Народ эвенки — традиции и обычаи

Этот народ — один из самых многочисленных в Сибири. Первые сведения о нём относятся к XII столетию — тогда тунгусы (старое название эвенков) уже вовсю кочевали по сибирским просторам, преодолевая сотни и тысячи километров за сезон. Они до сих пор хранят свои легенды, традиции — и тайны, которые ещё только предстоит раскрыть учёным.

Народ эвенки — традиции и обычаи

Два брата, три души

Древняя эвенкийская легенда о сотворении мира гласит, что в начале времён повсюду была одна лишь вода, и из неё вышли два брата. Младший брат добыл со дна немного земной тверди и положил её на поверхность воды. Затем, пока он отдыхал от своих трудов, старший из братьев растянул образовавшуюся сушу до размеров современной земли. Потом, добыв со дна глины и камня, братья принялись лепить из неё живых существ. Младший брат создавал хороших людей и полезных животных, а старший творил дурных людей и животных-вредителей, оттого на земле оказалось поровну добра и зла. В конце концов младший брат отправился жить на небо, оставив посредниками между собой и смертными медведя и ворона, а старший ушёл в Подземный мир и стал властвовать над умершими. Так сложился мир, который знают и современные эвенки.
Любопытный факт: согласно поверью, у созданных братьями людей не одна, как в христианских верованиях, не две, как в религии вуду, а целых три души. Они поддерживают связь человека со всеми тремя мирами, составляющими для эвенков основу мироздания. Манн — душа, находящаяся в верхнем мире и связанная невидимой нитью с человеческим телом. В ней прописана судьба человека, тот путь, который ему назначено пройти. Когда боги обрезают нить связи с Манн, другая — телесная — душа Бэен переселяется в нижний мир, к праотцам. А в среднем мире рядом с человеком постоянно находится ещё одна душа — тень под названием Ханян, охраняющая его от внутреннего и внешнего зла.

Везде и нигде

До начала XX столетия нынешние эвенки были известны под именем тунгусов. Лингвисты переводят это название по-разному: самые популярные версии — «пришельцы с востока» или «древние люди». Из самоназваний этого народа также наиболее распространены два варианта: орочены (иначе говоря, «владеющие оленями») и эвэнкил (что в переводе значит «народ из горных лесов»).
В прошлом кочевые эвенки занимали территории, потрясающие воображение, — причина столь обширного расселения в том, что они не сидели на месте, а постоянно двигались сами и гнали стада своих оленей по бескрайним просторам от берегов Енисея до самой Китайской границы и от Камчатки почти до самого Ледовитого океана. Сами эвенки считали своей всю землю, которую успевали пройти, и философски заявляли, что пребывают одновременно «везде и нигде».
Этнографы утверждают, что до наших дней эвенков почти не затронуло тлетворное влияние современной цивилизации. Если есть возможность не попасть в административную зависимость от государства — они так и поступают. А сами называют себя внуками медведя и ворона, живущими под самой Полярной звездой.

Внуки медведя и ворона

Оставаясь язычниками, эвенки считают животных своими дальними предками и покровителями и относятся к ним с глубоким почтением. В эвенкийских преданиях медведь предстаёт ни больше ни меньше как первым обитателем земных угодий, высшим существом, обеспечившим людей огнём, орудиями труда, и главным богатством — оленями.
Если верить легенде, жил некогда медведь в союзе с женщиной. Когда ему пришла пора умирать, он велел ей разрубить своё тело на части и разложить их по всей берлоге. И куски медвежьего тела обратились в разные инструменты, очаг с горящим пламенем и оленье стадо. Другая легенда повествует о том, что медвежье племя переродилось из людей, не желавших делить землю с другими родами и потому ушедших жить в самые — дремучие леса. С тех пор медведи иногда вспоминают о своей прежней человеческой природе и оставляют на деревьях следы когтей, вызывая мужчин на битву.
Уважение эвенков к лесному хозяину выражалось в том, что его запрещалось убивать спящим. Прежде чем начать охоту, полагалось разбудить животное. А чтобы отвести от своего народа медвежий гнев, следовало громко называть себя и товарищей якутами — или вырезать на древесных стволах лица и затем указать на них, как на убийц медведя.
У поверженной медвежьей туши следовало, поклонившись, просить прощения за то, что отняли жизнь. Кости же, оставшиеся от съеденного медведя, обычно помещали в так называемый лабаз, поставленный на помосте в двух или более метрах от поверхности земли. Из-за схожести строения медвежьего тела с человеческим эвенки считали необходимым хоронить животное так, как в древности хоронили усопших членов рода.
Особое отношение сложилось у эвенков и к ворону. Поскольку эти пернатые всегда живут парами и могут воспроизводить отдельные слова человеческой речи, их считали душами людей, за дурные поступки превращённых в чёрных, словно ночь, птиц. Правда, одновременно им доверили приносить на небеса вести из мира смертных и пересказывать их богам. Интересный факт: в древних мифах ворон и медведь всегда противостоят друг другу, и в их противоборстве ворон обычно одерживает победу. Поэтому эвенки, отправляясь на медвежью охоту, иногда разрисовывали лица сажей, махали руками, словно крыльями, и каркали, чтобы как следует напугать медведя.

Индейцы во фраках

Первые исследователи коренных народов Сибири единодушно отмечали искренность, доброту и честность эвенков. Последнее качество косвенно подтверждается языком этого народа — в нем, например, нет слова «вор». Осваивавшие в XVII столетии сибирский регион казаки оставили свидетельства подвижности тела и остроты ума, «услужливости без раболепства, гордости и смелости» тунгусов. В отличие от неловких остяков (ныне хантов), мрачных самоедов (группа народов, в которую ныне входят ненцы, энцы, нганасаны и селькупы) и воинственных якутов, эвенки производили на пришельцев куда более благоприятное впечатление. За это они получили от европейцев прозвище «французы тундры и леса». Декабрист Вильгельм Кюхельбекер звал их аристократами Сибири, а путешественник и полярный исследователь Фритьоф Нансен находил большое сходство между этим народом и североамериканскими индейцами. Нансен весьма сожалел, что не нашлось литератора, который прославил бы эвенков так, как Фенимор Купер прославил ирокезов, гуронов и могикан.
Прозвище «сибирские аристократы» не было случайным: эвенки чрезвычайно тяготели к всевозможному украшению своих нарядов, а один из видов одежды даже назывался фраком за необычный покрой, напоминающий костюмы европейских денди. Для фрака выбирали шкуру оленя, которую набрасывали на плечи так, чтобы она прикрывала спину, а на талии её перетягивали поясом. Получалась одежда, короткая спереди, но имеющая фалды сзади и сплошь расшитая ярким бисером, монетами и мехом.
Для защиты глаз от слепящего Солнца, которое вдобавок отражалось от снежной поверхности, эвенки использовали… — очки. Правда, привычный европейцу аксессуар они напоминали мало. Очки делали из костей животных, стекла заменяла тонко выделанная кожа, в которой прорезали узкие щели для того, чтобы смотреть вокруг, не опасаясь ярких лучей.
А вместо лошадей эвенки ездили верхом на специально обученных верховых оленях, причём охотники могли проводить в седле большую часть жизни. Должно быть, колоритные фигуры эвенкийских мужчин и женщин производили поистине неизгладимое впечатление на всякого, кто встречался с ними впервые.

Хранители Золотой бабы

Среди прочих легенд и сказаний племя эвенков хранит и одну тайну, разгадать которую почти тысячелетие пытаются многие учёные. Речь идёт о знаменитой Золотой бабе, мечте многих кладоискателей.
Золотую бабу описывают как полутораметровую статую обнажённой женщины, отлитую из золота высочайшей пробы. Если верить легенде, это изваяние римской богини Юноны, вывезенное из Рима одним из варварских племён. Затем она попала в руки викингов, которые привезли скульптуру на Ладогу и поместили в святилище. С приходом на северо-запад Руси христианских миссионеров судьба статуи оказалась под угрозой, и тогда славянские волхвы отправили святыню под защиту языческих племён — сначала на берега Камы, затем на Урал, а ещё позже — в тайное капище на Оби.
Пока Золотая баба путешествовала с запада на восток, предание о ней распространилось по всей российской территории. За золотым идолом охотились многие, рассказывают, что одним из таких охотников был сам покоритель Сибирского ханства Ермак Тимофеевич.
Последним прибежищем изваяния, как считают исследователи, стал полуостров Таймыр, самая северная материковая часть евразийского континента. Это один из самых малоизученных российских регионов, освоенный геологами всего на четверть. О том, какие тайны все ещё скрывают остальные три четверти Таймыра, остаётся лишь догадываться.
Считается, что именно в сердце Таймыра, на таинственном плато Путорана, и укрыта сегодня Золотая баба. А хранят её от чужих жадных рук так называемые дикие эвенки. Разумеется, на самом деле они не более дикие, чем все остальные народы России. Просто небольшая часть эвенкийских родов предпочла не вступать в контакт с цивилизацией, а продолжать жить по заветам предков. Колоссальные неизученные территории вполне позволяют им десятилетиями не появляться в местах расселения осёдлых народов Сибири и Дальнего Востока. Слухи о том, что эвенки служат хранителями Золотой бабы, упорно распространяются на бескрайних сибирских просторах — кто знает, возможно, в их основе лежит реальная история?

Журнал: Тайны 20-го века №3, январь 2020 года
Рубрика: Миф и реальность
Автор: Екатерина Кравцова





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —