Чёрные копатели — находки

Начиная с ранней весны и до поздней осени в лесах, полях и на огородах можно встретить людей в камуфляже, с лопатами и металлодетекторами самых разных конструкций. Понятно, что не картошку они там копают и не грибы собирают. А что конкретно? С одним из таких поисковиков-следопытов нам удалось встретиться и побеседовать.

Фото: чёрные копатели — интересные факты

Находка под сараем

— Итак, Сергей. Вы ищете какие-то конкретные раритеты или собираете всё, что может представлять ценность?
— Нет. Не всё. Лично я не занимаюсь тем, что называют «эхом войны»: мины, там, оружие, военное снаряжение… Мне это неинтересно, да и не люблю бессмысленного риска. Я ищу более безопасные вещи: монеты, украшения… Гражданское, так сказать. Разнообразия больше.

— Сергей, вы давно занимаетесь поиском?
— Уже лет двадцать.

— Стандартный вопрос: как всё начиналось?
— Стандартный ответ — с детства (смеётся). А если серьёзно, то — да, фактически с детства. Рассказать?

— Конечно! Для этого и встретились.
— Началось всё в небольшой деревеньке под Витебском. У меня там дед жил, меня каждое лето к нему на каникулы предки возили. Так вот. У деда на краю огорода сарай стоял. Старый, полуразвалившийся — его ещё до войны построили. Дед решил сарай снести и огород, соответственно, расширить. Снёс, начал поле распахивать и распахал мешочек с медными монетами.

— Монеты точно не золотые были?
— Точно. Пятаки царские. Здоровые такие, один пятак всю мою детскую ладошку закрывал. Ну вот. Дед, естественно, всё это сдал куда следует. Даже какую-то премию получил — 10 рублей вроде. Я, кстати, потом уже, когда каталоги всякие появились, посмотрел, сколько эти пятаки стоили. Не миллионы, конечно, но червонец даже по тем временам — стоимость фактически одной монеты у частных коллекционеров, а их там несколько десятков было. Видно, у государства свои расценки. Обидно.

— И что, с тех пор?…
— Нет, конечно. Сначала школу закончил, в армию сходил. Потом — на истфак.

Первый выход

— И там-то вам всё и рассказали?…
— Ну, да, почти. Там я, в общем-то, понял, сколько в земле лежит всего интересного. Да и мешок этот с пятаками забыть было трудно.

— Потом вы закончили университет и?…
— Нет. Искать мы пошли уже на втором курсе. Скинулись с друзьями — такими же больными на голову — и купили на рынке (тогда ведь, помните, 90-е годы, всё что угодно купить можно было) металлоискатель наш, армейский. Тяжеленный, неудобный и… прятаться с ним приходилось постоянно, а то народ подозрительные взгляды кидал и все норовил милицию вызвать. Сейчас, правда, ненамного легче, ну, это я отдельно расскажу.

— Обязательно. И как с этим металлоискателем?
— Да никак. Нет, нашли, конечно, кое-что. Мелочь кое-какую. В основном — современную. Но большей частью — пивные пробки. Вот это просто бич настоящий — и тогда, и до сих пор. Прибор на пробку как на монету реагирует, а пробок этих разбросано… Точно, страна алкоголиков! Это был, что называется, пробный вылаз. Потом уже дошло, что сначала надо в библиотеке посидеть, карты старые поизучать: где какая деревня стояла, богато ли жили или так себе. Поспрашивать: где дом барский стоял, где — церковь? Определиться, куда обычно граждане свои ценности закапывали… Ведь знаете, что интересно: в каждом районе все практически местные жители своё добро перед какими-либо войнами и прочими катаклизмами прятали в одни и те же места. Даже анекдот у нас такой был: «Ты куда свои деньги схоронишь? — Под правый угол завалинки — у нас в деревне все так делают». Я даже решил как-то давно эту теорию проверить: съездил в дедову деревню (уже с оборудованием), отыскал такой же сарай заброшенный…

— Нашли что-нибудь?
— Так, по мелочи.

Трудности

— В общем, позже появился у нас нормальный детектор, ну, как, нормальный — китайский. Разница, конечно, небывалая. Так всё удобно казалось после того.

— А сейчас с чем ходите?
— Сейчас — «американец». Ну, фирму рекламировать не буду, тут каждому своё, как говорится. Вообще, у меня много детекторов сменилось. У каждого свои достоинства и недостатки.

— Ну а всё-таки? Что посоветуете?
— Если начинающему, то аппарат стоимостью до 500 долларов. После первых походов сразу понятно станет: стоит этим заниматься или нет. Недорогой детектор продать проще, если вдруг дело не пойдёт. А если понравится, то потом уже чётко осознаешь, что тебе надо, — то и покупаешь. Сейчас выбор большой.

— Учту ваш совет. А вы что-то про определённые трудности говорили?
— Ну, во-первых, как Ильф с Петровым писали, это энтузиазм населения. Все интересуются: «Что ищете? Что копаете? А можно посмотреть? А потрогать? А разрешение у вас есть?»

— Драки бывают?
— Нет, мы обычно поодиночке не ходим, да и ребята все серьёзные. А вот с бабульками непросто — они вечно милицией грозятся, а у нас ведь своя статья есть.

Закон не дремлет

— В смысле, какая статья?— А вот такая. У каждого в стране есть своя статья. Так вот наша — 243 УК РФ: «Уничтожение или повреждение памятников истории культуры или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность» — это до двух лет, и «те же деяния, совершенные в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения2 — это уже до пяти лет.

— И как вы с этим живёте?
— Очень просто. Прежде чем где-то ковыряться, нужно хорошо проверить: нет ли поблизости пресловутых ценных и особо ценных памятников (они все в специальном реестре перечислены). Если нет, то можно начинать поиски… Хотя с бабульками иногда даже и проще. Мы как-то выяснили, что в одной новгородской деревушке дом богатый стоял. Только сейчас на этом месте частный огород. Ну, приехали по весне к хозяйке. Так и так, говорим, хозяюшка. Вы знаете, что на вашем огороде во время войны склад боеприпасов был? Давайте-ка мы на всякий случай миноискателями проверим, заодно и огород вам под картошку вскопаем. Бесплатно, разумеется. Она согласилась.

— И вы ей весь огород честно вскопали?
— От забора до забора. Ни сантиметра не пропустили.

— А нашли что-нибудь?
— По мелочи.

— Что-то вы, Сергей, все «по мелочи» да «по мелочи», а сами 20 лет этим занимаетесь. Неужели так рассказывать не хочется?
— Честно скажу — не хочется. Боюсь сглазить.

Весна-осень — сезон поисков

— Ну, хорошо. Тогда хотя бы сам процесс поисков опишите.
— Тут всё просто. Выезжаем ранней весной. Лучше всего угадать те дни, когда уже подсохло, но трава ещё только вылезать начала — копать проще. Место заранее определяем. Кстати, иногда ездим в одни и те же места по многу раз.

— Так ведь если уже искали, что там ещё можно найти?
— Можно. На одном и том же поле можно много чего найти и не за один раз. Даже если на нём и сам был, и другие такие же неоднократно побывали. Всё равно — можно.

— Ладно. Ранней весной выехали и?…
— И до поздней осени. Ну, иногда перерыв небольшой. Как сейчас, например. Меня ведь здесь, собственно, быть не должно. А зимой разбираем, что нашли, сравниваем по каталогам, оцениваем, приводим в божеский вид, покупателей ищем. Ну и планы на следующий год, разумеется.

— А всё-таки, Сергей, серьёзные находки были?
— Конечно были. Другое дело, что человек неискушенный серьёзной находкой считает золотую цепь толщиной с руку, не меньше (хотя, не спорю, такая цепь — находка действительно серьёзная). А вот на затертый кругляшок и внимания не обратит — а напрасно. А в конце концов, деньги деньгами, но не забывай и про сам процесс — гораздо более увлекательный, чем сидение в офисе. Чего ради, собственно, этим и занимаюсь.

— Ну что же, Сергей. Не много вы нам рассказали, но и на том спасибо. Удачи вам в поисках.
— Спасибо.

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2010 года
Рубрика: Поиски и находки
Автор: Интервью записал Виктор Николаев






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —