Колония маготов Гибралтара: Макака, оседлавшая скалу

Гибралтар сначала стал спасительной гаванью, затем питомником. А теперь это обезьянье царство, в котором люди чувствуют себя пришельцами.

Колония маготов Гибралтара: Макака, оседлавшая скалу

Люди едут за маготом

Гибралтар — территория на юге Пиренейского полуострова площадью 6,5 квадратного километра. Но население численностью около 30 тысяч человек использует лишь малую часть площади. Более четырёх квадратных километров — во власти обезьян. Именно они хозяева Гибралтарской скалы.
Экономика территории держится на трёх китах: развлекательный бизнес, офшорная зона и туризм. Сюда ежегодно приезжают семь миллионов туристов, и 80 процентов из них главной причиной поездки в эти края называют маготов.

Обезьяна как разменная монета

Магот — единственное природное сокровище скалы. Это единственная обезьяна, живущая на территории Европы в естественной среде.
Магот на Гибралтаре — животное почитаемое. Он даже увековечен на реверсе гибралтарского пятипенсовика.
Но обезьяны с каждым годом приносят гибралтарцам всё больше проблем. Туристам в радость угостить обезьян шоколадом, но это вредно для здоровья животных. Поэтому их кормление запрещено.
Лара Модоло, ведущий эксперт института антропологии Университета Цюриха, оценивает ситуацию со своей точки зрения:
— Ощущение необычное: идёшь через лесной массив, а вокруг тебя прыгают обезьяны. Они не отделены заборами или канавами. Стоит быть настороже. От этого — ощущение дискомфорта.

Был бы флот, найдётся и магот

Маготы на Гибралтаре уже полтора века находятся под охраной королевских ВМС. Чем заслужили макаки подобное благоволение английской короны?
Существует легенда, что в начале XVIII века испанцы собирались напасть на Гибралтар, однако внезапные вопли маготов вывели из дремоты британский гарнизон, и он отразил нападение.
Так ли это на самом деле, не скажет никто. Острословы говорят, что от английских моряков можно ожидать чего угодно.
По другой легенде, маготы на Гибралтаре никогда не жили. Их родина — Марокко и Алжир. А прибыли они на Гибралтар по тайному подземно-подводному ходу через пролив. Скалу (она и сама пронизана ходами длиной в 50 километров) и берег Марокко отделяют всего-то 14 километров.

Что ни «шик», то пшик

Гиды учат: магота, посягнувшего на чужое имущество, если и надо проучить, то очень корректно. Можно шикнуть на него, к примеру. Но маготу, как и любому наглецу, честно говоря, на ваш «шик» плевать. Недаром его ещё называют берберийской обезьяной, то есть ведущей кочевой образ жизни. Дикарь — он и есть дикарь. Магот знай себе потрошит сумки, ворует что ни попадя с балконов. Хочется, говоря по-русски, дать в пятак. Лара делает круглые глаза:
— Что вы! Надо уметь себя переломить, почувствовать в маготе партнёра по ландшафту. Он же вольное животное.

Чего они боятся?

Действительно, на африканской родине, в Атласских горах на высоте более 2000 метров, берберские обезьяны чувствуют себя комфортно круглый год. Вот это их и губит. Контрабандисты отлавливают маготов, поставляя их в зоопарки и частные коллекции. Численность бесхвостых обезьян на севере Африки за последние 20 лет сократилось вдвое. Магот под угрозой истребления и занесён в Красную книгу. Чтобы спасти обезьян, природоохранные организации время от времени отлавливают и эвакуируют маготов из Северной Африки в более безопасные регионы.
В том числе и на Гибралтар? В том-то и дело, что нет. Учёные подсчитали, что той популяции, которая уже расселилась на скале, достаточно. — Оптимальная численность обезьян — чтобы маготы жили в гармонии с природой, — так по-научному обрисовывает положение фрау Модоло. Она же утверждает: маготы — аборигены Гибралтара. Новейшие исследования указывают на то, что ещё 5500 лет назад они тут обитали.
Подобные данные опровергают и легенду о тайных ходах между континентами, и версию о том, маготов привезли в трюмах кораблей во времена арабского владычества на юге Испании в VIII-XV веках. Первые письменные упоминания о маготах датированы 1704 годом. Именно тогда Гибралтар был захвачен английской эскадрой, а позже отошёл к Британии, оставаясь до сего дня её единственной заморской территорией в масштабах Европы.

«Свой человек» в Лондоне

Жители Гибралтара ни за что не хотят уходить под испанское крыло, как это было до 1704 года. Они не намерены ничего менять в своей жизни. Об этом говорят и внешние приметы. Здесь те же, что и в Лондоне, красные телефонные будки и почтовые ящики, полицейские-бобби в чёрных касках, двухэтажные автобусы. В аэропорту с плаката и с монеты в 5 пенсов вас приветствует Елизавета II. То, что на другой стороне монеты макака, — не обидный намёк, а политический расчёт. На Гибралтаре в ходу выражение, которое приписывают Уинстону Черчиллю: «Пока на скале живёт хотя бы одна обезьяна, город останется британским».
Магот чувствует свою безнаказанность. Расположенные на скале жилые дома и хозяйственные постройки он воспринимает как свою собственность. Гибралтарцы с удовольствием цитируют афоризм, иллюстрирующий решимость Великобритании сохранять контроль над Гибралтаром: «Мы будем защищать обезьян до последнего англичанина».
А иногда говорят и так: «Мы будем защищать англичан до последней обезьяны». И это не пустые слова. Когда в 1942 году проводили инвентаризацию, оказалось, что маготов на Гибралтаре осталось около дюжины особей. Лично Уинстон Черчилль распорядился привезти из Марокко несколько семей для расплода. Сегодня здесь обитает 70% поголовья данного вида.

По принципу «Хлеба и зрелищ»

А чего им не плодиться? Просторно. Сытно. Маготы Гибралтара не могут пожаловаться на рацион питания. К тем побегам и корешкам, которыми они по праву обитателей, лесов смачно похрустывают, обезьянам положен государственный паёк: фрукты, овощи, крупы, зерно. Каждый день команда из трёх человек привозит маготам корзины с 125 килограммами пищи, что обходится казне в 70000 фунтов в год.
Но, оказалось, что всего этого маготу мало. Ему еду с приключениями подавай. Он стал нападать на дома, потрошить холодильники, опустошать садовые участки.
По этой причине пять лет назад министр охраны окружающей среды Эрнест Бритто решил учинить расследование. Эксперты понаблюдали и узнали, что называется, в морду самых безжалостных разбойников. Бритто разрешил уничтожить 25 из 206 обезьян, которые систематически разоряли домашние хозяйства и заповедные зоны. Их настигли пули снайперов, две обезьяны подверглись эвтаназии. Эти меры вызвали скандал в обществе. Зелёные заявили: дело пахнет международным бойкотом Великобритании.

Гордость, она же проблема

Бритто объяснил: он действовал в соответствии с законом, утверждённым парламентом.
— Это было последнее средство, — говорил он. Однако обезьяны и сегодня не унимаются. Они чинят форменный грабёж в поисках пищи, переворачивая контейнеры для отходов, проникая в дома через окна, запрыгивая на ходу в автомобили, пугая детей и кусая своих преследователей, что грозит инфекцией.
В местной прессе и поныне публикуются откровения наподобие заметки Женевьевы Понс: «Я живу в страдающем от набегов маготов районе. Понимаю, что обезьяны сделали Гибралтар привлекательным для туристов. Ну а как быть мне? Было бы оправданным инвестировать большую сумму в избавление района от обезьян».
Обезьяна — не только гордость, но и проблема Гибралтара. И власти оказались перед дилеммой: что важнее — приверженность идеям экологии или обеспечение безопасности людей? Когда-то Гибралтар грабили пираты, захватывали мавры, окружали турки и испанцы, завоёвывали англичане. Скалу-крепость испытывали осадами 14 раз. Сегодня Гибралтар выдерживает ещё одно испытание. На этот раз изнутри.

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2013 года
Рубрика: Наши соседи по планете
Автор: Александр Меламед

Метки: Тайны 20 века, Африка, обезьяна, Европа, скала, Гибралтар, макака



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —