Впечатления из царства смерти

В «Тайнах XX века» №36 напечатан рассказ польской художницы о том, как вследствие клинической смерти она побывала на том свете, в прекрасной стране. Там она беседовала с Пресветлым Духом, который помог ей возвратиться в земную жизнь. Но это был рассказ от первого лица, без каких-либо свидетельских показаний или вещественных доказательств.

Впечатления из царства смерти
Основное содержание данной статьи составляют свидетельства голландских кардиологов во главе с Пимом ван Ломмелем, заведующим отделением кардиологии в муниципальной больнице города Арнем. По результатам своих многолетних исследований эти врачи в декабре 2001 года опубликовали статью в авторитетном британском медицинском журнале Lancet.

Постановка задач

Предметом исследований авторов статьи стали ощущения людей, переживших клиническую смерть вследствие остановки сердца. Это, по определению авторов, «ощущения пациента, запечатлевшиеся в его памяти в период особого состояния его сознания. В число этих ощущений входит: покидание собственного тела и наблюдение за ним «со стороны»; появление положительных эмоций; наблюдение тоннеля и яркого света; встреча с существом, состоящим из света, с умершими родственниками; обзор событий собственной жизни».
Некоторые люди рассказывают о своих переживаниях, испытанных ими после наступления клинической смерти. Доктор ван Ломмель и его коллеги поставили себе цель установить причину этих переживаний и выявить факторы, влияющие на частоту их возникновения, глубину и содержание.
На протяжении 10 лет они проследили истории болезни 344 пациентов, переживших остановку сердца и возвращённых к жизни в десяти различных больницах и клиниках Голландии. Из них 62 человека, то есть около 18%, рассказывали о своих посмертных, или, вернее, «присмертных» ощущениях.

Выводы по результатам исследований

В результате проведённых исследований врачи пришли к выводу, что возникновение присмертных ощущений не связано ни с продолжительностью остановки сердца или пребывания в бессознательном состоянии, ни с характером лечения, ни с появлением (или непоявлением) у пациента страха смерти перед остановкой сердца.
Среди пациентов, переживших присмертные ощущения, — в особенности сильные и глубокие, — а затем возвращённых к жизни посредством сердечно-лёгочной реанимации, смертность в течение последующих 30 дней была заметно выше, чем у тех, кто в таком же состоянии присмертных ощущений не испытывал. Возможно, причина в том, что люди, уже побывавшие в мире смерти, больше не боялись расставания с жизнью.
Подводя итоги своих исследований, кардиологи высказали весьма неожиданное мнение.
«Полученные результаты позволяют утверждать, что на наличие — или отсутствие — присмертных ощущений медицинские факторы влияния не оказывают, причём у большинства пациентов, находившихся в состоянии клинической смерти, таких ощущений вообще не было. Степень серьёзности кризиса болезни также не влияла на возникновение или глубину ощущений. Если бы присмертные ощущения вызывались чисто физиологическими факторами, являющимися следствием кислородного голодания мозга, тогда эти ощущения должны были бы появляться не у 18% наших пациентов, а у подавляющего их большинства. Вероятность возникновения ощущений никак не связана и с видом применяемого терапевтического лечения».

Характерный пример

Один из самых удивительных случаев, исследованных группой доктора ван Ломмеля, — это история болезни 43-летнего мужчины, у которого остановка сердца произошла прямо на улице. Когда его привезли в больницу, он находился в глубоком обмороке, кожа и слизистые оболочки имели синюшную окраску. Общее состояние человека было крайне тяжёлым: пульс не прослушивался, артериальное кровяное давление отсутствовало.
В течение полутора часов врачи пытались вернуть пациента к жизни, применяя процедуру сердечно-лёгочной реанимации, инъекции и другие терапевтические средства. Наконец, их усилия частично увенчались успехом. У больного появился пульс, начало подниматься кровяное давление, но из-за сильных внутренних повреждений мозга в сознание он не приходил и самостоятельно дышать по-прежнему не мог. Поэтому пришлось подключить его к аппарату искусственного дыхания и ввести в гортань специальную дыхательную трубку.
При этом медсестра вынула у пациента изо рта вставную челюсть и положила её на каталку, доставившую его в реанимационную палату. Здесь больному пришлось пробыть целую неделю, прежде чем врачи сочли возможным перевести его в отделение кардиологии. Когда дежурная медсестра из этого отделения в первый раз вошла к нему в палату, чтобы дать лекарства, пациент вдруг сказал: «А я вас узнал. Это вы вынули у меня изо рта протез, когда вставляли в горло дыхательную трубку. Кстати, где он? Его так и увезли на каталке?».
Затем он подробно рассказал ошеломлённой медсестре, как врачи боролись за его жизнь, описал их внешность, а также обстановку в реанимационной палате. Медсестра была в шоке, поскольку она не знала, что у пациентов бывают присмертные ощущения. Она тут же вызвала в палату врачей.
Услышав от медсестры об удивительной осведомлённости пациента, находившегося при смерти и без сознания, врачи попросили его подробно описать все, что он видел и слышал во время своего пребывания в реанимации.
Этот документально зафиксированный случай, подлинность которого не вызывает сомнений, не является единственным в своём роде. Таких случаев, какими бы невероятными они ни казались, в настоящее время известно достаточно много.

Попытки осмысления

Учёные и врачи пытаются понять, как вообще может быть какое-либо восприятие в сознании практически ушедшего из жизни человека, каков механизм присмертных ощущений. Как и чем может что-то ощущать человек, у которого нет пульса, остановилось дыхание и полностью прекратил работать мозг, о чём свидетельствуют ровные прямые линии на электроэнцефалограмме?
Научного ответа на эти вопросы пока нет. Не знает его и кардиолог Пим ван Ломмель. Он лишь уверен, что раз присмертные ощущения существуют, то человеку должно быть присуще нечто, способное функционировать независимо от его тела и вне тела. Оно имеет свои особые связи с нашим мозгом. Нашим сознанием, куда и «вкладывает» воспоминания о пережитом во время клинической смерти в том случае, если человека удаётся вернуть к жизни. Назвать это нечто душой ван Ломмель остерегается, поскольку считает, что понятие «душа» в его современной трактовке слишком неоднозначно и расплывчато.

«Наш» случай

А в заключение ещё один «невероятный, но очевидный» случай, более близкий россиянам, особенно петербуржцам, и, надо полагать, совершенно достоверный.
Жизнь популярного в недавнем прошлом эстрадного певца, любимца петербургской публики, народного артиста России Сергея Захарова не однажды висела на волоске. Но всякий раз к нему приходило чудесное спасение. Когда он тонул в штормовом море, его спас случайно оказавшийся поблизости армейский товарищ. Из Магадана, где опальный артист отбывал ссылку, его вызволил совершенно не знакомый ему чиновник.
В 46 лет Захаров перенёс клиническую смерть и остался в живых лишь благодаря целой цепочке невероятных совпадений. Об этом он в мае 2002 года рассказал журналисту газеты «Аргументы и факты» Владимиру Кожемякину.
По словам певца, в 1996 году он почти подряд дал 60 концертов по всей стране в поддержку предвыборной кампании Ельцина, сильно переутомился и позволил себе отдохнуть в загородной гостинице в Челябинской области.
Отдых закончился, нужно было лететь в Москву, но в три часа ночи, накануне намеченного на утро вылета, у Сергея случился сердечный приступ.
Как потом выяснилось, он шесть минут находился в состоянии клинической смерти. И опять — то ли судьба, то ли что-то неведомое удержало его на этом свете. Ближайшая реанимация находилась далеко, в Миассе, но единственная в городе машина с бригадой скорой кардиологической помощи в момент приступа как раз проезжала по шоссе мимо ворот гостиницы. Вызов на «скорой» приняли по рации. И спустя несколько минут врачи уже были у постели Захарова.
А с ним в эти минуты творилось нечто невероятное. Он ощущал себя чем-то вроде воздушного шарика: висел под потолком, чувствуя «спиной» шершавую известку, и ему почему-то очень хотелось поскорее вылететь из комнаты через форточку. Сверху он видел, что внизу на кровати лежал, не знакомый ему голый черноволосый мужик. Вокруг него суетились и что-то быстро делали люди в белом, у одного из них поблескивала лысинка. Сергей стал осматривать комнату и в пыли за шкафом отчётливо увидел батарейки от пульта управления телевизором, которые потерял накануне. В это время один из людей принёс чёрный «рогатый» прибор, воткнул в розетку и крикнул: «Есть пять киловольт!» Раздался хлопок, точно ударили ладонью по волейбольному мячу. Тело голого человека свело судорогой, и «картинка» вдруг перевернулась: Сергей лежал навзничь, а врачи уже снимали с его груди дефибриллятор…
В больнице, куда привезли певца, была только одна ампула с веществом, растворяющим тромбы, и та — в запертом сейфе. Ключ хранился у главного кардиолога, который дежурил по ночам только раз в месяц. И дежурил он именно в ту ночь. А к десяти часам утра кардиограмма Сергея пришла в норму. После возвращения «оттуда» Захаров изменился: прослыл затворником и мизантропом, избегает журналистов и занимается своим садовым участком в пригороде Санкт-Петербурга. Фермерствует и выращивает розы.

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2012 года
Рубрика: За предельной чертой
Автор: Константин Вадимов

Метки: Тайны 20 века, смерть, сердце, ощущение, люди, реанимация



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —