Люди и обезьяны: диалог возможен?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Все мы с детских лет помним историю о Маугли, который вырос в джунглях и умел свободно разговаривать с животными. Однако нам и в голову не приходит, что в реальной жизни возможно подобное общение. Не только обыватели, но и учёные до недавнего времени считали, что осмысленная речь — это исключительно человеческая привилегия. Но жизнь пошатнула устоявшиеся представления, поставив перед миром науки новые вопросы и открыв для изучения неизведанные горизонты.

Фото: говорящая обезьяна Люси, интересные факты

Неожиданная идея

В конце 60-х годов прошлого века двое исследователей-физиологов, супруги Аллен и Беатриса Гарднеры (университет г. Рино, штат Невада, США) высказали шокирующую мысль. Они предположили, что высокоорганизованные приматы, например обезьяны шимпанзе, вполне могли бы разговаривать с человеком, если бы строение голосового аппарата позволяло им это делать. То есть проблему общения Гарднеры видели не в отсутствии у шимпанзе умственных способностей, необходимых для построения фраз, а лишь в физической невозможности произносить членораздельные звуки. Теория Гарднеров, как и любое революционное высказывание, была воспринята со скептицизмом. Тогда учёные решили доказать свою правоту экспериментальным методом и взялись за обучение шимпанзе амслену — языку глухонемых!

Люси учится говорить

Шимпанзе Люси была отнята от матери сразу после рождения и выросла в изоляции от представителей собственного вида, общаясь только с людьми. Роджер Футе, ассистент Гарднеров, ежедневно час-другой занимался с ней. На одних занятиях Люси заучивала новые слова (ей показывали картинку или производили какое-то действие, сопровождая их соответствующими знаками амслена), на других Футе просто болтал с ней, закрепляя пройденное. Через несколько лет Люси знала около 80 слов, причём это были и существительные («конфета», «ложка», «книга», «ключ», «собака»), и глаголы («плакать», «схватить», «щекотать», «обнять», «идти»), и прилагательные («горячий», «чистый», «маленький», «грязный»), и наречия («больно», «приятно», «жалко»), и местоимения («ты», «я», «они»), и даже предлоги («в», «из» и т.д.). Она умела также употреблять разные формы одного и того же слова («ты», «твой», «тебе» и т.д.).
Люси не раз доказывала, что она не просто зазубривает новые понятия, а понимает их глубинный смысл. Например, её обучили знаку «кошка», показывая лишь фотографию животного. А через неделю во время прогулки Люси с помощью этого знака указала Роджеру на живую кошку. Если бы шимпанзе были лишены зачатков мышления, Люси соотнесла бы знак «кошка» исключительно с фотографией и не более того.

Творческий подход к делу

Вскоре выяснилось, что Люси умеет самостоятельно комбинировать слова, составляя новые понятия. Так, что-бы как-то обозначить фрукты и овощи, для которых она не знала названия, Люси использовала знаки, описывающие их свойства. Попробовав редис, к примеру, она выплюнула его и обозвала «плакать еда боль». Кусок арбуза Люси назвала «конфета пить», подчёркивая его сладость и сочную структуру. Замороженная клубника была названа «холодный фрукт», лимон — «запах еда». Этот гастрономический эксперимент опровёрг утверждения учёных о том, что животные не способны к абстрагированию. Люси никогда бы не смогла справиться со своим заданием, если бы не обладала этим навыком, необходимым для реконструкции новых понятий.
Вот ещё пример, демонстрирующий способность шимпанзе к аналитической деятельности. Роджер использовал для обозначения поводка, на котором водил Люси гулять, тот же знак, что и для обыкновенной верёвки. Люси же решила устранить эту путаницу понятий и начала называть поводок не просто «верёвка», а «верёвка на шею», делая движение, как будто надевает его на себя. То есть она выявила наиболее характерное свойство поводка и положила в основу нового символического представления. Не менее интересно то, что Люси дала понять и своё отношение к изобретённому ею слову: она сопроводила его описательным термином «грязный», несмотря на то что поводок её был новым и чистым! То есть слово было употреблено в уничижительном значении — Люси выругалась! Это, конечно, не было результатом обучения, здесь налицо самостоятельно проведённая дедукция.

Чувствуют, как люди

Люси умела испытывать вполне человеческие эмоции и говорить о них. Увидев однажды на ноге своего педагога царапину, она подошла к нему с грустным видом и сказала: «Нога больно». Наставник поблагодарил её и ответил, что ему не больно, после чего преданная ученица сразу повеселела.
Не менее показателен и другой эпизод. Чтобы удовлетворить в Люси потребность зарождающегося материнского инстинкта, ей на воспитание отдали котёнка. Люси была в восторге от живой игрушки, называла котёнка «мой беби» и повсюду таскала его за собой. Котёнок все время стремился удрать от назойливой мамаши, но она бесцеремонно отдирала его от решётки клетки, в которую он вцеплялся в безуспешных попытках скрыться. В результате котёнок повредил себе лапки. Как только наставники Люси заметили это, сразу же удалили котёнка и объяснили Люси причину произошедшего. «Мамаша» была убита горем, перестала есть, сидела, схватившись за голову, в углу вольера. Когда ей возвратили котёнка, она сразу начала его баюкать, приговаривая: «Больно, больно беби. Люси виновата». Даже животные, оказывается, способны на самокритику!
Люси умела выражать и другие эмоции. Как-то раз после дождя Роджер не взял её на прогулку. Она смотрела ему вслед и делала очень осмысленные знаки. Сначала это были мирные просьбы: «Ты подойди. Люси гулять». Затем началась ругань в духе «фязный Роджер», а закончился монолог горестным признанием: «Люси плакать. Люси плохо». Ну разве после этого можно было спокойно уйти? Роджер вернулся и выпустил повеселевшую Люси на свободу.

Мысли вслух

Однажды Люси застали за «чтением» иллюстрированного журнала. Она увлечённо просматривала картинки и жестами комментировала увиденное. Рисунок тифа она сопроводила фразой «большая кошка». А увидев рекламу вермута, просигналила «пить», очевидно, догадавшись о его назначении по бутылке, которую ей доводилось видеть в реальной жизни. Как назвать такое поведение, если не размышление вслух? Получается, человекообразные обезьяны думают не только в тот момент, когда их о чем-то спрашивают: размышляют они гораздо больше, чем говорят.

Люси знакомится с другими шимпанзе

Эксперимент продолжался. Люси перевели в институтскую колонию обезьян, чтобы посмотреть, сумеет ли она применить полученные языковые навыки в новой среде. И вот что выяснилось: сородичей, не умеющих общаться на амслене, Люси не признавала за равных себе и называла «чёрными тварями» и «грязными животными», а с шимпанзе, обученными амслену, она быстро нашла общий язык и охотно беседовала. Эти беседы не были многословными и ограничивались в основном темами, связанными с едой. Однако — что важно — они имели место, причём без всякого стимулирования со стороны человека!
Вот один из подобных диалогов. Шимпанзе Бруно пьёт апельсиновый сок. Люси подходит к нему и просит поделиться: «Дай пить. Бруно, дай». Бруно не реагирует. Тогда Люси, желая отвлечь его от трапезы, просит её пощекотать. Бруно отмахивается: «Люси я еда», что, очевидно, означает: «Не приставай, я занят!». Ну чем не разговор двух маленьких ребятишек?

Что далеко ходить?

Давно убедив себя в том, что на планете нет никого, помимо нас, с кем бы можно было общаться, люди тратят колоссальные средства на исследование космического пространства в надежде обнаружить разум в других уголках Вселенной. А может быть, нужно внимательнее присмотреться к своему земному окружению и постараться найти возможности осмысленного диалога с братьями меньшими? Как показывают эксперименты с шимпанзе, это вполне возможно.

Журнал: История — невероятные факты №5, май 2019 года
Рубрика: Братья меньшие
Автор: Юлия Мигита

Метки: Междуречье, История — невероятные факты, обезьяна, приматы, разговор, шимпанзе




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.