Древний Рим - интересные факты

Жизнь в эпоху Античности была далеко не так проста и жизнерадостна, как иногда кажется потомкам. Вот некоторые факты из истории величайшей империи древности…

Древний Рим - интересные факты

Последний «патрон»

Жизнь творческого человека в Древнем Риме была весьма непростой. Такого понятия, как авторское право, там не существовало — сочинения писателей, поэтов переписывали и продавали все кому не лень. О том, чтобы жить на авторские гонорары, — можно было и не мечтать.
Поэтому для творца-гуманитария в Древнем Риме было два пути. Первый: родиться в богатой семье. Или, всеми правдами и неправдами, самому стать богачом — «self-made man». Второй путь — пойти в «клиенты» к богатому человеку.
Клиентами в Риме называли людей, живущих за счёт богатого покровителя («патрона»). Кстати, в Древней Греции для обозначения этой категории людей использовали другой, ещё более колоритный, термин — «паразиты». Впрочем, тогда это слово не содержало столь явного негативного оттенка, как сейчас — это была просто констатация факта.

Клиент всегда неправ?

Существование в качестве клиента предполагало несение целого ряда унизительных, а порой даже — просто опасных обязанностей! Клиент не только должен был каждое утро приходить с приветствиями в дом своего патрона, но и при необходимости драться за него с оружием в руках в уличных стычках (с клиентами другого патрона). Что уже таило серьёзные угрозы для жизни и здоровья. Одним из таких клиентов-«паразитов» был и великий римский поэт Гораций (1 век до н.э.). Именно клиентские отношения связывали его со знаменитым Меценатом, а вовсе не некое абстрактное «покровительство прекрасному искусству». К счастью, Меценат не требовал от Горация, чтобы тот бегал по улицам Рима с палкой или мечом — ему было вполне достаточно лишь хвалебных од в свою честь. Но в любой момент Меценат мог бы потребовать этого — и Горацию пришлось бы подчиниться!
Вот так низок был в Древнем Риме статус гуманитарной интеллигенции.

«Пальцы вниз!»

В XIX веке сложился миф, что судьбу поверженного гладиатора зрители определяли повернутым вниз большим пальцем руки. На самом деле символом смерти был просто вытянутый большой палец (в любом направлении), так как он символизировал меч. А вот все пальцы, сжатые в кулак, означали помилование.

Что в имени тебе моём?

Вот сейчас — когда у нас в семье рождается дочка — мы думаем: как же её назвать? Одни родители дают имена классические, другие — экзотические. Благо простор для выбора — огромный. Некоторые семейные пары даже ссорятся на почве выбора имени для ребёнка.
Родители древнеримских девочек такой проблемы не знали. В это трудно поверить, но у женщин Рима вообще не было собственных имён! Женщин называли родовым именем отца в женской форме. И точка. Такова была традиция, таков был закон. Римским родителям ничего не приходилось выбирать (это если родилась девочка; с мальчиками выбор был — пусть и не такой большой, как у нас).
Так, дочка Публия Корнелия Сципиона автоматически получала имя Корнелия. Дочь Марка Туллия Цицерона без всяких размышлений становилась Туллией. Дочь Гая Юлия Цезаря — конечно же, Юлия. И так далее.
Возникает логичный вопрос: а если в семье, допустим, из рода Юлиев рождалось несколько девочек? Что, они все становились Юлиями? И как же их тогда было отличать? Римляне не слишком долго ломали голову над этой проблемой. Они решили её с истинно римской простотой: девочки получали порядковый номер.
К имени старшей по возрасту девочки добавлялся преномен «Старшая» (Maior), самая младшая получала преномен «Младшая» (Minor). Те, что между ними, — обретали «числительные» преномены: «Вторая» (Secunda), «Третья» (Tertia) и т.д.
Теперь представим, что в семействе из рода Юлиев родилось… Ну, положим, четыре девочки. Их имена звучали бы так: lulia Maior, lulia Secunda, lulia Tertia, lulia Minor. Довольно удобно!

Волчица или путана?

Это звучит неожиданно, но знаменитую скульптуру Капитолийской волчицы, как выяснили учёные, изваяли вовсе не римляне, а этруски! И сам миф про мальчиков Ромула и Рема, вскормленных волчицей, тоже этрусского происхождения.
Впрочем, с капитолийской волчицей до сих пор не ясно. Уже в глубокой древности была популярна версия, что никакой волчицы-то и не было. А была «женщина лёгкого поведения» по прозвищу Волчица (Lupa). Она, мол, и выкормила малышей по доброте душевной.
Вот что писал Тит Ливии, величайший историк Древнего Рима: «Иные считают, что Ларенция звалась среди пастухов «волчицей», потому что отдавалась любому, — отсюда и рассказ о чудесном спасении…».
Но как там было на самом деле — была волчица или её не было, — мы уже никогда не узнаем. Давно это было, много времени прошло. «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…».

Деньги — вперёд!

Формально все должности в Риме были выборными. Но фактически — они покупались. А «демократические выборы» служили лишь ширмой для откровенного подкупа избирателей. Человек, претендующий на должность, должен был раздать определённую сумму денег жителям своего избирательного округа.
Но ведь на должность претендовали несколько кандидатов. И все, наверно, раздавали деньги? Да, несомненно. И вот только среди тех, кто раздал деньги, римляне и начинали выбирать: сравнивать лозунги, программы, обещания и т.д. Но заплатить надо было обязательно. Без этого непременного условия римские граждане не соглашались голосовать за кандидата — как бы ни была прекрасна его программа.
Подкуп избирателей шёл через посредников. Их называли «дивизоры» («разделители» — так как они делили полученные от кандидата деньги между избирателями). Услуги дивизоров стоили дорого. В связи с этим периодически возникалк проблемы. Дивизоры требовали от кандидатов предоплаты — они хотели заранее получить гонорар за свои услуги. Кандидаты разумно опасались обмана («возьмёт деньги, а сам ничего не сделает») и хотели платить постфактум — после удачных выборов. Как быть?

«Честный маклер» на «грязных выборах»

Выход был найден: отдать деньги на хранение авторитетному человеку с незапятнанной репутацией. Такой человек дол жён был сыграть роль своего рода «местного маклера». В Риме такого маклера называли «секвестр» (отсюда и пошёл её временный термин).
По результатам выборов секвестр либо отдавал деньги дивизорам (если выборы были успешными), либо возвращал деньги заказчику — если дивизоры плохо сделали свою работу.
В роли такого честного маклера время от времени выступал и знаменитый Марк Порций Катон Младший (позднее прозванный Утическим). Катон на весь Рим слыл человеком принципиальным и кристально честным. И эта слава «кристально честного римлянина» дожила до наших дней. Мо, как видим, принципиальность Катона порой принимала причудливые формы. Он, например, не видел ничего зазорного в том, чтобы проявлять свои порядочные качества в… грязных выборах!

Триумф «атаманов»

Римские воины не давали своим полководцам зазнаться сверх меры. Во время триумфа победоносного полководца не только чествовали. За ним шли его солдаты, которые распевали насмешливые песни. Причём крайне обидного и даже компрометирующего содержания.
Во время галльского триумфа Цезаря его легионеры распевали:

Прячьте жён, ведём мы в город лысого развратника.
Деньги, занятые в Риме, проблудил ты в Галлии.


Широкую известность в Риме получила и песня солдат Цезаря, в которой были такие слова:

Галлов Цезарь покоряет,
Никомед же Цезаря.


Дело в том, что в юности Цезарь гостил у вифинского царя Никомеда, который — как говорили — совратил его. Сенаторы за подобные вольности могли бы лишиться головы. Но для своих солдат полководец был чем-то вроде «батьки-атамана». Они ему беспрекословно повиновались. Но он для них был такой же вояка, «свой парень», над которым можно и «по-солдатски» грубовато подшутить.

Влюблённый Спартак

Реем хорошо известен историко-приключенческий роман итальянского писателя Рафаэлло Джованьоли «Спартак» (1874 год). Книга вызвала рукоплескания читателей и — одновременно — весьма строгие отзывы критиков. Чаще всего роману «Спартак» доставалось за любовную линию. «Ценители исторической правды» возмущались: как это можно помыслить, чтобы Спартак — предводитель величайшего восстания рабов древности — мог быть при этом влюблён в римскую аристократку Валерию?!
Причём Валерия (героиня романа Джованьоли) не просто какая-то дочь патриция. Она ещё и экс-супруга знаменитого диктатора Луция Корнелия Суллы. То есть женщина с самой вершины римского аристократического Олимпа. И вот ей отдал своё сердце народный вождь и революционер Спартак!
Что это (риторически вопрошали все те же критики) — литература или чтиво? Роман, претендующий хоть на какое-то правдоподобие, или «женский роман», ни на что не претендующий? Особенно резко о романе Джованьоли отзывались, конечно же, в советской печати. Писатель Василий Ян (автор знаменитого исторического романа «Чингисхан») с негодованием писал в конце 1920-х:
«Можно ли хоть на мгновение допустить, чтобы кто-нибудь из наших героев Гражданской войны — например, Чапаев, — умирая под обстрелом белогвардейских пулемётов, направлял свою последнюю мысль, своё последнее биение сердца, скажем, к какой-нибудь графине Сумароковой-Эльстон?».
Интересно, а как думают наши читатели? Спартак и жена Суллы — возможна ли была такая любовь? Или — Чапаев и графиня Сумарокова-Эльстон?

Журнал: Запретная история №13(106), июль 2020 года
Рубрика: Тайны древнего мира
Автор: Дмитрий Петров

Метки: женщина, Древний Рим, волк, имя, Юлий Цезарь, Спартак, Запретная история, Дмитрий Соколов





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —