Весной 1827 года недалеко от Симферополя, в селении Керменчик, местные жители случайно нашли известняковую плиту с рельефным изображением юноши на коне; голову молодого воина украшала мягкая войлочная шапка. А на обломках плиты сохранилась греческая надпись. Но артефакты этим не ограничились.

Скифское золотое кольцо Скила

Где хранится древний перстень Скила, царя скифов?

Узнав о находке, один из первых русских археологов Иван Павлович Бларамберг исследовал местность и нашёл ещё один рельеф, но с изображением бородатого старца в такой же шапке. Прочитал он и полустёртую надпись на плите: «…Царь Скил, великий царь, в тридцатый год царствования…».

Брат на брата

Ещё в VIII-VII веках до нашей эры выходцы из эллинского мира, греки, обосновались рядом со скифскими племенами на северных берегах Чёрного моря. Они приезжали сначала для торговли, а затем создали здесь свои многочисленные поселения, одним из которых была Ольвия. Причерноморские скифы благожелательно отнеслись к греческим колонистам, торговали с ними, ценили получаемые от них предметы художественного ремесла. И те и другие внимательно изучали быт и культуру друг друга. В V веке до нашей эры греческий историк Геродот побывал в Ольвии, где собрал немало сведений о нравах и обычаях скифов. Он же поведал поучительную историю о скифском правителе Скиле.
У царя Ариапифа было много сыновей. Наследовал же ему сын Скил, рождённый от жены родом из Истрии, греческой колонии, расположенной в дельте Дуная, по всей видимости, эллинки. Мать научила Скила своему языку и грамоте. Скифского царя слепило великолепие греческого города, который украшали красивые каменные дома, мраморные статуи, храмы, торговые ряды вдоль набережной, где пестрели парусами многочисленные лодки.
Испытывая склонность к эллинским обычаям и культуре, Скил нередко посещал Ольвию. Во время визитов царь оставлял сопровождавшее его войско у городских ворот, а сами ворота велел запирать, чтобы скифы не узнали, как он проводит время в городе.
Скил стал жить двойной жизнью: за городскими стенами он оставался степным правителем, стоявшим во главе сложного традиционного общества с его кибитками, стадами и обрядами, но оказавшись в городе, «превращался» в грека. По словам Геродота, Скил построил себе роскошный дворец в Ольвии и поселил там жену, местную уроженку. Как только городские ворота запирались, царь снимал своё скифское платье и облачался в эллинский наряд. А однажды он пожелал принять посвящение в таинства Диониса, несмотря на то, что его соплеменники осуждали греческие обряды.
На беду, нашёлся местный житель, который с насмешкой рассказал скифам, ожидавшим у городских стен своего царя по месяцу и более, о том, как проводит время их правитель. Чтобы подтвердить свои слова, болтун тайно провёл скифов на башню, откуда они увидели Скила, плясавшего в вакхическом исступлении с атрибутами Диониса. Их царь, как безумный, кружился в танце, двигаясь по улицам во главе священной процессии.
С точки зрения соотечественников Скила, сие зрелище означало, что тот перешёл черту, которую нельзя было переходить, так как, согласившись принять посвящение в таинства Диониса, он предал скифские традиции предков и стал греком. Когда они принесли это известие сородичам, сводный брат Скила Октамасад захватил власть. Бывший царь бежал на другой берег Дуная, служившего границей между землями греков и владениями скифов. Однако последние не зря держали в заложниках фракийского князя, и потому те согласились выдать Скила в обмен на сородича.
Расправа была скорой. Октамасад обезглавил брата на берегу реки близ Истрии. «Так оберегают скифы свои обычаи и так сурово карают тех, которые заимствуют чужое», — подвёл итог Геродот, единственный, кто поведал нам историю скифского царя.

Кольцо скифов

В середине 1930-х годов, в 10 километрах к югу от Истрии, в устье Дуная, на морском побережье крестьянами при вспашке поля было найдено великолепное золотое кольцо с печаткой. Артефактом, конечно, заинтересовались учёные. Они рассмотрели на нём изображение скифской богини Та-бити с короной на убранных в высокий хвост волосах, глядящейся в зеркало, и выгравированное имя — SKYLEO. Археологи датировали кольцо V веком до нашей эры. И рисунок, и надпись поразили исследователей. Рисунок явно фиксировал момент получения скифским царём символов власти от Табити — богини-матери, повелительницы людей.
Так неожиданно удивительная находка в районе, где, по словам Геродота, был пленён Скил, явилась неопровержимым доказательством правдивости рассказа древнегреческого историка. Кроме того, золотое кольцо, несомненно, принадлежало самому Скилу! Но находка была явно случайной и оттого казалась невероятной! Отдал ли кому-то кольцо перед смертью скифский царь или оно было сорвано с его мёртвого пальца после казни, а может быть, было похищено гораздо позже из его могилы? Вряд ли мы когда-нибудь узнаем.
От Геродота известно, что отец Скила Ариапиф поддерживал контакты с соседним с Истрией фракийским царством одрисов, что следует из его брака с дочерью фракийского правителя Тереса. К сыну Тереса, Ситалку, за Дунай, по которому проходила граница между Одрисским и Скифским царствами, и бежал Скил. Скорее всего, полагают исследователи, перстень достался какому-то греку в результате дарения или завещания (менее вероятно — утери) незадолго до выдали Скила Ситалком его сопернику Октамасаду.

Кольцо как символ власти

Сам перстень представляет собой золотое кольцо-печать весом 28,5 грамма. Овальный щиток кольца слегка выгнут. на нём выгравировано изображение сидящей на троне женской фигуры, ноги которой покоятся на невысокой скамеечке. Женщина в правой руке держит зеркало, а в левой — скипетр. Слева от богини высечены буквы SKYLEO, что с учётом окончания переводится как «(Собственность) Скила». Характер написания букв таков, что исследователи единогласно пришли к выводу: перстень изготовлен в Ольвии в конце VI — начале V века до нашей эры, что даёт полное право считать перстень личной печатью скифского владыки. Но на кольце сохранилась ещё одна надпись: «Она велит быть при Арготе». И эта надпись старше.лет на 50. У исследователей нет сомнения в том, что драгоценность досталась Скилу по наследству от близкого родственника по имени Аргот. Возможно, деда Скила и отца Ариапифа. У ираноязычных народов, к которым относились и скифы, были широко распространены представления о символике кольца как о важном символе власти.
Например, в XII веке поэт и учёный Омар Хайям рассказывал о том, как Искандер Румский (Александр Македонский) видел сон, в котором «весь мир был как один перстень и наделся на его палец». Свидетельство Хайяма перекликается с древними представлениями индоиран-цев о мироздании как о круге (кольце) и вытекающей отсюда символикой царского кольца как микромодели мира.
Сам Александр Великий на смертном одре передал свой перстень другу Пердикке, отчего многие заключили, что ему же была завещана и империя. Кроме того, перстень обладал функцией печати, а значит, тот, кто скреплял своей печатью государственные документы, обладал и реальной властью, поэтому перстень передавался по наследству.
Ещё одна загадка была связана с вопросом: почему Скил не остался в Ольвии, а бежал из города? Сам Геродот не задавал себе этот вопрос. Видимо, ответ для него и так был ясен. Тот факт, что Скил не пытался укрыться за стенами Ольвии, которая стала для него вторым домом, означает, что у полиса уже был главный хозяин — Скифское царство. И с новым правителем его жители не стали бы конфликтовать из-за старого, каким бы эллинофилом тот ни оказался.

Журнал: Загадки истории №42, октябрь 2021 года
Рубрика: Невероятные артефакты
Автор: Михаил Ефимов

Метки: Загадки истории, золото, кольцо, царь, Крым, скифы, Ольвия, перстень




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-