Филипп II Македонский

В прошлый раз мы рассказывали о битве при Гавгамелах. Останемся в той же эпохе, но перенесёмся чуть назад, чтобы понять, как стала возможна потрясающая победа над персами. Царь Филипп Македонский в сознании потомков прочно заслонен грандиозной фигурой его великого сына Александра — завоевателя Персидской империи. Между тем все историки сходятся во мнении, что именно Филипп создал тот совершенный военный механизм, с помощью которого его сын — Александр Македонский — затем покорил половину Азии. Назывался этот механизм — македонская армия…

Фото: Филипп II Македонский, интересные факты

Филипп II Македонский — создатель великой армии

«Первый парень на деревне»

Филипп II родился в 382 году до н.э. В городе Пелла, столице древней Македонии. Отдельно оговоримся, что к современной стране с одноимённым названием та Македония не имела никакого отношения. Так назывался и до сих пор называется греческий регион. Надо сказать, что в те времена Македония считалась глубоким захолустьем греческого мира. И на то, что происходит в этих далёких и диких землях, никто в «цивилизованных» Афинах, Коринфе или Спарте внимания не обращал.
В 359 году до н.э., в возрасте 23 лет, Филипп взошёл на македонский престол. Пройдёт два десятка лет — и эта «богом забытая» греческая провинция станет властелином всей Эллады. В течение этих 20 лет Филипп постоянно воевал: покорял племена, расширяя границы своего царства. И, надо сказать, македонскому царю всегда сопутствовала удача.
Апогеем воинских успехов царя Филиппа стала битва при Херонее (338 год до н.э.), покончившая с прежней независимостью греческих полисов (городов-государств). Отныне вся Греция подчинялась воле Филиппа. Пришла пора задуматься и над более масштабными задачами. Почти сразу после битвы при Херонее Филипп начинает подготовку к завоеванию Персии. В разгар этих приготовлений, в 336 году до н.э., македонского царя сразил кинжал убийцы. Так что задачу покорения персидской державы выполнил уже сын Филиппа — Александр.

Размер имеет значение?

В чем же секрет воинских успехов царя Филиппа? Как отсталая сельская Македония смогла стать лидером всей Эллады? Секрет, конечно, в македонской армии. Как всем отлично известно, сила даёт власть. Но что сделало македонскую армию такой сильной?
Очень часто в связи с этим вспоминают македонскую фалангу и её пресловутые сариссы — так называли особо длинные копья (гораздо длиннее, чем у остальных греков), которыми царь Филипп вооружил своих пехотинцев. Длина сариссы якобы достигала чуть ли не 6 метров. И вот будто бы именно благодаря этим монстровидным копьям македонская армия и одерживала свои победы.
Что тут можно сказать? Упоминания 6-метровых сарисс, которые можно разыскать в античных источниках, относятся уже гораздо к более поздним годам — ко времени столкновения македонцев с римлянами (середина II века до н.э.). Собственно, римляне и оставили описания этих чудовищных копий. Которые, надо заметить, никак нельзя было отнести к каким-то особым достижениям военной мысли. Да и воевать таким огромным копьём было крайне неудобно. Так что такие сариссы можно назвать, скорее, деградацией македонского военного искусства. И практика это убедительно подтвердила — обладатели монструозных «чудо-копий» вчистую проиграли римлянам.
Поэтому успехи царя Филиппа объясняются, конечно, не длиной копий. Тем более что при Филиппе длина сарисс была вполне приемлемая — 3,5 метров (это рассчитали по рисункам на античных вазах). Секрет стремительного взлёта Македонии кроется в более системных вещах. В каких же именно?

Главный секрет македонского успеха

Главным достижением Филиппа Македонского, которое на три четверти объясняет как его успехи, так и последующие победы его сына, — является создание кавалерии как отдельного, самостоятельного рода войск (впервые в мировой военной истории!).
Действительно, до Филиппа в греческих государствах конные всадники играли сугубо вспомогательную роль — они прикрывали пехотную фалангу с боков. Конных воинов было немного. Они были совершенно не упорядочены, не разделены на отдельные тактические единицы (а-ля эскадроны), им не поручалось никаких самостоятельных задач (кроме как отбивать вылазки во фланг).
Такая же ситуация наблюдалась и у соседних персов, скифов и других кочевников. Да, звучит несколько необычно — у кочевников (которые чуть ли не всю жизнь проводят в седле) не было кавалерии! Тем не менее это факт. Кавалерия появляется отнюдь не тогда, когда много людей скачут вместе на конях. А когда эти люди сведены в управляемые эскадроны, каждому из которых (или нескольким вместе) можно ставить отдельную тактическую задачу. А для того чтобы такие управляемые эскадроны появились — нужна дисциплина. Такой дисциплины не было ни у кочевников, ни у персов, ни у вольнолюбивых греков. А вот в монархической Македонии такую дисциплину Филиппу создать удалось.
Итак: первая в мире кавалерия — македонская! — была создана Филиппом. И это было уже не хаотическое сборище конных воинов. Македонские всадники (этеры) делились на эскадроны (они назывались илы) и были так хорошо вышколены, что — совершенно немыслимое для тех времён дело! — даже не бросались грабить вражеский лагерь (если им доводилось его захватить), а продолжали выполнять поставленную боевую задачу.
Все всадники носили доспехи, являясь своего рода прообразом будущих кирасир. Удар тяжёлой (то есть — закованной в доспехи) македонской конницы был всесокрушающим.

«Туз в рукаве»

Итак, кавалерия — вот главный козырь царя Филиппа. С подобной силой он действительно мог завоевать весь тогдашний мир. Но был у македонского царя и другой «туз в рукаве». Это — инженерные войска. До Филиппа в Греции практически никто не брал укреплённых городов штурмом. Причина очень банальна — просто не было технических приспособлений для этого. Греческие города и крепости брались исключительно измором — войско блокировало вражеский город и потом терпеливо ждало, когда у осаждённых закончится еда и вода. И было бы всё замечательно, если запасов у осаждённых мало. А если много? Тогда осада превращалась в дело крайне затяжное и малоперспективное.
Перед Филиппом Македонским таких трудноаей не стояло. Он первым в тогдашней Греции понял все значение технических штурмовых приспособлений (передвижные башни, разного рода метательные машины и т.д.). Благо что всю эту осадную инженерию можно было получить практически в готовом виде. Дело в том, что старший современник царя Филиппа — знаменитый сиракузский тиран Дионисий Старший (431-367 гг. до н.э.) — был просто помешан на осадной технике.
Он собрал мастеров-механиков со всего Средиземноморья, которые создали ему целый арсенал новых или усовершенствованных орудий для взятия городов. Там были и 6-этажные осадные башни на колёсах, и тараны, и даже перспективная новинка, не имевшая прежде аналогов, — катапульта.
И вот всю эту роскошь античной инженерной мысли, созданную по прихоти Дионисия, царь Филипп взял на вооружение. Теперь греки уже не могли чувствовать себя в безопасности за крепкими каменными стенами своих городов. Македонский правитель щёлкал «неприступные крепости» как орехи…

«Мягкая сила» царя Филиппа

Впрочем, царь Филипп предпочитал прибегать к штурму лишь в крайних случаях. Что характеризует его не только как умного стратега, но и как талантливого политика. Как позже учили мыслители Китая: «Истинно великий полководец тот, кто умеет побеждать без боя». Филипп Македонский этим искусством владел вполне. И при взятии городов он в первую очередь рассчитывал не на грубую, а на — как сейчас принято говорить — «мягкую силу».
Широко известен афоризм македонского царя: «Осёл, нагруженный золотом, возьмёт любую крепость». И действительно, практику подкупа защитников вражеского города Филипп использовал часто и почти всегда удачно. Благо что возможности позволяли. Ещё в начале своего правления Филипп захватил богатую золотом гору Пангею. Пангеиские золотые россыпи послужили хорошей материальной базой для военных реформ македонского правителя.
Дополнительным фактором, «игравшим на руку» Македонии, был — как ни странно это звучит — демократический строй греческих полисов, где даже самые сокровенные вопросы военного планирования обсуждали на народном собрании, на котором могли присутствовать все желающие. Естественно, среди этих «желающих» всегда были агенты македонского царя. Таким образом, Филипп с самого начала был в курсе стратегических замыслов своих противников. Авторитарная Македония такой напасти была лишена — царь обсуждал военные вопросы лишь с узким кругом доверенных лиц. Так что планы Филиппа всегда оставались для его противников «тайной за семью печатями».
Таковы были дополнительные факторы, способствовавшие македонскому успеху. И он пришёл очень быстро. Единожды создав непобедимую военную машину, Филипп Македонский предопределил дальнейший ход истории на последующие два столетия. Македония стала военным лидером всего древнего мира. Лишь с появлением римлян, чьё военное искусство оказалось ещё «круче», македонская звезда безвозвратно закатилась. Но это уже совсем другая история…

Журнал: Война и Отечество, №6, июнь 2019 года
Рубрика: Войны древности
Автор: Дмитрий Петров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —