Бугровщики — кто это: Охотники за курганами

По всей Великой степи, от Карпат до Амура, разбросаны тысячи археологических памятников, принадлежащих когда-то населявшим её народам. И неискушенным людям кажется, что евразийские степи битком набиты сокровищами, которыми можно и нужно завладеть…

Фото: бугровщики — кто это, интересные факты

«Бугровщики» уничтожили целый пласт отечественной истории

Как свидетельствуют археологи, которые не один сезон отработали на степных памятниках, там очень редко находят что-то стоящее. Обычные трофеи — пара разрозненных костей, черепки от глиняной посуды и несколько порядком побитых предметов вооружения.

Мародёры вечности

Глядя на картину этого разгрома, на язык просится только одно объяснение — «бугровщики». Эти, так сказать, предшественники современных археологов, за 300 лет своего промысла вынесли из археологических памятников Великой степи все, что представляло собой даже минимальную ценность, и своими действиями фактически уничтожили целый пласт нашей истории.
Такой промысел, как бугрование (от старорусского «бугор» — «холм, курган», так как основным объектом этого промысла являлись могильные курганы), зародился почти сразу после начала полномасштабного освоения Сибири русскими (в европейской части России все ценное из курганов вынесли почти сразу после похорон ещё до нашей эры). Родиной бугрования являлись берега реки Ишим, откуда оно быстро распространилось на всю Сибирь. «Золотым веком» для бугровщиков стало все XVIII столетие, когда началось активное освоение сибирских степей, а за Урал отправлялись академические экспедиции, члены которых охотно скупали у бугровщиков древности, добытые из курганов. В степях Сибири к моменту прихода русских находилось множество курганов, битком набитых золотом и серебром (на жаргоне бугровщиков «золотарей»). Но за какие-то 100 лет они были вынесены подчистую, и промысел постепенно сошёл на нет. Хотя встречи с отдельными бугровщиками случались до 1930-х годов.
Как вид преступного промысла, бугрование было хорошо организованно и «кры-шевалось» представителями власти (до воевод и губернаторов включительно), бравших за свои услуги по обеспечению безопасности промысла и сбыту краденного до одной десятой части добычи (именно из этой доли, принадлежавшей Матвею Гагарину, были составлены сокровища Сибирской коллекции Петра I, экспонирующиеся сейчас в Государственном Эрмитаже). На промысел уходили в марте по последнему санному пути большими ватагами по 200-300 человек, которые, достигнув определённого места, разбредались отдельными группами по степи. В поиске сокровищ, как и в любом другом подобном деле, зачастую все решала слепая удача, и нередки были случаи, что новичок с первого раза срывал при раскопках большой куш, позволявший ему навсегда забыть о бугровании и вернуться в деревню состоятельным человеком. Но чаще всего бывало обратное, когда ватага бугровщиков могла годами бродить по степи, но за это время не найти ничего ценного. Поскольку никакой информации об археологических памятниках Сибири у тогдашних бугровщиков, в отличие от современных «чёрных археологов», не было, то поиск они вели по приметам. На рассказы коренного населения о «царских курганах» могли полагаться только очень наивные или неопытные бугровщики, ведь было известно, что коренные сибиряки издревле почитают почивших вечным сном обитателей курганов за своих прародителей и сделают все, чтобы отвадить от них расхитителей могил. На геометрическую правильность форм, как основной признак кургана, рассчитывать тоже не приходилось. Дело в том, что в сибирских степях широко распространено такое явление, как «каменцы» — выходы скалистой породы, возникшие вследствие тектонических процессов в недрах земли, которым выветривание придаёт форму, поразительно похожую на творения рук человеческих (на эту игру природы порой ведутся и современные археологи).

Золотые миражи

Наиболее верным признаком, что найденный в степи подозрительный холм — именно курган, у бугровщиков считалось наличие на нём сусликов — вечных спутников человеческих могил, привлечённых на курганы сначала сытными поминками, а затем находивших могильные насыпи идеальным местом для рытья нор. Из понимания роли сусликов как кладоуказателей вытекали и некоторые суеверия бугровщиков: к примеру, перед началом работ на кургане считалось обязательным покормить суслика за то, что «бугор указал и путь-дорогу к золоту показал», категорически запрещалось разорять норы сусликов, дабы «золото не отвадить». Но особо добрым знаком считалось, если суслики при появлении человека на кургане не разбегались. Ведь это был знак того, что курган не разграблен, хотя тут было не все так просто: суслики во все времена считались дешёвым пушным сырьём и никто не давал гарантии, что сусликов распугали не другие бугровщики, а охотники на пушного зверя. Удостоверившись в том, что курган не разграблен, бугровщики после молитвы и кормления сусликов приступали к работе: рыли штольню на склоне кургана до каменного или земляного свода, после чего тщательно простукивали
Множество вещей скифского периода попало в музеи из рук бугровщиков его и в месте, в котором раздавался наиболее громкий звук, пробивали дыру, через которую проникали в погребение. Если в кургане было несколько погребальных камер или, что тоже случалось, первое помещение, в которое проникли бугровщики, оказывалось пустым, то бугровщики путём простукивания и работы щупом находили другие полости в толще кургана, вскрывали их и выносили все, что там находили. Обычной добычей бугровщиков были изделия из золота, серебра, меди и бронзы. Кроме того, в Бурятии и Забайкалье бугровщики не гнушались и такой добычей, как человеческие кости, которые активно скупали буддистские ламы, использовавшие их при изготовлении лекарств и в религиозных обрядах. Работа бугровщиком была хоть и прибыльным, но очень опасным делом. Смерть подстерегала их на самих раскопках — своды и стены погребальных камер за сотни и тысячи лет с момента постройки ветшают так, что готовы рухнуть от любого неосторожного движения. К тому же многие хозяева курганов так сильно боялись расстаться со своими сокровищами, что оградили свой покой множеством ловушек, на которые по невнимательности или неосторожности кладоискатели нарывались. Опасность подстерегала и на обратном пути от рук беглых каторжников или менее удачливых «коллеге по промыслу. Кроме того, в заобских и ононских степях были часты вооружённые столкновения ватаг бугровщиков с казахами и монголами, причём крупнейшие столкновения бугровщицких ватаг с кочевниками не уступали по своим масштабам и накалу противостояния сражениям между регулярными армиями того времени. Именно эти столкновения и вынуждали власти время от времени запрещать бугрование под страхом каторжных работ, дабы не усложнять и без того непростые отношения русских колонистов с сибирскими кочевниками. Но кого волновали бумажные запреты, когда речь идёт об очень больших деньгах!

Клады потерянные и возвращенные

Только очень глупый искатель сокровищ мог спустить все сокровища, найденные им в древних курганах, в один момент. В жизни могло случиться всякое, к тому же скупщики драгоценностей и покровительство в лице представителей власти никогда не вызывали у прижимистых сибирских мужиков особого доверия. Поэтому все наиболее ценное бугровщики до поры до времени припрятывали в укромных местах. Причём они уже тогда знали, что за целые драгоценности знающие люди готовы выплатить в разы больше, чем за безликие слитки. Поэтому в кладах бугровщиков в основном присутствуют целые вещи. Прятали найденные сокровища бугровщики там, где их никто бы не стал искать: на склонах возвышенностей, в обрывах рек, на косогорах. Драгоценности скрывали в колодцах, причём для них в стенах делали специальные ниши, которые после того, как туда ставили клад, замуровывались. Сделав все необходимое, бугровщик мог спокойно отправляться на промысел, хотя определённый риск расстаться с драгоценностями навсегда существовал, о чём свидетельствуют множество кладов бугровщиков, найденных уже в наше время.
С одной стороны, бугрование было несомненным злом, разрушавшим исторические памятники и уничтожавшим нашу историю. Но с другой стороны, именно бугровщики своими находками привлекли внимание образованного общества к археологии Сибири, создали первые карты археологических памятников, а многие драгоценности из сибирских курганов сохранились только благодаря бу-гровщикам, продававшим их в музеи и частные коллекции.

Журнал: Загадки истории №31, август 2019 года
Рубрика: Запретное ремесло
Автор: Роман Русинов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —