Храм Артемиды Эфесской

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Одним из античных семи чудес света считается храм Артемиды Эфесской. Близ города Эфеса последовательно существовали три храма Артемиды, и в перечень семи чудес включён третий, являющийся почти точной копией второго, который был сожжён Геростратом. Так что будет правильным рассказать здесь о всех трёх.

Фото: храм Артемиды Эфесской

Богиня как она есть

Артемида считается одной из древнейших богинь древнегреческого пантеона. У неё было множество эпитетов: Агротера (Охотница), Гегемона (Водительница), Ифигения (Могущественная), Левкофри-на (Белобровая), Лохия (Родовспомога-тельница), Пайдотрофа (Детокормилица), Селасфора (Светоносная), Элефтерия (Свободная) и ещё десятка два с лишним. Этимология самого имени Артемида не вполне ясна. По разным версиям, оно означает «медвежья богиня», «владычица» и даже «убийца». В древнейшей своей ипостаси она была не только охотницей, но и медведицей, олицетворением женской плодовитости. Такой Артемиде, прекрасной и жестокой, приносились человеческие жертвы. Древние греки каждую весну справляли посвящённый Артемиде откровенно оргиастический праздник Брауроний, во время которого одетые в медвежьи шкуры жрицы исполняли ритуальные танцы. Позже на восточном побережье Аттики был построен храм Артемиды Брауроний, куда со всей Греции свозились одежды умерших в родах женщин, а юные афинянки проходили там некое подобие инициации.
Артемида считалась дочерью громовержца Зевса и богини Лето, а местом её рождения — остров Делос. Там находился посвящённый ей храм. На Делос привозили богатые дары даже посланники из далёкой полумифической Гипербореи до тех пор, пока занявшие причерноморские степи киммерийцы и скифы не прервали связь этой загадочной страны с Грецией. Однако наиболее значимым храмом Артемиды было принято считать тот, что был построен близ города Эфеса, лежавшего на западном побережье современной Турции.

Первый храм

Там, где когда-то находился Эфес, ныне раскинулись болота, из которых торчат серые камни древних руин. В лучшие времена население Эфеса достигало 225000 человек. Сам же город считался торговым центром Малой Азии.
Уже первые греческие колонисты обнаружили здесь культ древней богини, которую местные жители по старинке, словно во времена неолита, называли Великая Мать. Ионийцы же восприняли её как некую ипостась Артемиды. Приблизительно в VIII веке до н.э., а возможно и ранее, близ Эфеса был построен первый, ещё деревянный и с глинобитным полом, храм-теменос, то есть огороженный участок, где ощущается присутствие божества. Любопытно, что александрийский учёный и поэт Каллимах приписывал его сооружение амазонкам, которые на какое-то время оккупировали эти места и угрожали самим Афинам. Другой же древнегреческий учёный, географ и писатель Павсаний, считал, что теменос этот был построен ещё до прихода амазонок. В середине VII века до н.э. храм разрушило сильное наводнение. Современные археологи никаких свидетельств пребывания здесь амазонок не нашли, а вот глинобитный пол храма, занесённый полуметровым слоем принесённого наводнением ила, они действительно обнаружили. Под илом, на полу были также найдены статуэтки грифонов.

Второй храм

После гибели деревянного храма прошла сотня лет, и жители Эфеса решили посвятить богине новый, из белоснежного мрамора. Ценный камень в окрестностях этого города долго обнаружить не удавалось, но делу помог курьёзный случай. Однажды пастух по имени Пиксодор пас своё стадо среди скал неподалёку от Эфеса, как вдруг два барана затеяли драку. Они помчались навстречу друг другу, но промахнулись, и один из них с разбегу ударился о скалу. Да с такой силой, что от неё отлетел осколок, одна из сторон которого сияла белизной. Пиксодор поднял камень, осмотрел его и вдруг, бросив стадо, поспешил в город. В руках, как оказалось, он держал… кусок мрамора. Горожане от такой новости пришли в восторг, облачили пастуха в дорогие одежды, и принёсший благую новость дотоле никому неизвестный Пиксодор превратился в местную знаменитость.
Храм решено было построить на болотистой почве, в семи километрах от города. Автором столь необычного решения был знаменитый в то время архитектор Херсифрон, победивший в конкурсе на лучший проект святилища Артемиды. Херсифрон здраво рассудил, что мягкая болотистая почва послужит хорошим амортизатором при частых в этих краях землетрясениях.
Строительство храма, начавшееся в 550 году до н.э., оказалось сплошной головоломкой. Чего стоила, к примеру, проблема доставки по болоту мраморных колонн! Какие только повозки не конструировали строители, но под тяжестью груза они непременно увязали. Однако Херсифрон нашёл гениальное решение проблемы. В торцы стволов колонн были вбиты металлические стержни, на которые надели деревянные втулки. К втулкам крепились оглобли, за которые быки влекли за собой груз. Колонны превратились в многотонные валики, которые катились за тянущими их десятками быков, заодно утрамбовывая дорогу.
Херсифрону не суждено было завершить строительство святилища. После его смерти обязанности главного архитектора перешли к его сыну Метагену, а когда и тот отошёл в мир иной, храм достраивали Пеонит и Деметрий.
Сроки окончания строительства в разных источниках сильно разнятся: можно встретить датировки от 450 года и заканчивая 380 годом до н.э. Храм получился огромным: его длина достигала 110 метров, а ширина — 55. По периметру его окружало два ряда колонн 18-метровой высоты. Двускатная крыша была сделана не из черепицы, как в более ранних святилищах, а из мраморных плит. Однако, как этот храм был украшен, как выглядела 15-метровой высоты статуя Артемиды, доподлинно неизвестно. Доктор исторических наук, лауреат Государственной премии СССР Игорь Всеволодович Можейко, который известен читающей публике под псевдонимом Кир Булычёв, например, призывал не верить авторам, которые в деталях описывали резные колонны храма, многогрудую статую Артемиды и все прочие подробности, поскольку все деяния Херсифрона и его преемников усилиями Герострата стали жертвой всепоглощающего огня.

«Подвиг» Герострата

Герострат был человеком ничем не примечательным, пока не решил себя обессмертить преступлением, равного которому история ещё не знала. Именно ради славы и бессмертия в ночь на 21 июля 356 года до н.э. он сжёг храм Артемиды Эфесской. Так совпало, что в эту же ночь родился Александр Македонский. Позже персидские маги оценили это как знамение: в ту ночь родился человек, который принесёт Азии погибель. Деревянные детали храма, запасы зерна и подношения прихожан, сваленные в его подвалах, — все это оказалось отличной пищей для огня. Каменное здание не выдержало и рухнуло.
Перед разгневанными жителями Эфеса встала проблема: какую же казнь придумать для негодяя? Казалось бы, отрубить ему голову, да и делу конец. Однако эфесцы хотели покончить с притязаниями Герострата на бессмертие и совершили трагическую ошибку. Они постановили забыть само имя поджигателя, наказать его забвением. Это казалось мудрым, но боги словно посмеялись над этой мудростью. Простые люди много лет судачили о сомнительном «подвиге» Герострата и необычном наказании, придуманном жителями Эфеса. Пишущая же братия первоначально вроде бы проявила солидарность с волеизъявлением эфесских мудрецов, но через некоторое время имя злодея всплыло в трудах историка Феопомпа. Будучи однажды упомянутым, оно действительно обрело бессмертие.

Третий храм

Храм же было решено восстановить. Сохранилось предание, что Македонский предложил за счёт своих средств покрыть все издержки по строительству при единственном условии — в надписи на храме должно значиться его имя. Эфесцы ответили, что не подобает богу возводить храмы другим богам. Александр согласился, но всё-таки назначил руководителем стройки своего придворного архитектора Дейнократа. Тот счёл, что в проекте двухсотлетней давности особо улучшать нечего, и лишь слегка увеличил размеры святилища, да и то, возможно, исключительно за счёт того, что приподнял его на ступенчатое основание.
Строительство началось в 323 году до н.э. и продлилось примерно 25 лет. Третий храм, который и считается чудом света, строить было проще и за счёт того, что все технические решения ранее были апробированы при строительстве второго. Украшением третьего храма стали статуи работы Праксителя и Скопаса, а также редкой красоты картины. Одну из них, изображающую Александра Македонского, заказали художнику Апеллесу. Тот изобразил полководца с молнией в руке, словно Зевса. Когда заказчики пришли принимать полотно, то были поражены совершенством картины и созданным художником оптическим эффектом — казалось, что рука с молнией выступает из полотна. Щедрость заказчиков оказалась феноменальной: они заплатили Апеллесу 25 золотых талантов, и этот гонорар за одну картину уже свыше двух тысячелетий остаётся самым большим в истории изобразительного искусства.
Третий храм Артемиды Эфесской простоял свыше 500 лет. С приходом в эти края христианства существование древнего святилища стало отнюдь не безоблачным, но решающий удар по нему нанесли в 263 году напавшие на Эфес готы. Когда же здесь установилась власть Византии, с храма для различных построек стали снимать мраморную облицовку. Когда была разобрана крыша, единство конструкции нарушилось, и колонны стали падать. Болото, дотоле спасавшее святилище от землетрясений, засасывало их, и постепенно даже место, где прежде стоял великолепный храм, забылось. Лишь в середине XIX века английский археолог Вуд сумел опознать следы храма Артемиды Эфесской в немногочисленных замшелых каменных плитах и одинокой колонне, высящейся над болотом.

Журнал: Тайны 20-го века №1/2, январь 2020 года
Рубрика: Чудеса света
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: Тайны 20 века, храм, Древняя Греция, Малая Азия, богиня, уничтожение, Герострат, Артемида




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.