Лабрис: Двойной топор из Аркалохори

Доподлинно неизвестно, кем по этническому типу были первые жители Крита. Но именно критяне создали одну из самых передовых древних цивилизаций, так называемую минойскую культуру. И символом этой особенной культуры можно смело назвать двойной топор на высоком древке, или лабрис.

Лабрис: Двойной топор из Аркалохори

Надпись на критском шабрисе не могут расшифровать более века

По поводу происхождения критян существуют разные версии. По одной из них, они пришли на средиземноморский остров из далёкой Анатолии, по другой — были переселенцами из Египта, по третьей — вообще славянами. Но ни у какого иного народа нет такого разнообразия лабрисов. Ни у хеттов, которые, возможно изобрели само слово «лабрис», производное от сочетания «каменная плита» и «разбивать». Ни у жителей Чатал-Хуюка, которые ещё в эпоху неолита вытачивали церемониальные двойные топоры из диорита. Ни у соседей-египтян, знаком двустороннего топора обозначавших слово «бог».

Эхо минойской эпохи

Критяне оставили множество изображений всевозможных лабрисов, изготовили немыслимое их количество — самых разных размеров и из самых разных материалов. В земле Крита находят и огромные, чуть ли не трёхметровые лабрисы из бронзы, золота и серебра. Находят и крошечные топорики из металлов, кости, янтаря, агата и глины.
Лабрисы изображали на печатях, ими украшали керамику, их рисовали на фресках. Даже цветущие лилии становились у минойцев лабрисами с вписанной между лепестками головой быка или непонятного назначения узлом. На одном из самых знаменитых минойских рельефов, который сегодня хранится в музее Ираклиона и условно называется «Принц с лилиями», принц в жреческом головном уборе вышагивает по полю цветущих лабрисов со стилизованными бычьими головами. Лабрисы превращаются в росписях в птиц и бабочек, лабрисы дополняются руками, обрастают человеческим телом, заменяя богиням лица, они преобразуются в абстрактные молнии, зигзаги, диагонали, концентрические окружности, становятся некой самодостаточной культурной единицей, наделенной сакральными чертами.
По одной версии, лабрис превратился в сакральный предмет, поскольку использовался не только в бою, но и для жертвоприношений. По другой — он символизировал лунный серп и был атрибутом богини Луны. По третьей — он произошёл от формы рогов быка, которому как ипостаси Зевса на острове поклонялись и тоже изображали везде, где возможно, и устраивали для него игры, и приносили в жертву, убивая этими самыми лабрисами, и прославляли в мифах. На минойских фресках запечатлены жрицы с лабрисами выше их роста. На саркофаге из Агиа-Триады изображён заупокойный обряд с жертвоприношением быка и огромными лабрисами, установленными перед алтарём.
Вероятно, лабрисы были самым популярным предметом, который цари и минойская знать приносили жрицам в дар. Во всяком случае, в пещере Аркалохори, где находилось древнеминойское святилище, таких лабрисов найдено несколько сотен штук.

Из серебра, золота и бронзы

В центральной части Крита, недалеко от деревеньки Портира, в 30 с небольшим километрах от Ираклиона, находится одна из священных пещер древних минойцев — Аркалохори. Она использовалась критянами с III тысячелетия до нашей эры и примерно до 1450 года до нашей эры, пока не была основательно разрушена во время землетрясения. Потолок пещеры рухнул аккурат в ту эпоху, когда на минойский Крит вторглись завоеватели-ахейцы, и таким образом спас от разграбления древние артефакты.
До 1912 года о священной пещере никто и не слышал. Местные жители занимались хозяйством и были совершенно не любопытны. Конечно, все знали, что Артур Эванс раскопал великолепный дворец в Кноссе, а Федерико Хальбхерр нашёл древний город Фест, но окрестности Аркалохори выглядели мирно и сонно. Целенаправленно сокровища там никто не искал, пока случайно кто-то из
Надписи на Фестском диске и на критских лабрисах имеют большое сходство
местных жителей не нашёл лаз и не обнаружил, к своему удивлению, множество старого металла. Разумеется, крестьяне обрадовались и пошли продавать этот медный хлам в портовый город Ираклион. На лом они собирались сдать 20 килограммов артефактов минойской цивилизации. Об этом узнал археолог Йозеф Хадзидакис, который тут же бросился спасать то, что местные жители не успели растащить. Расчистив пещеру, он пробрался во внутренний зал и нашёл там множество расписных сосудов, бронзовое оружие и один замечательный серебряный лабрис.
В 1934 году раскопки в пещере возобновила экспедиция Спиридона Маринатоса, и вот по какому случаю. В пещере, казалось бы, уже исследованной, неожиданно нашли минойское золото. Как-то, погнавшись за кроликом, местный мальчик залез в неприметную дыру, а вылез наружу со счастливой улыбкой, потрясая золотым лабрисом. Следом за мальчиком в пещеру ринулись взрослые кладоискатели. Дабы спасти
Аркалохорион — малый город в из так называемых знаменитых
минойские сокровища, Маринатос немедленно приступил к работе. Он разобрал завал, образовавшийся ещё во времена минойцев, и глазам его предстало потрясающее зрелище — целый склад медных слитков, длинных бронзовых мечей (из них один метровый), множество кинжалов, керамических сосудов, золотых копий настоящего оружия, сотни лабрисов бронзовых, 25 лабрисов золотых, семь лабрисов серебряных. И несколько из них — серебряный, бронзовый, золотой — с вотивными надписями. Другой пещеры с таким количеством настоящего и жертвенного оружия не находили на всем Крите!

На неизвестном языке

Находка сама по себе была фантастической. Но наибольший интерес в научной среде возник именно к выявленным надписям. На золотой и серебряной секирах надписи были коротенькие и сделаны линейным письмом А, но на бронзовом лабрисе имелось 15 знаков, расположенных между обоюдоострыми лезвиями. И это было не линейное письмо А, не линейное письмо Б, ни эгейское, ни этрусское, а нечто более древнее. Больше всего знаки на бронзовом лабрисе напоминали знаки поставившего исследователей в тупик Фестского диска. Хотя он был обнаружен археологом Луиджи Пернье ещё в 1908 году, к 1935 году учёные не продвинулись ни на шаг в его расшифровке.
В обнаруженной надписи имелись сходная с Фестским диском голова в перьях, только более схематичная и повернутая в другую сторону, дерево или стебель с листьями, палка, раздвоенная на конце, или рогатина, что-то подобное молотку и бутон из трёх лепестков, возможно, лилия. Но знаки шли не по спирали, а в три столбца, и как их читать — сверху вниз, снизу вверх, слева направо, справа налево? И что делать, если из 15 знаков 12 не повторяются? А некоторые к тому ещё и очень плохо сохранились. Одно только и было понятно: надпись не иероглифическая, а скорее всего, слоговая. Но аналогов на Крите не имелось. Надпись осталась непрочитанной.
Не дешифрована она и до сих пор, хотя расшифровать текст пробуют и лингвисты, и археологи, и историки, и математики, и просто любители. Некоторые исследователи предлагают рассматривать надпись на лабрисе как промежуточную между линейным письмом А и Фестским диском. Торсстон Тимм считает, что эволюция письменности на Крите была несколько более сложной, чем представлялось лингвистам раньше. Конечно, знаки с лабриса выглядят причудливо, но линейное письмо всего лишь упрощённый вариант написания. Если понять, каким образом знаки были модифицированы, можно прочитать и сам текст. Однако пока что это никому не удалось. Все попытки сводятся либо к изобретению собственного текста, удивительного по бессмысленности, либо к прочтению по смыслу. В последнем случае дешифровщик рассуждает так: мы знаем, что это вотивный лабрис, значит, кто-то приносит его в дар, и формула дарения может выглядеть примерно как «это мой священный дар» — в кратком варианте, или же «наиблагороднейший слуга посвящает этот дар всемогущественному владыке» — в полном. Но одно дело — домыслить, другое — прочесть.
Впрочем, не все жаждут прочитать текст с лабриса. Гланвилль Прикс и Луи Годар откровенно признались, что расшифровывать там нечего. В символах, вырезанных на лабрисе, они видят только попытку безграмотного человека изобразить подобие осмысленного текста. Однако большинство учёных считают это высказывание слишком категоричным. Ведь этот лабрис был изготовлен специально для подношения богам, и ни одному здравомыслящему критянину не пришло бы в голову сопровождать свой дар написанием какой-то. абракадабры. Но как быть с текстами, которые не поддаются расшифровке?
Археологи очень надеются обнаружить ещё один текст на том же неизвестном языке, но максимально длинный, то есть достаточный для дешифровки.

Журнал: Загадки истории №9, февраль 2020 года
Рубрика: Невероятные артефакты
Автор: Михаил Ромашко

Метки: Загадки истории, знак, остров, цивилизация, шифр, Крит, топор, надпись, Фестский диск, минойцы, минойская цивилизация



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —