История Древнего Рима чётко делится на то, что было до Цезаря и после. «До» было маленькое царство, превратившееся в могущественную республику, «после» — всемирная империя.

За что убили Юлия Цезаря?

Юлий Цезарь - почему убили диктатора Древнего Рима?

Вероятно, ни один из древнеримских политиков не пользовался такой же популярностью у сограждан в течение столь длительного времени. Однако это не уберегло его от кинжалов убийц, настигших средь бела дня в самом центре Вечного города. И минимум половину заговорщиков этот проницательный муж считал своими друзьями и соратниками.

Не богат, но умный

По интересному совпадению он родился в «круглом» 100 году до нашей эры 12 июля. Родовое имя одной из ветвей династии Юлиев — Цезари — скорее всего, образовано от этрусского слова «бог» — aisar. И здесь тоже видна очевидная символика.

Супругой Гая стала Корнелия — дочь политика Луция Корнелия Цинны. Тот был одним из лидеров партии популяров, опиравшейся на массы малообеспеченных граждан и противостоящей так называемым оптиматам — партии, группировавшейся вокруг аристократов. Вождь популяров Гай Марий был женат на тётке Цезаря, так что в силу родственных связей юный аристократ оказался в лагере «борцов за счастье народа».

Марий умер, а Цинну убили взбунтовавшиеся легионеры незадолго до того, как Рим захватила армия победоносного полководца и лидера оптиматов Луция Корнелия Суллы. Победитель устроил резню политических оппонентов, но в Цезаре видел брата по классу и предложил ему просто продемонстрировать свою лояльность, разведясь с Корнелией. Цезарь отказался, из-за чего, как считается, ему пришлось перейти на нелегальное положение. По легенде, Сулла даже приказал своему помощнику Гнею Помпею принести ему сердце молодого строптивца. Но Помпеи Цезаря пожалел и принёс купленное на базаре свиное сердце. А потом всё как-то забылось.

За Цезаря похлопотали, он «воскрес», но от греха подальше отправился на восток, где производилась зачистка союзников немного недобитого Суллой понтийского царя Ми-тридата. Добивал его как раз Помпеи, легионы которого добрались до Кавказа и даже до Крыма, где на горе своего имени (в современной Керчи) азиатский царь и расстался с жизнью. Предавший его сын Фарнак получил огрызки некогда могучего царства и присягнул Риму на верность. Потом Помпеи воевал с иберами (предки испанцев) и киликийскими пиратами, получив официальное прозвище Великий.

Цезарь был младше Помпея на шесть лет, но даже с учётом возрастной форы отставал от него в плане карьеры. В Рим он вернулся в 78 году до нашей эры, как раз после восстания Суллы, и погрузился во внутриполитические интриги. В 60 году до нашей эры его мастерство оценили Помпеи и богач Марк Красе, предложившие заключить неформальный альянс (триумвират), который называли союзом силы, ума и золота.

От Рубикона до Фарсалы

Свою единственную дочь Юлий Цезарь выдал замуж за Помпея и, победив на консульских выборах, получил право по истечении срока претендовать на наместничество в провинции Римская Галлия.

Однако интересовало его не наместничество само по себе, а возможность развязать войну с непокорёнными галльскими племенами. Эта война началась в 58 году до нашей эры и продолжалась восемь лет. В Рим шли потоки рабов и трофеев, позволившие ему не только рассчитаться с долгами, но и вербовать новых сторонников.

В Галлию за подвигами ехали представители знати и вливались в «команду» Цезаря, что упрочивало его позиции. Победоносный полководец превращался в глазах народа в этакого мифического героя. Красе хотел проделать такой же трюк, отбыл положенное консульство и, отправившись на восток, нашёл гибель в войне с парфянами. Помпеи вроде бы продолжал контролировать Рим, но делать это становилось все трудней, а его альянс с Цезарем после кончины умершей при родах Юлии распался.

Галльская война между тем закончилась присоединением большей части территорий нынешних Франции, Бельгии и Голландии. Победоносному полководцу полагалось вернуться в Рим, получить триумф (право на торжественное шествие), но перед этим распустить своё войско. Однако никого распускать Цезарь не хотел, поскольку знал от сторонников, что триумф ему не дадут, зато будут таскать по судам и заставлять отчитываться по грехам, которых за время его галльского наместничества накопилось предостаточно.

И Цезарь пошёл ва-банк: армию не распустил, а, перейдя вместе с ней пограничную реку Рубикон, направился к Риму. Вечный город достался ему без боя. Оба консула и большая часть сената бежали, а простонародье встречало Цезаря с восторгом.

Старший из оставшихся должностных лиц (магистратов) проконсул Марк Эмилий Лепид организовал назначение Цезаря диктатором, что допускалось в экстремальных ситуациях, хотя диктаторство обычно не продолжалось более полугода. Потом были организованы выборы магистратов, на которых победили, разумеется, сплошь цезарианцы.

Но и враги не сидели без дела. Помпеи собрал армию, которую Цезарь разбил при Фарсале. Побеждённый бежал в Египет к царю Птолемею XIII. Но юный монарх (направляемый своими советниками) предпочёл Помпея убить, чтобы наладить диалог с победителем, который тоже рванул в Египет.

Египтяне задолжали Риму крупную сумму за оказанную им ранее военную помощь, и ещё Цезарь хотел завалить сограждан египетским хлебом. И здесь в дело вмешалась Клеопатра VII — сестра и заодно жена Птолемея, с которой тот поссорился насмерть. Красотка стала любовницей Цезаря, а расстроенный Птолемей решил достать меч из ножен.

Цезарь всего с одним легионом оказался осаждён в царском дворце и только в следующем году, после прибытия подкреплений, сумел нанести врагам поражение. Благодарная Клеопатра дала римлянину денег, хлеба и даже родила сына Цезариона. Птолемей XIII погиб, а её новый муж и тоже брат Птолемей XIV даже не думал подавать голос.

Массы трудящихся Рима ещё более прониклись любовью к человеку, которого убеждённые республиканцы считали тираном. Правда, Цезарю ещё пришлось немало повоевать. В 47 году до нашей эры при Зеле он разгромил решившего пойти по стопам отца царя Фарнака. В 46 году при Тапсе разбил армию, собранную республиканцами в Африке. В 45 году при Мунде уничтожил другую армию республиканцев в Испании. И лишь после этого он окончательно вернулся в Вечный город, занявшись внутренними преобразованиями.

Последний год

Хотя все преобразования делались им для Рима, каждое из них сокращало число его сторонников. Цезарь увеличил число магистратов и большее число его сподвижников получило возможность сделать карьеру. Состав сената вырос до 900 человек (втрое против довоенных времён), причём преимущественно за счёт выходцев из провинций. Жители многих из этих провинций получили полное или частичное римское гражданство. Мигранты потянулись в Вечный город, претендуя на льготы и рабочие места, что приводило к конфликтам между коренными и «понаехавшими».

Объём гражданских прав постепенно сужался: римлянам, например, запретили создавать коллегии, или, говоря по-современному, общественные организации. Делалось это из боязни, что, маскируясь под охотников или спортсменов, злодеи начнут плести против Цезаря заговор. Но спортсменам-то куда податься?

Теперь о хлебе насущном, объёмы раздач которого, конечно, превысили недавние неблагополучные годы, но не достигли объёмов, характерных для самых благополучных времён довоенного периода. Расщедрившись после прихода к власти, теперь Клеопатра хлеб зажимала, думая больше о собственных подданных.

За время войны десятки тысяч бедняков задолжали огромные суммы домовладельцам. В погашение долгов их скудное имущество выставлялось на распродажах, притом что цены на такой скарб упали катастрофически. На грани банкротства оказались и многие представителей среднего класса, вплоть до сенаторов.

Выполнявший в отсутствие Цезаря обязанности консула суффект Публий Корнелий Долабелла попытался провести полную отмену долгов, но Цезарь эту инициативу пресёк. Правда, взыскание долгов замораживалось, а распродажа имущества должна была производиться только по довоенным ценам.

Половинчатость проводимых преобразований привела к расколу цезарианцев на условно «левых» (ратовавших за народ) и условно «правых», причём и те, и другие были своим патроном недовольны.

И при этом в «команде» Цезаря происходило сближение между двумя недавно враждовавшими группировками.

Первую группу представляли старые соратники Цезаря ещё по войне с галлами, вроде Децима Брута или Гая Требония. Другую группу возглавлял ещё один Брут — Марк, и входили в неё бывшие сторонники Помпея, принёсшие повинную голову. К своим врагам Цезарь был великодушен и казнил их редко. Самые жуткие расправы он провёл после битвы при Мунде, которая, по его словам, была единственным сражением, которое он вёл не ради победы, а ради выживания. И эту победу он, впервые в истории Вечного города, отметил триумфом, чествовавшим разгром не другого народа, а соотечественников.

Римлянам подобные триумфы не нравились, равно как и попытки сакрализовать личность ещё вполне здравствующего политика. В храме Юпитера Капитолийского Цезарю воздвигли статую как покорителю мира, что как бы приравнивало его к Юпитеру. А уж сравнение его с полубогами стало для официальной пропаганды обязательным ритуалом.

В последний год правления в его честь начали строить персональный храм «Цезаря и его Милосердия», переименовали одну из триб (избирательная курия) и одну из греческих коллегий. Его именем полагалось приносить клятвы, и он же стал первым здравствующим политиком, чей профиль отчеканили на монете.

Закопёрщиком верноподданнических инициатив, как правило, становился Марк Антоний, предложивший официально пожаловать Цезарю статус божества с учреждением новой жреческой коллегии и принесением жертвоприношений. Сенат принял соответствующий указ, правда, откладывавший обожествление до 42 года до нашей эры.

Вопреки всем традициям, Цезарь постоянно ходил в одежде триумфатора и носил лавровый венок (злопыхатели говорили, чтобы прикрыть лысину). Апофеоз наступил 15 февраля 44 года до нашей эры, когда на празднике Луперкалий Антоний как бы по просьбе трудящихся поднёс Цезарю царскую диадему. Цезарь трижды её отстранил, как говорили свидетели, с явной неохотой.

Возможно, планировался своего рода компромисс, когда Цезарь наделялся царской властью, но лишь применительно к провинциям. Однако в Риме ещё после битвы при Тапсе был принят декрет о продлении его диктаторских полномочий на десять лет — то есть читай: пожизненно.

В какой-то степени последней каплей для приверженцев республики стал приезд в Рим царицы Клеопатры с Цезарионом. Поселилась она отдельно, в специально отведённом дворце, но Цезарь её регулярно посещал и в сознании публики рисовался такой сценарий: фактический владыка Рима женится на царице Египта, сам становится царём и назначает Цезариона наследником.

Мартовские иды

Где-то к началу 44 года до нашей эры к римлянам пришло понимание, что формальная республика превратилась в монархию, причём почти абсолютную, какой не обладал ни один из царей Рима. Мириться с этим были готовы люмпены, в которых превратилась значительная часть народа, жившая подачками от официальных властей и элиты. Но элита мириться с этим не хотела, даже если многие её представители сделали карьеру благодаря Цезарю.

Недовольство облеклось в форму борьбы за сохранение методично демонтируемой Цезарем республики. А своего рода знаменем заговора стал Марк Брут, чей предок сыграл заметную роль в свержении монархии. Тот древний Брут осудил на смерть своих сыновей-монархистов. А про его потомка сплетничали, что он внебрачный сын Цезаря. И молодой политик такой аналогией проникся.

Убийство диктатора назначили на мартовские иды (15 марта 44 года до нашей эры), когда Цезарь должен был разбирать судебные дела в так называемом портике Помпея. Первоначально звучало предложение убить и сопровождавшего диктатора Антония. Брут выступил против, заявив, что они действуют во имя идеи и лишнюю кровь проливать не следует. По другой трактовке, здоровяка Антония просто побаивались. Конечно, будущие убийцы в количестве 23 человек с двумя противниками справились бы наверняка, но, поскольку теракт планировалось осущемесяц правителя

При Цезаре был принят новый календарь, а месяц квинтилий, в котором диктатор появился на свет, назвали в его честь июлем. Следующий месяц секстилий переименовали в август в честь наследника Цезаря и первого римского императора. С 1582 года в Европе начал распространяться григорианский календарь, но Россия жила по юлианскому календарю до 1918 года, ствить в общедоступном месте, это предполагало максимальную быстроту действий.

По легенде последние сутки жизни диктатора были наполнены предзнаменованиями, начиная с вещего сна его последней супруги Кальпурнии (в котором она видела труп мужа в реке крови) и заканчивая неким доносчиком, успевшим сунуть Цезарю свиток с так и не прочтенным предупреждением об опасности.

По дороге к портику Требоний (или кто-то другой) занял Антония разговором и отвёл его в сторону. В портике Луций Тиллий Цимбр начал просить Цезаря за своего отправленного в изгнание брата. Тот в помиловании отказал. Цимбр упал на колени и, как бы умоляя, ухватил диктатора за тогу, что стало сигналом.

Первым занёс кинжал Публий Сервилий Каска. Каждый из покушавшихся тоже должен был нанести по одному удару. По одной из версий, Цезарь только успел воскликнуть, адресуясь к Каске: «Негодяй! Что ты делаешь?». По другой — его последние слова были обращены к своему вероятному сыну: «И ты, Брут?». Тот поразил Цезаря то ли в бедро, то ли в пах и сам получил ранение в суматохе.

Умирающий Цезарь испустил дух у подножия бюста Помпея, оросив его своей кровью. Заговорщики разбежались, а примчавшийся на место преступления Антоний вынес труп Цезаря к толпе и выступил с пламенной речью, напомнив сколь много убитый сделал для народа. И римляне покойного снова полюбили. Покойников любить всегда легче.

Журнал: Загадки истории №34, август 2022 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Метки: Загадки истории, политика, судьба, война, Древний Рим, убийство, покушение, Юлий Цезарь, диктатура, Клеопатра


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023