В пятилетнем возрасте Луций Аврелий Коммод был объявлен наследником, в 17 — соправителем, а в 19 стал императором Римской империи. Его правление продолжалось 12 лет. За это время император повёрг 735 противников на гладиаторской арене, но не победил ни в одной войне и ничего не построил. В 31 год его убили заговорщики.

Римский император Комод

Луций Аврелий Комод император Рима и гладиатор

Взлёт на вершину власти

Императору Луцию Аврелию Коммоду, можно сказать, везло с детства. Четыре предшественника его отца по разным причинам остались без наследников мужского пола. Их места занимали приёмные сыновья. У отца же Коммода — Марка Аврелия — было 12 детей, в том числе три сына. Двое умерли в раннем возрасте, поэтому Коммод ещё ребёнком стал официальным наследником. Его отец, полководец и мыслитель, оставивший 12 философских сочинений, дал сыну разностороннее образование. Учителями будущего правителя были греческие и римские философы, историки, поэты.
Полководческим искусством он овладевал в военных походах с отцом, получая при этом награды и воинские титулы. В 16 лет «античный тинейджер» стал самым молодым в римской истории главнокомандующим легионами. Ещё через год отец провозгласил его соправителем.
Когда в 180 году Марк Аврелий умер, Коммод стал императором самой могущественной державы мира.

Миролюбивый бонвиван

До Луция Аврелия Римом почти сто лет правили пять «хороших императоров». Такими титулами их наградили древнеримские историки. Они совмещали мудрое правление с покорением соседних государств и народов. Их время осталось в античной истории как золотой век римской империи, которая достигла невиданных размеров и могущества.
Коммод остановил требующие много времени, сил и больших расходов завоевательные битвы, а внутренние дела передоверил своим фаворитам. Государственным заботам он предпочитал развлечения, стараясь брать от жизни все, что можно. Ещё будучи соправителем, он обзавёлся гаремом из нескольких сотен рабынь (и рабов). Он любил ездить по городу и швырять в толпу монеты, по его распоряжению на улицах раздавали еду и напитки. Коммод наслаждался тем, что толпа восторженно приветствовала его.
Однако главной страстью императора с юношеских лет и на всю недолгую жизнь остались гладиаторские бои, в которых он сам принимал участие.

Непобедимый секутор

За 12 лет правления Коммод не пропустил ни одного боя в Колизее. Он выходил на арену — высокий, сильный, со светлой бородой — и, конечно, не мог не нравиться публике. Искусству боя Коммода учили лучшие гладиаторы, и он постепенно стал прекрасным бойцом. Во время тренировочных боёв император не знал жалости и до смерти забивал свои живые «учебные пособия».
Он держал меч в левой руке, а щит в правой и вызывал восторги зрителей необычными боевыми приёмами. На публике император не убивал соперников, а только наносил им раны. Гладиаторы потом всю оставшуюся жизнь могли с гордостью показывать «императорские шрамы». Поединок заканчивался, когда противник сдавался.
Коммод выходил на арену в переброшенном через левое плечо на спину пурпурном плаще. Сняв его, он представал перед публикой как гладиатор-секутор. В его вооружении были короткий меч-гладиус, большой прямоугольный щит и закрывавший лицо шлем. Обычно ему противостоял ретиарий, вооружённый боевым трезубцем с длинным древком, кинжалом и сеткой, чтобы опутать противника. Иногда он выбирал другого соперника из тринадцати типов существовавших тогда гладиаторов. Император мало чем рисковал: современник Ком-мода историк Геродиан писал, что обычно бойцы выходили против него с деревянным оружием.

Снайпер с луком

Римская публика не меньше гладиаторских боёв любила смотреть охоту на диких зверей. Охотниками были вооружённые короткими копьями или луками бестиарии и венаторы. К ним на арену выпускали львов, леопардов, тигров, пантер, медведей, слонов, носорогов. Иногда между людьми и животными происходили настоящие сражения. Менее увлекательной была охота на газелей и быков. В одном представлении зрители могли увидеть гибель более сотни зверей.
Луций Коммод изредка вступал в открытый бой с опасными и могучими животными. Он якобы способен был пронзить копьём слона, однако обычно стрелял из лука или метал дротики в зверей прямо из своей ложи, которая располагалась у самой арены, но возвышалась над ней примерно на два метра. На всякий случай ложу ограждал от хищников забор, не мешавший императору охотиться в своё удовольствие.
Луций был прекрасным лучником и бил без промаха. Наблюдавший за ним в Колизее историк Дион Кассий писал, что однажды за день император расстрелял сто львов, истратив ровно столько же стрел.
После хищников наступала очередь африканских страусов. Император специальными стрелами с наконечниками в форме полумесяца на ходу отрубал головы этим очень быстрым почти трёхметровым нелетающим птицам. Если обезглавленный страус успевал пробежать ещё несколько метров, император и зрители громКими криками выражали своё одобрение.
Однажды император решил продлить удовольствие, а заодно нагнать страху на патрициев. Он спустился на арену за страусиными головами и, собрав с десяток, забросил их в ложи нескольких сенаторов. Они восприняли этот жест как намёк на то, что и им не избежать обезглавливания.

Полубог

Император любил сравнивать себя с сыном Юпитера — Геркулесом. Он действительно чувствовал себя полубогом.
Постепенно империю заполонили скульптуры и бюсты, которые были тогда главным средством массовой пропаганды. Римляне видели, например, статую Геркулеса с лицом Коммода, в наброшенной на плечи львиной шкуре и с палицей на плече. Такой скульптурный портрет до сих пор хранится во дворце Консерваторов в Риме.
Недовольный малыми формами, император повелел придать черты сходства с собой стоявшей у Колизея огромной (больше тридцати метров) статуе Нерона. Скульпторы водрузили на изваяние голову Коммода вместо прежней, добавили палицу и посадили у его ног льва.
Коммод обычно останавливался у этой статуи, направляясь на арену. Когда он одерживал там победу над гладиатором или убивал зверя, сидевшие в первом ярусе сенаторы разражались криками: «Ты — бог! Ты — победитель и всегда будешь победителем!». Промолчать было опасно. Доносы императору на «молчальников» стали обычным делом, а он бывал страшно недоволен, если громкие восторги почему-то показались ему неискренними.
Однако преходящей славы Коммоду было мало. Он хотел увековечить себя, поэтому переименовал Рим, который уже два века называли Вечным городом, в город Коммода — Коммодиану. Сенат и каждый легион стали зваться Коммодиановыми. Римлян при нём было велено называть коммодианцами. Каждому месяцу года он присвоил одно из своих двенадцати почётных имён.

Избавление

Поведение Коммода с каждым годом всё больше напоминало римской аристократии то, как вели себя императоры века Калигула и Нерон. Их сумасбродство и преступления за сто лет не были забыты. Становилось очевидным, что Коммодом овладела опасная для государства и подданных мания величия. В окружении императора росло желание избавиться от него.
В 192 году против венценосного гладиатора созрел заговор. В Риме его убийство готовили командир охранявшей императора Преторианской гвардии, управляющий двором, префект Рима, наконец, любовница-фаворитка Марция и постоянный напарник по боевым занятиям атлет Нарцисс. Окончательное решение было принято во время прошедших в ноябре так называемых Плебейских игр, которые включали и гладиаторские бои с охотой. Коммод не пропустил ни одного представления. Кто-то из заговорщиков всегда его сопровождал.
Первое — неудачное — покушение совершила Марция. Она попыталась отравить Коммода, но яд не подействовал. Тогда заговорщики перешли к «плану Б»: во время купания его задушил в ванне Нарцисс.
Сенат объявил убитого врагом отечества, постановил отовсюду убрать его статуи, стереть его имя, всему переименованному вернуть прежние названия. На память об императоре Луций Аврелии Коммоде осталась только дурная слава.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2020 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Кирилл Горбачёв

Метки: император, биография, Тайны 20 века, Древний Рим, убийство, бой, гладиаторы, правление, комод




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-