была лучше, где-то похуже. Особо скверно шли дела в Массачусетсе, где мелкие фермеры влезли в налоговые долги, покрывавшиеся за счёт конфискации имущества. При этом многие банкроты являлись ветеранами войны, задававшими вполне естественный вопрос: за что кровь проливали?
В 1786-1787 годах произошло несколько столкновений между восставшими и правительственными силами. Официальные данные говорят о 6 убитых повстанцах и 3 погибших ополченцах. Но известно, что количество раненых исчислялось десятками, и явно не все из них смогли излечиться. Выступление подавили «кнутом» и «пряником».
Двоих мятежников повесили, но получивших смертные приговоры лидеров помиловали. Для должников сделали послабления. От практики конфискаций отказались.
Главным же последствием так называемого «восстания Шейса» (по имени одного из лидеров) стало осознание властями штатов мысли о том, что в одиночку давить такие мятежи будет трудновато. И в 1787 году была принята Конституция, предусматривавшая создание нового федеративного государства, которое как союз 13 штатов существовало с 1776 года.

Мормоны и аболиционисты

По мере того как США штыком и деньгами расширялись на запад, создавались новые штаты, заселяемые миллионами переселенцев.
Появление штата Юта связано с войной 1857-1858 годов между центральным правительством и заселявшей эту территорию сектой мормонов, настаивавших на сохранении своих традиций, не стыкующихся с федеральным законодательством — речь, прежде всего, шла о многожёнстве. Формально мормоны от многожёнства отказались, но вообще штат Юта и сегодня держится особнячком, хотя и находится в самом центре Соединённых Штатов.
Практически одновременно шла так называемая «война в Канзасе» между сторонниками и противниками рабовладения (аболиционистами). Финальный её акт разыгрался в 1859 году, но уже в главном рабовладельческом штате Вирджиния. Самый известный полевой командир аболиционистов Джон Браун с группой сторонников захватил федеральный арсенал в Харперс-Ферри. Дальнейший план предусматривал восстание рабов на Юге и захват федеральной столицы Вашингтона.
10 участников нападения были убиты, восемь (включая самого Джона Брауна) повешены. Но, по большому счёту, они победили, вызвав цепь событий, приведших к Гражданской войне между штатами.
13 южных штатов, решивших выйти из состава США и образовать собственную Конфедерацию, боролись не столько за сохранение рабовладения, сколько за прежний экономический уклад, обеспечивавший их благосостояние. Большое количество земли и достаточное, но не чрезмерное число дешёвых рабочих рук обеспечивали высокую прибыльность сельского хозяйства. Предприниматели Севера хотели отобрать землю у южной аристократии и развивать промышленность за счёт агросектора. Что до отмены рабовладения, то пролетарии при «грамотном» управлении экономикой могут обходиться даже дешевле чернокожих невольников.
У малообеспеченных жителей северных штатов Гражданская война не вызывала энтузиазма, что ярче всего проявилось в нью-йоркском восстании 1863 года. Поводом для пятидневных (с 11 по 16 июля) погромов, бушевавших в самом крупном городе США, стал закон о призыве в федеральную армию, естественно, ударивший по наименее обеспеченным слоям населения. Недовольство вылилось не только на представителей власти, но и на попавшихся под руку чернокожих. Войска патронов не жалели. Официально говорилось о 120 погибших, но жертв явно было в разы больше. Требуемое количество призывников с города взяли, а в общей сложности Нью-Йорк отправил в армию и на флот около 200 тысяч человек, из которых погиб каждый десятый.
В целом Гражданская война, по самым консервативным оценкам, унесла жизни более 1 миллиона погибших и попавших без вести военнослужащих, а также от 50 до 130 тысяч мирных жителей (при населении страны в 35 миллионов). Сколько жизней унесли голод и болезни — выяснить, кажется, никто не пытался.

Белые балахоны ККК

После Гражданской войны проигравшие южане почувствовали себя дома как на оккупированной территории. Получившие свободу рабы отыгрывались на бывших хозяевах. Вспыхивавшие конфликты разбирались военно-полевыми судами, причём заседавшие в них офицеры-северяне обычно принимали сторону чернокожих.
В 1865 году шестеро бывших офицеров-конфедератов создали ку-клукс-клан (ККК) — организацию, которая должна была защищать коренных белых жителей и от распоясавшихся «ниггеров», и от покровительствующих им «янки».
В белых балахонах куклуксклановцы совершали налёты на негритянские деревушки и зачастую сталкивались с сопротивлением. Пролившаяся кровь порождала новую ярость, тем более что случаи, когда чернокожие насиловали белых женщин, принимали характер эпидемии.
К концу 1868 года численность орудовавшей на территории 11 штатов ККК насчитывала около 600 тысяч членов. Нападения на поселения и отдельные дома чернокожих производились группами от 10 до 500 человек. Жертв вешали, расстреливали, топили, забивали до смерти. К началу 1870-х годов от рук боевиков ККК погибло 130 тысяч человек (!).
Пресекать внутренние волнения должна была формировавшаяся из местных уроженцев Национальная гвардия, но переживавшие так называемую Реконструкцию южные штаты существовали в особом законодательном режиме.
Пик противостояния пришёлся на президентские выборы 1876 года, когда большинство голосов получил поддерживаемый белыми южанами демократ Сэмюэл Тилден. В результате сделки официально была провозглашена победа ставленника северян Ратерфорда Хейса, но федеральные войска вывели.
В южных штатах победила линия на сегрегацию, когда, формально обладая равными гражданскими правами, чернокожие не могли их реализовать и даже не могли сунуться в магазин «только для белых».

Восстание «красных бандан»

В северных штатах были свои скорби, связанные с подъёмом рабочего движения.
1 мая 1886 года в Чикаго началась забастовка, вылившаяся через три дня в так называемую «бойню на Хеймаркет». Войска открыли огонь, убив четырёх и ранив несколько десятков рабочих. Взрыв брошенной провокатором бомбы привёл к аресту восьми активистов, четверо из которых были повешены. Именно после этих событий 1 Мая стало отмечаться как день Всемирной солидарности трудящихся.
В 1921 году вооружённые шахтёры Западной Вирджинии с красными банданами на голове собрались идти на Вашингтон. Тогдашний президент США Гардинг заявил, что переход через гору Блэр будет расценён как мятеж и подавлен с привлечением армии и сил национальной гвардии.
Профсоюзный лидер Билл Близзард своих товарищей остановил и даже пообещал развезти их по домам, если власти помогут с транспортом. Но к тому времени, когда обещанные автомобили пришли, между полицией
И протестующими произошло столкновение, в ходе которого погибли двое шахтёров.
Разъярённые «красные банданы» 27 августа двинулись к горе Блэр и в течение четырёх следующих дней ожесточённо её штурмовали. На покрытых лесом склонах мелкие группы и отдельные стрелки охотились друг за другом, паля из винчестеров, кольтов, ручных пулемётов.
1 сентября президент Гардинг разрешил ввести в дело армию и военную авиацию. При этом сами шахтёры не чувствовали себя проигравшими, но Близзард, объезжая зону боёв, убеждал их, что в нынешней ситуации прорваться через гору Блэр они всё равно не смогут.
Многие повстанцы, перед тем как разойтись по домам, спрятали винтовки и другое оружие в лесу. Эти винтовки находят и в наше время.
Расовые и социальные конфликты зачастую происходили в США параллельно. 1919 год, когда в шахтёрской Вирджинии запахло порохом, всё-таки больше запомнился американцам своим «красным летом».
Это название объединяет прокатившуюся по стране волну расправ над чернокожими, которых зачастую обвиняли не только в уголовных преступлениях, но и чуть ли ни в стремлении устроить в стране большевистскую революцию. На многих снимках линчеватели не только не скрывают своих лиц, но и улыбаются на камеру.
Эпилогом к этой вспышке насилия стала бойня 1923 года в населённом почти исключительно афроамериканцами городке Роузвуд, в которой погибло не менее 150 человек. Испуганное чернокожее население затихло аж до середины 1950-х, когда баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг возглавил движение против расовой сегрегации.

Конец или начало?

Со временем большое количество афроамериканцев переехали в северные и западные мегаполисы, где сегрегация либо отсутствовала вообще, либо носила минимальный характер. В Лос-Анджелесе численность чернокожего населения выросла с 63 тысяч в 1940 году до 763 тысяч в 1970-м.
Вечером 11 августа 1965 года в районе Уотте полицейские остановили автомобиль 21-летнего чернокожего Маркета Фрая, и, удостоверившись, что он находится «под кайфом», попытались препроводить его в участок. Собравшаяся толпа атаковала стражей порядка камнями, так что пришлось вызывать подкрепление.
В следующие пять дней в городе происходили манифестации и погромы принадлежавших белым предпринимателям магазинов. Итог — 34 погибших и в 100 раз больше арестованных. Повреждены или полностью сожжены 258 частных и коммерческих и 14 общественных зданий.
Начальник полиции Лос-Анджелеса Уильям Паркер охарактеризовал действия протестующих как поведение «обезьян в клетках», а специальная губернаторская комиссия выпустила отчёт, озаглавленный «Насилие в городе — конец или начало?».
В 1968-м, после убийства Мартина Лютера Кинга, по стране вновь прокатились массовые беспорядки, а среди чернокожего населения стали набирать популярность радикальные организации типа «чёрных пантер», которые организовывали патрулирование «своих» районов якобы для борьбы с полицейским насилием.
К началу 1970-х годов на юридическом уровне с расовой сегрегацией в США было покончено, но поскольку она сохранялась на бытовом и производственном уровне, афроамериканцы не успокоились.
Сегодня маятник качнулся в другую сторону, и за своё расовое равенство впору бороться уже белому населению.
Как видим, острые социальные конфликты (отягощённые расовым, национальным и религиозным факторами) характерны для США так же, как и для других стран. Однако в полноценные революции со сменой господствующего класса и всего государственного строя на другой подобные столкновения не выливались. Войны за независимость и за отмену рабовладения всего лишь фиксировали победу одной группы элиты над другой с соответствующим перераспределением национального богатства. Прочие конфликты сводились к погромам и бунтам, вполне себе бессмысленным и беспощадным, но всё-таки на что-то влиявшими. Наверное, характерный для американцев индивидуализм мешает им самоорганизоваться в общенациональном масштабе, хотя стать сверхдержавой эта национальная черта их стране не помешала.

Журнал: Загадки истории №7, февраль 2021 года
Рубрика: Историческое исследование
Автор: Дмитрий Митюрин

Метки: Загадки истории, восстание, Америка, бунт, США, мятеж, протест, беспорядки, ККК





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —