Боевые слоны Индии — были ли они?

В 52-м номере «Тайн» за 2010 год мы опубликовали статью Павла Букина «Танки древности». Павел убедительно доказывал, что в древности боевые слоны не раз демонстрировали на полях сражений свою сокрушительную мощь. В качестве отклика мы получили материал «Небумажные слоны». Его автор считает, что никаких боевых слонов не было и быть не могло. Такая точка зрения показалась нам небезынтересной. А что вы, уважаемые читатели, думаете об этом?

Фото: боевые слоны Индии, интересные факты

Всего лишь миф?

«Боевые слоны» — этот термин давно и прочно врос в военно-историческую мифологию. Нет-нет, это не оговорка — именно в мифологию. Тот средневековый автор, который ввёл в исторический оборот «слоновью кавалерию», по-видимому, видел этих животных исключительно из-за барьера зверинца. Реальность, как обычно, выглядит несколько иначе…
…Уже не первый век кадеты военных учебных заведений перед экзаменом по военной истории старательно зазубривают, сколько там было боевых слонов у царя Пора, у царя Пирра, у Ганнибала. Ещё бы! Профессор зело строг и в вопросе о слонах особенно щепетилен. Действительно, нарисованные на картинках в учебнике «живые танки», казалось бы, не оставляют сомнений в своей сокрушительной эффективности на поле боя. Да вот беда — их боевая мощь такая же «бумажная», как и сами слоны.

Глазами профессионала

Знакомьтесь: Кесри Сингх, потомок старинного рода воинов-кшатриев, профессиональный егерь-охотовед и натуралист-практик, более 30 лет проработавший в национальных парках и заказниках индийских штатов Мадхья-Прадеш и Раджастхан, посвятивший всю свою жизнь защите людей от опасных животных и защите животных от опасных людей. На счету Кесри более сотни уничтоженных тигров-скотокрадов и тигров-людоедов и намного больше — обезвреженных браконьеров. Характеристика более чем убедительная.
В своей занимательной, хоть и небольшой книге «Тигр Раджастхана» Сингх обстоятельно описывает особенности охоты на тигров с помощью слонов. О боевых слонах древности автор не упоминает ни единым словом; тем ценнее для нас его бесхитростное повествование.
…И при ближайшем рассмотрении выясняются интереснейшие вещи. Оказывается, стрелять, сидя на спине бегущего слона, невозможно в принципе! И это при том, что в руках Сингха и его егерей-шикари не лук, стрельба из которого требует долгой и изнурительной тренировки, а современные винтовки, чьё использование неизмеримо проще. Дело в том, что когда слон бежит, хоудах — слоновье «седло» — прыгает и раскачивается так, что стрелку остаётся только вцепиться в него ногами, руками, зубами и истово молиться, чтобы не сорваться под ноги многотонной зверюге. Какая уж тут стрельба! Сингх пишет об этом спокойно и как-то даже флегматично; мол, что поделаешь — издержки производства.
Опять-таки к издержкам производства индийский охотовед относит и риск, связанный, как это ни покажется удивительным, с нервной конституцией слона. Оказывается, эта махина, несмотря на свою силищу и габариты, легко утрачивает самообладание, как только заметит или даже вообразит какую-то угрозу для себя. Если служебная овчарка, даже исполосованная бандитским ножом, будет до последнего вздоха стискивать зубами горло злодея, если строевых лошадей, понюхавших пороху, приходится после сигнала к атаке придерживать, а не пришпоривать, то слон предпочтёт ретироваться, едва почуяв опасность.

Знаете ли вы что…

У села Костенки с давних времён находили огромные кости. В 1717 г. на них обратил внимание Пётр I, решив, что это останки боевых слонов Александра Македонского. Лишь позже выяснилось, что принадлежали они мамонтам.

Способ применения

В Индии слонов используют на охоте для прочесывания участков с высокой, выше человеческого роста, травой и густым кустарником. Пешему стрелку обнаружить тигра в таких условиях не представляется возможным: во-первых, видимость сокращается до нуля, а во-вторых, там попросту трудно передвигаться. Обладая превосходным обонянием и слухом, царь джунглей может проскользнуть в 10 шагах от загонщика — и тот его даже не услышит.
Поэтому функции слона на такой охоте сводятся к тому, чтобы служить мобильной стрелково-наблюдательной вышкой. Сопровождают его три-четыре конных шикари и 20-30 пеших загонщиков, которые должны поднять зверя, ибо, пока он неподвижен, полосатый «камуфляж» делает его практически невидимкой. Как только тигр выдаст себя движением, погонщик, точь-в-точь водитель танка, должен остановить слона, а охотник — поразить цель. Итак: два-три слона, плюс солидное конное и пешее обеспечение против одного-единственного тигра, который в 99% случаев отнюдь не горит желанием бросаться в бой и хочет только одного: убраться побыстрее и подальше…
И тем не менее даже в таких «тепличных» условиях слоны не так уж редко могут доставить немало неприятностей. Полбеды, если «живая самоходка» просто бросится наутёк сломя голову; в этой ситуации седокам, как уже говорилось, нужно постараться намертво приклеиться к хоудаху, а всем прочим — немедля убраться с дороги. Перепуганный гигант устанет и сам остановится. Стократ хуже, если от испуга слона охватывает ярость. Он немедленно переносит её на ближайшее живое существо, а таковыми, как ни прискорбно, являются идущие рядом загонщики и носильщики. И будет чудом, если при этом удастся обойтись без жертв. А самое неприятное, что из-за феноменального чувства товарищества, свойственного слонам, истерическое состояние одного мгновенно передаётся остальным, даже если им лично ничего не угрожает. И хаос возрастает в геометрической прогрессии, превращая сафари в бедлам…

Замещение объекта

А теперь попробуем мысленно заменить одинокого тигра 10 тысячами закалённых в рукопашных боях вояк. Что видит перед собой шеренга наших гипотетических боевых слонов? Режет глаза блеск доспехов, солнце ртутью переливается по лезвиям клинков, и главное — рёв и грот, грохот и рёв! Ревут гнусаво боевые трубы, немелодично гремят цимбалы, пехота стучит мечами о щиты, и все без исключения орут, стремясь не столько устрашить врага, сколько загнать поглубже собственный страх. И вот эта громыхающая стена начинает приближаться, потрясая копьями и клинками, и вот уже полетели первые дротики и стрелы…
Да как бы ни старались погонщики, слоновья бригада взбесится вся и сразу. А поскольку слону свойственно, что характерно, бежать не на угрозу, как тренированной бойцовой собаке, а от неё, нетрудно предугадать, чем кончится битва для того не по разуму амбициозного царя или сатрапа, что не в добрый час решил подкрепить свою пехоту и кавалерию таким вот ненадёжным войском!
Как ни жаль расставаться с красивой то ли сказкой, то ли легендой, но к реальности сага о боевых слонах, увы, отношения не имеет. В боевую линию реального слона не поставишь в силу данных ему богом психофизических особенностей. Трудно сказать, откуда в историографию проникли «слоновьи легионы»; есть не лишённая здравого смысла версия, что это не более чем средневековый худлит, принятый историками в позднейшие времена за чистую монету. Однако это не значит, что серый великан никогда не носил «военную форму»; носил, да ещё как!

Невымышленные заслуги

В XVII веке в Индию проникли англичане и убедительно предложили местным махараджам «поделиться» властью, хотя это ещё как посмотреть — кто был для индийцев хуже: белые сахибы или «родные» князьки. Так или иначе, у англичан наличествовали пушки, а пушки нуждались в ядрах, и все это увесистое хозяйство требовалось оперативно доставлять на поле боя в стране, имеющей весьма смутное представление о дорогах, но зато изобилующей горами и джунглями. Так в Королевской конной артиллерии появились — на совершенно официальной основе — вьючные батареи на слонах. А что такого? Конно-вьючные есть, на верблюдах есть, чем хуже слон? И «красные мундиры» вели колонны «живых самоходок» на Лакхнау и Дели — Боже, храни короля!
На протяжении двух с лишним сотен лет слоны исправно несли службу в британской армии как вьючные животные — и в артиллерии, и в подразделениях снабжения. Легли сквозь джунгли телеграфные кабели, запыхтели деловито паровозы, красные мундиры сменили френчи цвета хаки, в воздухе сперва робко застрекотали, а потом грозно заревели моторами самолёты, кавалерия пересаживалась на танки — но лопоухие тягачи по-прежнему оставались в строю. И когда в 1942 году подданным британской королевы пришлось останавливать агрессию Японской империи, слон дисциплинированно вздернул хобот: «Слушаюсь, сэр! Какие будут приказания?».
…Три диверсионные колонны 77-й пехотной бригады «Чиндиты» под командой полковника Орда Уингейта внезапно появились к югу от реки Иравади, что в Северной Бирме, сметая на своём пути японские гарнизоны и взрывая полотно жизненно важной для них Бирманской железной дороги. «Откуда, во имя всех богов, у белых дьяволов артиллерия?! — недоумевали воины Яма-то, вжимаясь в землю под ураганным огнём англичан. — Протащить через джунгли на руках гаубицы и такую уйму боеприпасов — да это колдовство!».
А между тем «колдунами» были всё они же, длинноносые и лопоухие «солдаты» королевской армии, ничуть не изменившиеся за 250 лет беспорочной службы.
Таковы реальные, а не вымышленные боевые заслуги этого удивительного животного. И не стоит приписывать ему подвиги, которые он не совершал и совершать не мог; реальность, как всегда, намного удивительней и интереснее вымысла.

Журнал: Тайны 20-го века №8, март 2011 года
Рубрика: Необычный ракурс
Автор: Сергей Дунаев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —