Споры о там, кто первым из европейцев достиг берегов Америки, ведутся уже давно. В настоящее время считается доказанным, что за пять столетий до Колумба в Новом Свете побывали викинги — предки современных скандинавов.

Бразильский камень с письменами

Бразильский камень и финикийские мореходы

Загадочная находка

Однако есть факты, позволяющие предполагать, что и у скандинавов могли быть предшественники. Об этом свидетельствуют и исполинские каменные головы ольмеков с негроидными чертами, найденные в джунглях Центральной Америки, и голова статуи, выполненной в древнеримском стиле, из погребения, открытого на территории современной Мексики, и Бразильский камень, история которого весьма и весьма загадочна.
Но давайте с самого начала.
В 1872 году председатель историко-географического общества Бразилии маркиз де Сапукахи получил по почте конверт, в котором был лист бумаги, исписанный непонятными знаками. В сопроводительном письме некий дон Хоаким Алвес да Коста сообщал, что во время строительных работ в своём имении случайно обнаружил разбитую на четыре части каменную плиту с необычной надписью. С неё была сделана копия, которую он счёл необходимым отправить уважаемому профессору в надежде, что тот прольёт свет на загадочную находку.

Молодой учёный и стареющий император

Однако маркиз де Сапукахи, страстный путешественник и завсегдатай светских салонов, не имел никакого отношения к лингвистике или дешифровке и поэтому ограничился тем, что опубликовал в газете короткую заметку о находке. А послание да Косты передал молодому перспективному учёному Ладислау Нетто.
После безуспешных попыток разгадать секрет надписи Нетто пришёл к выводу, что она сделана на языке древних финикийцев, которого он не знал. Пришлось заняться его изучением, что, конечно же, потребовало времени. Решив ознакомиться с оригиналом надписи, молодой бразилец столкнулся с неожиданной проблемой: несмотря на все старания, найти ни автора письма, ни каменной плиты ему не удалось. Более того! Усадеб с названием, указанным в качестве обратного адреса, оказалось несколько, но там не слышали ни о сеньоре да Косте, ни о загадочном камне.
Неизвестно, чем закончилась бы эта история, если бы возникшие вокруг неё салонные разговоры не заинтересовали бразильского императора Педру II. В ту эпоху среди европейских правителей стало модным слыть просвещённым монархом. По этой причине Педру II проводил немало времени в беседах с учёными и даже оказывал им финансовую поддержку.
По его настоянию копия уже наделавшей шума надписи была отправлена французскому учёному Эрнесту Ренану — известному специалисту по древним религиям. Однако маститый профессор заниматься расшифровкой отказался: мол, предложенный ему текст полон таких несуразностей, что может быть только подделкой.
Несмотря на авторитет эксперта, император приказал Нетто продолжить работу, и в конечном итоге бразильский учёный вынужден был признать своё бессилие. После этого о Бразильском камне надолго забыли.

Газетная путаница

Вспомнили о нём лишь в 1970-е годы, когда первооткрывателями Америки были признаны викинги, а Тур Хейердал своими путешествиями на «Ра» и «Кон-Тики» заставил по-новому взглянуть на возможности древних мореходов. Тут-то и всплыла вновь загадочная надпись на финикийском языке, каким-то образом оказавшаяся в Бразилии.
Первой о необычной находке столетней давности заговорила бульварная пресса, не привыкшая утруждать себя проверкой фактов. Так, если французские газетчики сообщали о том, что возраст Бразильского камня составляет 2500 лет, то у их швейцарских и немецких коллег эта цифра возросла уже до трёх тысяч. Другие издания пошли ещё дальше: ни слова не говоря о бразильском авторе письма, они утверждали, что камень был найден… Туром Хейердалом. А американские газеты заявляли, что их корреспонденты собственными глазами видели надпись на камне. Но главной загадкой по-прежнему оставалось её содержание.

Амбиции Гордона

Внести ясность в этот вопрос решил Сайрус Гордон, американский специалист по древним текстам. Ещё в 1968 году он опубликовал перевод пресловутой надписи, из которого следовало, что в середине VI века до н.э. Флотилия из десяти финикийских кораблей покинула египетский порт на Красном море и направилась на юг вдоль африканского побережья. Видимо, в районе мыса Доброй Надежды буря разметала суда, и одно из них через какое-то время оказалось у берегов Бразилии. Находившиеся на нём 12 мужчин и три женщины молили богов о спасении и оставили надпись на камне.
Научный мир отнёсся к переводу Гордона весьма скептически. Надо сказать, что и сам Гордон допускал возможность других толкований текста — по той причине, что древние финикийцы использовали в своей письменности только согласные буквы и подобрать правильные гласные было непростой задачей.
В 1971 году он высказал гипотезу: на камне высечено зашифрованное послание с двойным кодом — и с тех пор так и не предложил свой вариант расшифровки. В то же время за дело взялись серьёзные журналисты, которые стали задавать Гордону «неудобные» вопросы: а где же сам камень? Куда исчез сообщивший о нём Хоаким да Коста? И почему молчат другие специалисты по древним языкам?
Чтобы подвести черту под этой щекотливой ситуацией, в конце прошлого века международный консилиум криминалистов, психологов и археологов принял поистине соломоново решение: возможно, камень существовал, а вот бразильский плантатор мог, например, умереть; если же камня никогда не было, то копия надписи — всего лишь глупый розыгрыш. Правда, оставалось непонятным, кому и зачем это понадобилось.
Но если оставить в стороне споры о реальности Бразильского камня, то возникает другой принципиальный вопрос: а могли вообще древние финикийцы достигнуть берегов Южной Америки?

Случайное открытие

Но, прежде чем говорить о мореходных возможностях древних, следует вспомнить кое-какие достоверные факты.
В 1500 году португальская экспедиция под командованием адмирала Педру Кабрала, направлявшаяся в Индию, на широте экватора была подхвачена Южно-Пассатным течением и отклонилась от курса. Так была открыта Бразилия.
Конечно же, финикийские корабли во многом уступали португальским каравеллам. Они были более медлительными и не могли ходить против ветра, так как не позволяло прямое парусное вооружение. Однако в остальном это были довольно надёжные суда длиной до 30 метров. Уже за два тысячелетия до нашей эры финикийцы строили их из кедровых досок толщиной более шести сантиметров и закрывали трюмы водонепроницаемой палубой. В VIII веке до н.э. Они изобрели триеру — судно с тремя рядами весёл, — а двумя столетиями позже совершали плавания не только по Средиземному морю, но и выходили в Атлантический океан, достигая Канарских и Британских островов. Другим направлением их морских походов была страна Пунт на южном побережье Красного моря, куда они совершали плавания, повинуясь египетским фараонам, поскольку сами египтяне строить мореходные корабли не умели.

Невероятное плавание

О масштабах таких экспедиций свидетельствует количество доставляемых оттуда грузов. Так, при фараоне Сахуре в Египет было привезено 80 тысяч мер мирры — ароматической смолы — и 2600 единиц ценных пород дерева, а также слоновую кость.
Такие плавания не были единичными предприятиями, и уже около 4000 лет назад, при фараоне Сенусерте III, был построен судоходный канал, соединивший Нил с Красным морем.
Ещё более отдалённой, чем Пунт, целью морских путешествий был Офир — «страна золота», по мнению многих исследователей, находившаяся на территории современного Мозамбика. И совсем уж невероятным может показаться плавание вокруг Африки, совершенное финикийцами около 600 года до н.э. По приказу фараона Нехо II. Длина береговой линии африканского континента составляет 30500 км, или ¾ окружности земного шара, поэтому неудивительно, что в те далёкие времена для преодоления такого расстояния им понадобилось целых три года.
Неизвестно, что именно побудило фараона принять столь необычное решение. Ясно лишь одно: путь в Атлантику через Гибралтарский пролив был для египтян в то время закрыт, так как всё Западное Средиземноморье контролировали карфагеняне. Поэтому моряки из Финикии, подвластной Египту, выйдя из порта Эционгебер на Красном море, прошли вдоль восточного берега Африки, обогнули мыс Доброй Надежды и по атлантическим водам вернулись в Средиземное море.

В ожидании своего часа

Получается, что благодаря всем этим морским экспедициям финикийцы были довольно хорошо знакомы как с восточным, так и с западным побережьем Африки. Это — во-первых. Во-вторых, они умели строить корабли, способные преодолевать значительные расстояния, что подтверждают эксперименты современных реконструкторов. Так, в конце 70-х годов прошлого века француз Андре Жиль-Артаньян на копии финикийского судна длиной 20, 5 метра совершил двухлетнее плавание. А в 2008 году группа британских энтузиастов на подобном корабле отправилась в экспедицию по маршруту длиной более 20 тысяч морских миль, также благополучно завершившуюся.
В-третьих, корабли, огибающие южную оконечность Африки с востока, оказываются под влиянием Южно-Пассатного течения, а если при этом поднимался юго-восточный ветер, то судно с прямым парусом могло быть заброшено к южноамериканским берегам.
Что же касается Бразильского камня, то он ждёт своего часа, как и другие открытия, которые могли бы подтвердить путешествия древних мореходов из Старого Света в Новый…

Журнал: Тайны 20-го века №44, октябрь 2020 года
Рубрика: Поиски и находки
Автор: Александр Фролов

Метки: камень, Тайны 20 века, корабль, плаванье, Южная Америка, Америка, артефакт, Бразилия, Атлантика, Финикия





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-