Восстание Спартака в Древнем Риме

Слава Спартака пережила его самого, а имя стало символом борьбы против угнетателей. Но он был не единственным: одним из тех, кто способствовал успеху восстания, был гладиатор по имени Крикс. И если бы не их разногласия со Спартаком, исход мятежа мог быть совсем иным…

Фото: восстание Спартака — интересные факты

Ссора с Криксом стала для армии Спартака фатальной

Римский писатель и историк Луций Флор, живший спустя почти столетие после восстания рабов, утверждал, что Спартак был наёмником из Фракии. Что касается Крикса, главного соратника Спартака, он, скорее всего, был родом из Галлии. Хотя его имя имеет кельтское происхождение. Слово Crixus созвучно с латинским Cripsus, что дословно обозначает «кучерявая голова». Увы, точной даты его рождения никто не знает — память о тех, кто пошёл против империи, Рим уничтожал решительно и планомерно.

Суровая школа

Как и Спартак, Крикс содержался в капуйской школе гладиаторов, где был чемпионом. Жизнь этих людей, невзирая на внешнюю пышность, зачастую была невыносимой. Гладиаторы в самой престижной школе Корнелия Лентула Батиата в городе Капуе, близ знаменитого Везувия, жили как в тюрьме: размещались в двухэтажных казармах вокруг двора для тренировок. По словам историков Флора и Аппиана, горожане боялись гладиаторов, считая их «ходячими покойниками», обречёнными на скорую смерть. А хозяин со своеобразной лаской называл своих питомцев «монстрами», а школу — «фермой для выращивания монстров-гладиаторов».
Крикс попал в неволю, сражаясь на стороне аллоброгов — племени, жившего на территории Нарбонской Галлии.
Со Спартаком на первых порах они враждовали. Но со временем Крикс признал его братом, бойцы сдружились и стали вместе разрабатывать план восстания. В число мятежников вошли 200 рабов-гладиаторов. Они решили бежать от кровожадного Лентула Батиата, укрыться в горах, а дальше пробиваться на родину. Но среди заговорщиков оказался предатель. Восставших разоблачили, и только 80 из них удалось бежать. Это произошло в 73 году до нашей эры.
На момент побега беглецы были вооружены кухонными ножами. Но по пути гладиаторам повстречалась повозка, которая везла оружие для гладиаторских игр в соседнем городе. Они хоть как-то экипировались и отошли в горы. Во главе беглецов стояли трое: Спартак, Крикс и Эномай. Позднее к ним примкнул кельт Гай Ганник.
Гладиаторы из школы Батиата составляли костяк армии повстанцев. Но армия быстро росла за счёт новых беглецов и рабов — в кратчайшие сроки увеличилась в 8-10 раз! Боевой дух этой армии был крайне высок. И это вполне объяснимо: восставшие понимали, что у них нет выхода. Или победить, или умереть!
Почти без оружия и доспехов спартаковцы разгромили римское войско в первом же бою у подножия Везувия. Восстание, известное в истории, как Третья война рабов, разрасталось со скоростью лесного огня. Слухи о нём молниеносно распространились по всему Апеннинскому полуострову.

Профессионалами не рождаются

Со временем мятежники научились изготавливать щиты из прутьев и шкур животных, из железа выковывали мечи и копья. С каждым днём армия рабов становилась сильней и дисциплинированней и вскоре ничем не отличалась от армии римлян, особенно когда из захваченных табунов повстанцы создали конницу. Несмотря на постоянный приток в армию Спартака новых людей, дисциплина в армии была железной. И очень быстро под знаменем повстанцев воевало около 70 тысяч рабов.
На протяжении всего периода военных действий между Спартаком и Криксом возникали разногласия и конфликты. Некоторые историки утверждают: Крикс убеждал Спартака грабить имения только богатых горожан, чтобы вызвать сочувствие и симпатии бедных. Но Спартак не считал нужным этому следовать, поэтому римляне поначалу рассматривали беглецов-повстанцев как группу разбойников, для которых нет ничего святого и которые разбегутся в первой же стычке с профессиональной армией.
Но посланное трехтысячное войско легионеров во главе с претором Гаем Клавдием Глабром ничего не могло сделать с восставшими — мятежники разбили их наголову! При этом проявили недюжинную смекалку: чтобы спуститься с гор, нарезали лозу дикого винограда, сплели лестницы и под покровом ночи тайно спустились вниз.
Римляне были застигнуты врасплох. Многие погибли сразу, остальные бросились бежать. Незавидная судьба ожидала и претора Публия Вариния — мятежники не только разбили его армию, но и едва не взяли его в плен. И именно тогда, когда группа восставших уже уверовала в свою победу и могла освободить рабов, заговорщики совершили ряд ошибок. После первых настоящих успехов в лагере восставших случился раскол.
Крикс вдруг решил отделиться от Спартака и боевых товарищей. Он заявил, что остаётся в Южной Италии, тогда как основное войско, понимая, что победить Рим будет очень тяжело, двинулось на север. Они намеревались перейти Альпы и разойтись по родным землям.
Но Крикс решил поступить по-другому. Как отмечал Плутарх, одной из причин таких действий стали его заносчивость и высокомерие. Он почему-то решил, что теперь ему любая армия по плечу. Приняв участие в череде победных сражений, уверовал, что и дальше будет грабить имения римлян, не получая сопротивления. В состав его почти 30-тысячного войска в основном вошли соплеменники-галлы, а также представители германских племён. Есть и другая версия: согласно ей, Крикс хотел воспользоваться хаосом, который начался в результате похода Спартака на север, и решил двинуться на Рим. Вероятно, если бы Спартак внял предложению Крикса и повёл бы всю 70-тысячную армию на Рим, восставших ждал бы успех. Но Спартак не хотел прислушиваться к мнению Крикса. А Крикс не собирался подчиняться Спартаку. И великое дело восставших покатилось с горы!

Умирать легко

Спартак ушёл, а Крикс продолжил заниматься разбоями, выбирая подходящий момент для похода на столицу. Тем самым он дал Риму время для концентрации сил, и весной 72 года до нашей эры римский консул Луций Геллий Публикола повёл свою армию навстречу мятежникам Крикса.
Решающая битва состоялась около горы Гарган в Апулии. Пожалуй, это был первый случай, когда армию восставших возглавлял не профессиональный военный, а воинственный галл-гладиатор. И отсутствие военного опыта стало для Крикса фатальным.
Ведь одно дело выйти на бой против такого же гладиатора, и другое — руководить гигантской армией!
В первом и последнем бою армия гладиаторов потерпела сокрушительное поражение. Почти две трети группировки Крикса было уничтожено, остальные либо бежали, либо попали в плен. Сам Крикс погиб в бою.
Как отмечали античные авторы, он сражался с большой отвагой, сумел убить не менее десятка римских легионеров и центурионов. По одной из версий, будучи раненым копьём в грудь, он опустился на колено и был тут же обезглавлен римским всадником. Голову Крикса забрали как сувенир, а 30-тысячную армию стёрли в порошок.
Узнав о смерти побратима, Спартак приказал организовать в память о нём гладиаторские бои. В них приняли участие 300 пленных римских офицеров и представителей аристократии (по другой версии, он просто приказал их казнить).
После гибели Крикса инициатива восставших пошла на убыль. Тем временем римляне поняли, что гладиаторы — это серьёзная опасность. Сенат назначил нового командующего — Марка Лициния Красса, который быстро повысил боеспособность правительственной армии.
Спартак сначала отступил в Бруттий, оттуда планировал переправиться в Сицилию, но не смог преодолеть Мессинский пролив. Красе отрезал его от остальной Италии рвом и укреплениями. Но тогда восставшие смогли вырваться и одержали ещё одну, на этот раз последнюю победу.
В апреле 71 года до нашей эры на помощь Крассу пришли ещё две римские армии.
Последняя битва Спартака состоялась, на реке Силар. Перевес был на стороне римлян. Как и Крикс, Спартак погиб в бою, а 6 тысяч его верных сторонников римляне распяли на крестах вдоль дороги из Капуи в Рим.

Журнал: Загадки истории №36,сентябрь 2019 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Виктор Приходько





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —