Юлиан Отступник против христиан

В один из летних дней 355 года от Рождества Христова нищий поэт Порфирий привёл на афинский стадион невысокого юношу с всклокоченными волосами и чернильными пятнами на пальцах. В это время там некая афинская аристократка занималась гимнастическими упражнениями, как положено по обычаю — обнажённая. Юноша был христианином, воспитанным в аскезе, но вид прекрасной девушки потряс его. Через несколько лет это потрясение отозвалось содроганием великой Римской империи: пошатнулся весь её политический и религиозный уклад.

Юлиан Отступник против христиан

Становление

Звали юношу Юлианом, он доводился двоюродным братом правящему императору Констанцию и был племянником покойного Константина Великого — императора, сделавшего христианство господствующей религией Римской империи. Мальчику было всего 6 лет, когда умер его отец. До 24 лет Юлиан жил в Мацеллуме, бывшем дворце каппадокийских царей, неподалёку от Константинополя. По существу это было заточение: император Констанций подозревал каждого в покушении на свою власть, особенно близких родственников.
Воспитанием подростка занимались два человека. Епископ Евсевий внушал ребёнку христианские истины, и пылкий мальчик всем сердцем своим отзывался на них. Евнух Мардоний сумел направить способности мальчика на изучение Гомера и Гесиода, древних философов, привить ему вкус к эллинской красоте. Новые, во многом противоречащие друг другу знания смущали талантливого отрока. Ему, вокруг которого ещё все дышало славной культурой эллинской эпохи, трудно было понять, почему христианство столь непримиримо к нарядным одеждам, к быстрым колесницам, к красивому человеческому телу и даже к античным стихам.
Юноше было непонятно, почему монахи при виде мраморной статуи Венеры шипели: «Белая дьяволица!». Ведь она так чудесна! Он по-прежнему истово молился Иисусу Христу, но при этом тайно восторгался красотой обнажённой девы.

Весёлая богиня

Подросшего Юлиана отправили в Афины. Он жадно вдыхал воздух славного города, беседовал со знаменитыми христианскими теологами, поэтами и философами. Но самым ярким событием стала встреча на стадионе: в Арсиное он нашёл идеал, который его учитель Евсевий, конечно, назвал бы «белой дьяволицей».
Как-то после очередной «философской» вечеринки Юлиан и Арсиноя решили погулять по городу. До этого он не смел коснуться даже её руки, да и в беседах был немногословен. Но тут вдруг открылся, рассказал о своих мечтах соединить христианскую аскезу со светлой языческой красотой. Молодая женщина пылко поддержала его. Истинная язычница, она, подобно сивилле, предсказала ему скорый императорский престол. Её пророчество вдохновило юношу, и влюблённый Юлиан поклялся: он станет императором и вернёт великому Риму веру в эллинских богов! И тогда Арсиноя, его весёлая богиня, сойдёт с Олимпа к нему во дворец…
Удивительно, но уже на следующий день пришла весть; Констанций вызвал Юлиана в Рим, ко двору. Император был бездетным — ему приходилось думать о преемнике.

Победитель

Юлиану пришлось жениться на родной сестре императора и ретивой христианке — Елене. Лишь тогда подозрительный
Констанций сделал его соправителем. Юлиан осознавал зависимость и шаткость своего положения. Только военные доблести могли укрепить его статус, и он отправился на войну в Галлию. За 5 лет сумел очистить эту римскую провинцию от неприятеля, одержал блестящую победу при Страсбурге, где разбил семь варварских королей. 20 тысяч захваченных пленников направил он на постройку разрушенных городов, восстановил сообщение по Рейну и снабдил Галлию хлебом. Столь весомые успехи Юлиана встревожили Констанция, и он вызвал его в Рим. Получив приказ, молодой человек понял, что настал миг исполнения клятвы. Он объявил себя императором, войско с энтузиазмом поддержало его. Констанций был свергнут.

Цезарь

Флавий Клавдий Юлиан. С таким полным императорским именем предстал этот тайный язычник перед Римом и сразу объявил о своих намерениях. Христианство перестало быть государственной религией. Император даже написал несколько сатирических листков против христиан. Отовсюду стали собирать жрецов прежних языческих верований, спешно реставрировать античные храмы. Однако гонений на христиан Юлиан не хотел, лавры нового Нерона не привлекали его. Он мечтал об объединении двух религий. И ещё… он искал Арсиною.
Его супруга Елена умерла при родах, так что свою «весёлую богиню» он с полным правом мог сделать императрицей. Он отправил за ней людей в Афины, но посланцы вернулись ни с чем. Однако через некоторое время Арсиноя сама приехала в Рим и явилась во дворец. При этом совершенно не походила на себя прежнюю: она была в строгой одежде, совсем не подходящей античной богине. Пришла не разделить с ним власть, не с благодарностью за исполнение обещания, она явилась с укоризной! Оказалось, что за это время она стала христианкой, ибо язычество, заявила она, пало нравственно и возродить его в былой чистоте невозможно. А в новой религии она нашла глубину духа и живую мысль. Они не поняли друг друга: для Юлиана христианство уже давно было религией мертвецов и гробов.

«Замолкла журчащая вода»

Вскоре Арсиноя покинула дворец. Но её уход лишь укрепил Юлиана в убеждении, что «эллинская вера воспитывает героев, а христианская только рабов». Вот и Арсиноя стала рабой этого Распятого, стала мыслить как раба! Теперь императору мало было писать сатиры на христиан, он стал издавать эдикты против них, а вскоре и вовсе пошёл на такие репрессии, какие были лишь во времена тяжких гонений на христиан. Он конфисковал имущество церкви в пользу языческих храмов, преследовал христианских проповедников, платил людям за переход в язычество и, наконец, издал эдикт о запрещении христианским учителям преподавать в школах.
Рим всё больше и больше выражал своё недовольство. Апостат-Отступник — вот как теперь называли Юлиана. Льготы богатым и подачки бедноте не помогали. Только армия оставалась верна императору. Было ясно: ещё немного — и дело дойдёт до кровавого столкновения двух религий.

Последняя битва

Победоносная война — вот что могло исправить положение! И Юлиан решил повторить поход Александра Македонского. Это поможет на время забыть все религиозные раздоры, а вернувшись победителем, он окончательно разрушит церковь… В глубины необъятной Персии устремилась 60-тысячная армия под его началом. В утро 26 июня 363 года на берегах Тифа началось кровопролитное сражение. Вот как описал его кульминацию свидетель, римский историк Аммиан Марцеллин: «Когда император появился в первых рядах сражающихся, персы и боевые слоны повернули назад… Забыв об опасности, Юлиан голосом и жестом указывал на бегущего врага… И вот тут неизвестно откуда появившееся шальное копьё пробило ребра императора».
…Юлиан умирал в своём шатре. Рядом были немногие верные друзья и соратники. В стороне стояла женщина в строгой христианской одежде. Император приказал вынести его на улицу. Посмотрев на солнце, сказал фразу, взятую им из языческих посвящений: «О Великий Божественный Ра-Гелиос, я как Ты!». И тут же, по свидетельству того же Аммиана Марцеллина, ему стал мерещиться Иисус Христос. «Ты победил, Галилеянин!» — сказал император и умер.

Журнал: Ступени Оракула №3, март 2020 года
Рубрика: Азбука любви
Автор: Евгений Лазарев

Метки: император, биография, религия, христианство, Ступени Оракула, язычество, Древний Рим, боги, Юлиан



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —