Гиппократ — существовал ли этот врач?

Миллионы современных врачей во всём мире торжественно произносят клятву Гиппократа. Правда, есть два маленьких вопроса: а был ли на самом деле тот самый Гиппократ? И если был, то не принёс ли он человечеству больше вреда, чем пользы?

Фото: Гиппократ — интересные факты
Вопросы не так безумны, как это кажется на первый взгляд. Одним из первых их поставил американец Герберт Шелтон. О, это был уникальный человек! Он прожил почти сто лет и погиб в результате несчастного случая, в самом расцвете творческих замыслов и новых идей, будучи необыкновенно бодрым, весёлым, здоровым и успешным человеком. Уже один этот факт, согласитесь, заслуживает некоторого уважения.
А кроме того, Шелтон — этот великий врач, философ, гуманист двадцатого века — был доктором медицины, педиатрии, хирургии, диетологии, философии, литературы… Написал более сорока научных трудов, переведённых на десятки языков, много лет председательствовал в Международном обществе гигиенистов, был главным редактором английского журнала «Гигиеническое обозрение». Ещё задолго до своего неожиданного ухода Шелтон стал настоящим гуру для всех, кто стремится достигнуть здоровья естественными методами.

Лёд и пламень

Методы и подходы натуральной гигиены кардинально расходятся с традиционной медициной. Понятное дело: одна сторона уповает на природные оздоровительные средства, другая — на лекарства. И эти два начала — уж простите за банальность — всё равно что лёд и пламень, кошка и мышка, жена и любовница. Они яростно и отчаянно борются на протяжении тысячелетий. А камень преткновения, в сущности, только один: так как все же вылечить больного человека?
Об этом драматическом противостоянии наверняка можно было бы написать потрясающий детектив — Дэн Браун бы позавидовал. Когда-то Шелтон попытался — в своей книге — Рубины в песке». Чтение в высшей степени захватывающее.
Шелтон отмечает, что нынешняя западная медицина зародилась в греческих колониях Малой Азии на рубеже V-IV веков до н.э., «в период полного игнорирования анатомии, физиологии, патологии и других наук». И связана она непосредственно с именем якобы великого Гиппократа.
Однако Шелтон категорично утверждает: культ этого учёного мужа был искусственно раздут. А работы, приписываемые Гиппократу, скорее всего, не содержат ни единой строчки, написанной им самим.
Собственно говоря, наше знание об историческом Гиппократе почти полностью заимствовано у Платона. Но можно ли верить одному источнику?

Анонимные труды

Что же на самом деле известно? Около 460 года до н.э. На острове Кос в Малой Азии родился человек по имени Гиппократ, который в дальнейшем служил жрецом известного храма, а также; занимался врачеванием. А через какое-то время появился миф о том, что Гиппократ — отец медицины. И это смотря на то что медицинских трудов, принадлежащих его перу, фактически нет. В течение столетия ему просто приписывались медицинские работы, в основном созданные врачами медицинской школы на острове Кос, и кроме того, ранние греческие трактаты, которые были собраны воедино александрийскими учёными третьего века. Забавно, не правда ли?
Великий миф о Гиппократе, пишет Шелтон, создавался веками. «Поскольку рукописи прошлого, из которых почти все анонимные, были собраны в Александрийской библиотеке, читатели считали, что они обнаружили «доктрины Гиппократа» во многих анонимных рукописях V-IV веков до н.э. Даже в те дни некоторые исследователи оспаривали их авторство. Но с течением времени читатели становились всё менее критичными, и собрание «трудов Гиппократа» продолжало расти, пока не стало включать почти все анонимные работы классического века Греции.

Клятва Гиппократа

Кстати, по поводу знаменитой клятвы Гиппократа, которую дают врачи. Ссылаясь на мнения историков, Шелтон пишет: «Знаменитая клятва Гиппократа есть всего лишь восстановление этических наставлений, сформулированных ещё египетскими жрецами». При этом существует несколько вариантов клятвы, и все они, скорее всего, появились длительное время спустя после смерти Гиппократа.
Ну, хорошо, предположим, был такой великий врач Гиппократ, и все его труды написаны им собственноручно. Шелтон признает, что хотя в них и много чепухи, но «есть многое и от настоящей гигиены, свидетельствующее о том, что, кто бы ни были авторы этих трудов, они испытывали на себе влияние практической храмовой медицины».
И тем не менее, опираясь на эти книги, греческая медицина всё больше отрывалась от природы самого человека, естественных целительных сил и превращалась в набор искусственных методов и средств лечения, которые в силу своего характера в отличие от природных факторов (солнца, воды, воздуха) могли становиться и становились монополией дельцов от медицины, преследовавших скорее свои корыстные интересы, а не интересы больного».

Экстремальные средства при экстремальных состояниях

Что имеется в виду? Вначале врачи гиппократовской школы активно использовали природные способы лечения — отдых, голодание, диету, упражнения, солнечные и водные ванны. А потом стали расширять применение тех магических веществ, которые позже стали известны как лекарства, наделив их медицинскими свойствами. И, отказавшись от средств природы, стали активно навязывать людям «жалкую рабскую зависимость от вызывающих болезни ядов. Лишь шаг за шагом лекарственная практика брала верх над умением регулировать образ жизни больного… Нарастающая агрессивность средств характеризовала эволюцию медицины с момента её зарождения около IV века до н.э. Школа Гиппократа была преимущественно школой лекарственного лечения».
Таким образом, последователи Гиппократа заложили структуру, которой усердно следует современная медицина. Тут Шелтон очень категоричен: «Ныне медицину характеризует шарлатанство в той же мере, как и в дни Гиппократа… В его трудах можно найти слова, отражающие один из самых фатальных обманов, господствовавших в умах медиков. Там сказано: «Экстремальные средства являются самыми подходящими при экстремальных состояниях». Этой лжи все ещё придерживаются современные медики. Нет ничего более ужасного, чем практика, основанная на принципе: чем больнее пациент, чем отчаяннее его состояние, чем он слабее, тем больше у него потребность в радикальных средствах. Когда у больного снижается способность к сопротивляемости и его легко убить, врачи предлагают ему самое опасное лечение».
Таким образом, роль Гиппократа (мнимого или реального — неважно) очень велика. Именно после него произошёл великий и окончательный раскол. Медицина безнадёжно распалась на две части, отчаянно враждующие друг с другом: лекарственную и природную. И у той, и у другой есть грандиозные победы и отчаянные поражения. Какую выбрать — решайте сами.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2010 года
Рубрика: Загадки истории
Автор: Михаил Болотовский






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —