При византийском дворе постоянно плелись интриги. Но нередко их целью был не захват власти басилевса, а возвышение военачальников при дворе. В IV веке восхитительную схему получения наград и привилегий придумали два смекалистых гота — Требигильд и Гайна. Правда, их сговор кончился для готов весьма плачевно.

Заговор полководцев Требигильда и Гайны

Заговор Гайны и Требигильда в Византии

Византийский двор был местом опасным — любого, кто слишком приближался к властителю или же внушал недоверие, могли схватить, заковать в цепи, бросить в тюрьму и убить. От такого исхода были не застрахованы ни вельможи, ни церковные иерархи, ни родственники басилевсов, ни военачальники.

Доля басилевса

Огромную власть в этом государстве имели евнухи — так уж исторически сложилось. Они допускались туда, куда не были вхожи простые смертные. Евнухи знали все тайны. И они отлично умели пользоваться информацией. Неудивительно, что византийский двор постоянно сотрясали заговоры.
В 395 году, после смерти императора Феодосия, на престол взошёл его сын Аркадий. Это был совсем молодой человек, 17 лет от роду. На него имел большие виды фаворит Феодосия, префект претория Востока Флавий Руфин. Именно он направлял всю внутреннюю и внешнюю политику Византии. Руфин собирался женить Аркадия на своей дочери Марии, но Аркадий был против. Используя неприязнь Аркадия к дочери Руфина, придворные интриганы начали плести заговоры. Особенно старался евнух Ев-тропий. Он тайком подсунул Аркадию портрет, писанный с дочери полководца Бауто-на Евдоксии. Девушка была фантастически красива, Аркадий сразу же в неё влюбился. И в апреле 395 года она стала его законной женой. А евнух, само собой, получил необычайную близость к басилевсу!
Мало кому это понравилось. Особенно был обижен Руфин, думавший, что скоро станет соправителем молодого басилевса. Так что Руфин встретился с вождём вестготов Аларихом и подбил того срочно идти с войском на Константинополь. На Константинополь Аларих не пошёл, но во Фракии наделал много шума. Византийские войска, посланные Руфином, делали вид, что гонятся за врагом. На самом деле они организованно отступали, открывая Алариху дорогу на Рим.
Это вывело из себя могущественного опекуна Гонория, императора Запада, Стилихона, который тоже мечтал стать соправителем Аркадия. Стилихон двинул войско на восток. Разгромить Алариха ему так и не удалось: Руфин предупредил вестготов об опасности, а Аркадий приказал Стилихону убираться с восточных территорий. Стилихон был в ярости. Он тут же встретился с Тайной, военачальником готов, которые служили в армии Византии, и подговорил того убить Руфина. Евтропий об этом знал, но радостно потирал руки. Может быть, он даже поспособствовал такому ходу событий.
В ноябре 395 года Руфин был схвачен и убит за стенами Константинополя. Евтропий радовался, он получил конфискованное имущество Руфина. Вроде бы все у него получилось. Целых пять лет он наслаждался жизнью и ощущал себя хозяином положения. Но ничто не вечно.

Союз Гайны и Требигильда

Итак, первым военного магистра Гайну, по происхождению гота, использовал Евтропий. Но гот Гайна вовсе не собирался подчиняться какому-то евнуху, пусть и любимцу Аркадия. Гайна и Аркадия ни во что не ставил. На троне должен сидеть достойный мужчина, воин, а не сопляк. И уж тем более не Евтропий, который и не мужчина вовсе. Гайне было обидно, что он избавил Константинополь от лихоимца и казнокрада, а деньги ручейками текут в руки Евтропия.
С этими мыслями он обратился к своему соплеменнику, Требигильду, тоже военному магистру, хилиарху. Войско последнего стояло во Фригии, туда Требигильд и отправился, чтобы, как он объявил, провести очередной военный смотр. Однако вместо этого войско Требигильда стало резать, насиловать и убивать мирных жителей, не делая различия между мужчинами, женщинами и детьми. Как смерч он пронёсся по Лидии и двинулся дальше на восток. В Константинополе созвали военный совет, Аркадий назначил Евтропия соправителем, тот сразу призвал к себе Гайну и Льва, не имевшего никакого военного опыта, — им предстояло догнать и разгромить Требигильда.
А дальше начались очень интересные стратегические игры. Лев пытался разбить Требигильда в Малой Азии, а Гайна поджидал Требигильда во Фракии и на Геллеспонте. Он послал своему земляку тайное письмо, чтобы тот двигался к проливу, а сам пошёл на Константинополь. Требигильд был человеком осторожным, он остался грабить Писидию. Гайна разорил окрестности столицы, но штурмовать её не решился и снова вернулся во Фракию, а потом выдвинулся навстречу Требигильду. Он изо всех сил делал вид, что яростно сражается с врагом. А Требигильд — что он отступает. На самом деле они таким образом гарцевали друг перед другом, не причиняя своим войскам никакого вреда.

Провал заговорщиков

После череды «сражений» началось осуществление заветного плана. Гайна отправил — басилевсу сообщение, что причиной военных неудач является Евтропий, который плетёт интриги и раскрывает противнику военные планы, поскольку желает получить не половину, а всю полноту власти. Аркадия это сообщение очень даже убедило. Он тут же послал за Евтропием на Кипр, где тот пребывал, а затем обвинил того в измене и казнил. Теперь ничто не мешало Гайне, все помехи он устранил. В тот же день он написал Требигильду, что план начинает реализовываться. Двумя волнами накатили оба готских войска на Вифинию и Геллеспонт, сметая всё на своём пути. Они объявили басилевсу, что продолжат грабить и убивать, если тот не начнёт с ними переговоры. Аркадию ничего не оставалось, как начать диалог. Он был вынужден разрешить готам вернуться в Константинополь. Надо ли говорить, что готы его тут же захватили?
Не учли заговорщики только одного: всегда найдётся человек, который не плетёт интриг. Когда Требигильд увёл свои войска на восток, а Гайна отъехал во Фракию немного передохнуть, понадеявшись на оставленный в городе готский гарнизон, в столице вспыхнуло восстание. Готов перерезали, Константинополь снова был свободен. Но встал вопрос: что дальше делать, с этим прежде византийским, а теперь готским войском? Кто сможет бить готов лучше, чем гот? И по решению басилевса и Сената воевать с изменниками отправили Фравитту, имеющего большой опыт и хитрый ум. Фравитта был язычником, но басилевсу было на это наплевать.
Именно Фравитта сумел переломить ход событий: ему удалось не пропустить Гайну через Геллеспонт в Малую Азию, а когда тот всё же пробился во Фракию и стал спускать на воду лодки и плоты, на которых думал переправить воинов вместе с лошадьми, Фравитта пустил вдоль побережья дозорные корабли и попросту топил врага у фракийских берегов. Гайне пришлось бежать за Дунай, но и там покоя он не обрёл. С запада готов преследовал Фравитта, с востока их караулили гунны. В результате силы готов были рассеяны, а Гайна и Требигильд сложили головы в бою. Так вот и окончился этот дворцовый заговор.
А Фравитта? Когда Аркадий спросил, какой награды он ждёт, язычник Фравитта ответил просто: разрешите мне молиться по обычаям предков.

Журнал: Загадки истории №35, август 2020 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Михаил Ромашко

Метки: император, Загадки истории, заговор, Византия, сговор, интрига, готы





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —