Подземелья Иерусалима

Подземелья есть под всеми большими городами. Можно часами бродить по тоннелям Лондона, Петербурга, Москвы. Огромные катакомбы лежат под Римом и Парижем. Но самые притягательные, самые неизученные подземные ходы находятся в Иерусалиме. Куда они ведут? Какие тайны они хранят?

Фото: подземелья Иерусалима — интересные факты
Первыми исследователями подземелий Иерусалима были девять французских рыцарей, обосновавшихся на Храмовой горе в здании бывших конюшен Соломона. До них такая затея не приходила в голову ни византийским монахам, ни самой царице Елене, матери великого Константина, три года искавшей христианские реликвии и основавшей над памятными для верующих местами три церкви — одну над пещерой, где родился Иисус, другую над пещерой, где Он был погребён, третью над пещерой рядом с Гефсиманским садом, где Он был схвачен римскими солдатами. Рыцари тогда ещё не удостоились чести основать свой орден, но с терпением и упорством на протяжение десяти лет они брали в руки кирку и долбили завалы внутри горы. Никому не известно, что они там искали и что нашли, но следы их деятельности, тем не менее, остались. Их обнаружили современные археологи — остатки рабочих инструментов, шпоры. Тоннель, который рыцари проложили минимум на тридцать метров вглубь, находился в южной части горы. Он кончался завалом — вполне может быть, сделанным после проведения работ.

Раскопки на Храмовой горе

Эзотерики считают, что рыцари искали там чуть ли не философский камень. Но, вероятно, все много проще. В подземельях Храмовой горы могли храниться реликвии первых христиан, а в XII веке обладать такими реликвиями значило обладать милостью Божьей. Если царице Елене удалось сыскать гвозди, пробившие тело Христа, и сам Животворящий крест, то почему не поискать в подземных лабиринтах другие святыни? Вдруг найдётся текст, начертанный рукой самого Иисуса? Или вещи, которые Ему принадлежали? Или даже Его кровь, которая, как известно, не засыхает?
Но раскопки, судя по всему, были бесплодными. Схемы подземных ходов у рыцарей не было. И копали они наобум.
150 лет назад, когда Иерусалим находился под властью Османской империи, проводить раскопки на и внутри Храмовой горы строжайше запрещалось. Впрочем, первому исследователю подземных коммуникаций британскому офицеру-картографу Чарльзу Уоррену, отправленному в Иерусалим Фондом исследований Палестины в 1867 году, удалось обмануть тогдашние турецкие власти и пробиться-таки на западный склон Храмовой горы. Своё прошение разрешить раскопки в Старом городе Уоррен обосновал тем, что думает изучить систему водоснабжения в древнем Иерусалиме. Далее, получив разрешение, Уоррен выкопал шахту на почтительном расстоянии от горы, а из этой ямы проложил шурфы прямо до Западной стены! Ему удалось обнаружить и исследовать подпорные арки, поддерживающие многотонную пристройку к Храмовой горе, которую сделал в 19 году до нашей эры царь Ирод Великий. Но планомерные раскопки Западной стены были сделаны уже в наши дни. Так появился тоннель Котеля, который также называют тоннелем Западной стены или тоннелем Хасмонеев. На самом деле, это условный тоннель, потому что прежде он был обычной улицей. Но прежде — это во времена Ирода. К Средним векам улица уже давно лежала под более поздними постройками. И стала подземной.
Протяжённость тоннеля — 485 метров. В Средние века, когда город был под властью мусульман, на расстоянии 46 метров от входа, сразу за воротами — Уоррена, внутри тоннеля, находилась крохотная синагога, почти ниша, где евреям разрешалось проводить свои богослужения. С «храмовой» стороны стена выложена из хорошо пригнанных каменных блоков, кладка напоминает циклопическую. Здесь, в тоннеле Западной стены, находится самый большой каменный блок, уложенный в нижнем ряду. Его длина — 13,6 м, ширина — 3 м, а высота — от 3,5 м до 4,5 м (камень имеет неправильную форму). Со стороны города стены тоннеля выглядят гораздо хуже — местами неровные, шероховатые, прежде они были стенами обычных зданий.
Тоннель Западной стены соединяется с водоводом, который вёл к древнему бассейну Струтион, но возведённая Иродом стена перекрыла путь к источнику. А прежде водовод использовался храмовыми священниками для чистки помещений после жертвоприношений, и с Храмовой горы по крутой лестнице можно было спуститься к бассейну. Часть водовода вошла в систему тоннеля Западной стены, именно она и называется тоннелем Хасмонеев. Во времена Адриана над бассейном сделали перекрытия и проложили каменную мостовую. Тогда он служил водным резервуаром не для левитов, а для римских солдат. Но до бассейна Уоррен не добрался.

Система шахт Уоррена

В том же 1867 году Уоррен решил исследовать дренажный канал, открытый ранее Эдвардом Робинсоном и Эли Смитом. Согласно библейскому тексту, его приказал пробить в скале царь Езекия. Тоннель был забит обломками камня, обвалившейся землёй, мусором и! переполнен водой. Однако Уоррен добрел до развилки, где обнаружил глубокую шахту и сточный канал, один коридор которого тоже был забит обвалившейся землёй, а другой шёл вверх под углом в сорок пять градусов. Дальше канал приводил в камеру с очень низким потолком и снова устремлялся вверх, но… выход был замурован. Через пару недель Уоррен решил вернуться и ещё раз попробовать пробиться по тоннелю. С нижнего уровня шахты он построил что-то вроде лесов и оказался «этажом» выше. В другом тоннеле, от которого снова ответвлялось ещё два хода, один полностью непроходимый, другой, как оказалось, снова перекрытый каменной плитой…
Позже археологи не раз сталкивались с такими «находками». Во времена султана Сулеймана, который боялся, что в Иерусалим проникнут вражеские лазутчики, как сделал это когда-то сам Давид по системе водоводов, все опасные входы были намертво заделаны. И сегодня никто не знает, сколько замурованных ходов существует и куда они ведут. А тогда Уоррен просто сделал картографическую съёмку и выдвинул гипотезу, что открытые им тоннели образуют хитроумную систему водоснабжения. До сих пор эти соединяющиеся с Тихоном каналы называют системой шахт Уоррена. Сам он называл его тоннелем Езекии. Позднее другой исследователь, Конрад Шик, обнаружил Ханаанский тоннель, идущий от Тихона на юг, который использовался в древности для орошения полей. Израильтяне засыпали его в ожидании осады города. И построили канал Езекии.
Это очень длинный (533 метра) канал, который идёт от Тихона к Силоамскому пруду. В 1880 году в этом тоннеле недалеко от пруда два заблудившихся ребёнка обнаружили древнюю надпись, которая сообщала, как строился этот водовод. Его прорубали в камне две бригады рабочих, которые шли навстречу друг другу — совсем как делают строители тоннелей в наши дни. И, судя по всему, работали они дружно — кирка к кирке.
На исследовании канала Езекии Уоррен не остановился. Он надеялся все же найти проходы внутрь сакральной Храмовой горы. Однако постоянное пребывание в тоннелях подорвало его силы. Он понял, что блуждает, теряя ориентацию, и начинает видеть галлюцинации, что вполне естественно при долгом пребывании под землёй. К тому же турецкие власти относились к нему все настороженнее, так что Уоррен почел за благо оставить изыскания и вернуться на родину.

Приключения Паркера и Уайетта

Храмовая гора, к несчастью, нередко манила к себе дилетантов. Таким был Монтегю Паркер, мечтавший найти сокровища царя Соломона в тоннелях Храмовой горы. Навязчивую идею он подцепил у финского библеиста Уильяма Ювелиуса, который даже привлёк к экспедиции духовидца из Дании. Кроме этой парочки эзотериков, инженера и нескольких друзей, к Паркеру присоединился единственный разумный человек — священник Луи Венсан, страстью которого, кроме библеистики, была археология. Венсан занялся расчисткой и изучением канала Езекии, а Паркер день за днём блуждал в поисках секретного прохода к сокровищам.
Однако ничего, кроме мокрых грязных стен, заваленных ходов и куч мусора найти ему не удалось. Паркер был американцем. Его девиз был «время — деньги». И он не нашёл ничего лучшего, чем подкупить турок и начать копать… прямо на Храмовой горе. Там он приметил одно заветное местечко под названием Колодец духов. Если сверху постучать по камню, отзывается пустота. Паркер жаждал пробить этот пустой камень и войти в секретный ход. Для операции он выбрал время, когда мусульмане совершают хадж, и приступил к работе, но тут неожиданно появился не подкупленный Паркером мусульманин.
Всем членам экспедиции Паркера пришлось спасаться бегством. Луи Венсан бросил в тоннеле, где работал, весь экспедиционный инвентарь, а Паркер оставил рядом с любимой лопатой любимую трубку. Потом ещё долго ему приходилось оправдываться перед коллегами, что сокровищ Храма он не нашёл, тайных знаний не обрёл, корону, меч и кольцо Соломона не крал.
Другой неудачник, баптистский проповедник Рональд Уайетт, уже в конце XX века, тоже бросился на поиски секретного тоннеля, ведущего к Ковчегу Завета. Озарение на него снизошло внезапно, когда он прогуливался вблизи Дамасских ворот. Именно там, внутри стены, находится грот Иеремии, где спрятан Ковчег. На протяжении четырёх лет он пробивался сквозь трещины и переходы внутри горы Мориа и, по его словам, обнаружил тайный и очень узкий лаз в пещеру, где этот артефакт хранился. Однако не смог произвести ни фото, ни видеосъёмку, а вытащить Ковчег из хранилища не позволяла узость тоннеля. Он отчаянно искал другой проход, даже нашёл заваленный тоннель в пещеру Седекии, думал разобрать завалы, подумывал о варварском динамите, но тут ему явились ангелы. Разумеется, ангелы сказали, что время ещё не пришло…

В поносах новых открытий

Настоящие археологи не занимаются поисками Ковчега Завета, Святого Грааля или философского камня. Иерусалим — город удивительный.
Он построен по принципу слоёного пирога: на самом дне, на древней корочке, следы ханаанеев и иевусеев, выше — толстая начинка времён Иудейских царств, вавилонян, персов, империи Александра Великого, Птолемеев, Селевкидов, ещё выше — слои римской эпохи, византийцев, арабов, Омейядов, крестоносцев, тюрков, Айюбидов и мамлюков, османских турок, британцев, иорданцев и, наконец, современные постройки государства Израиль. Его строили и перестраивали, разрушали и восстанавливали, и в нём везде, стоит только немного копнуть, — многометровый культурный слой. Древняя система водоводов и дренажных каналов — это всего лишь часть подземных коммуникаций, о которых известно очень мало. Да и на них учёные натыкаются иногда по чистой случайности.
В 1990-е годы археологи Ронни Райх и Эли Шукрон открыли под главной городской дорогой дренажный водосток, который отводил воду из Иерусалима. Предполагается, что ведёт он в Кедронское ущелье, но раскопана пока что незначительная часть тоннеля. В нём после восстания 66-71 годов (Первая Иудейская война) прятались выжившие мятежники. Они оставили там следы длительного пребывания — куски керамики, инструменты, даже монеты. И, поскольку костей там не обнаружено, опасность они переждали, а когда стало спокойнее, выбрались из подземной ловушки через южный выход, как и рассказывал историк Иосиф Флавий. Этот тоннель был очень узким, но высоким (до 3 м), а его стены были хорошо оштукатурены. Имелся в Иерусалиме и другой канал — канализационный. В него сливались нечистоты. Он узкий, низкий и дурно пахнущий даже через много веков. Храмовая гора, конечно, очень притягательное место для поисков. Её часто сравнивают со швейцарским сыром со множеством дырочек — так она проедена всевозможными ходами, водоводами, стоками, пещерами естественными и искусственными. Но она практически недоступна для археологов. Ни в мечети, ни под мечетью, ни вокруг мечети копать нельзя. Только по редкой случайности удаётся узнать о существовании подземных проходов. Так накануне Второй мировой войны во время ремонта мечети был открыт вход в тоннель между пилястрами Двойных ворот и сфотографированы помещения, неизвестные учёным. Оказалось, что часть тоннеля залегала глубоко, а над частью была сделана каменная крыша, но куда он шёл, так и осталось неизвестным — раскопок, как понимаете, не было. Тогда же было обнаружено несколько водоводов, как и этот тоннель, прорубленных прямо в скале. В 1970 году во время строительства пожарного бассейна на восточной стене был найден дренажный тоннель. А ещё через семь лет стало известно о существовании под мечетью какого-то огромного сооружения с арками и колоннами. Теперь археологи считают, что расширение Храмовой торы при царе Ироде было более радикальным, чем считалось прежде. И подземные ходы не самый важный секрет. Возможно, Ирод расширил Храмовую гору не простой насыпкой грунта и возведением платформы на опорах, а построил вместо этого полые конструкции, к которым подвёл ходы в насыпном грунте. Если эта догадка верна, то археологов ждёт настоящая сенсация.

Журнал: Загадки истории №31, август 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Николай Котомкин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —