В 1778 году шведский учёный и нумизмат Йохан Франс Подолин опубликовал в журнале шведского Королевского общества наук и литературы небольшую статью, которая наделала много шума и положила начало научным спорам, которые не затихают и сегодня…

Деньги мореходов Финикии на Азорском архипелаге

Как финикийские монеты попали на Азорские острова?

Остров Корву, что в переводе означает «остров Ворона», — самый северный и самый незначительный среди островов всего Азорского архипелага: его площадь чуть больше 17 квадратных километров, длина береговой линии около 21,5 километра, на нём есть кратер недействующего вулкана и одна-единственная деревня, в которой и сегодня-то проживает не больше 400 человек, а в конце XVIII века было и того меньше.

Остров Корву - затерянная земля

В XV веке Корву был совершенно необитаемым, и португальскому королю пришлось, дабы подтвердить права владения, «заселить» островок овцами, и только ещё через полвека удалось «пристроить» туда партию рабов с Кабо-Верде. Потом на острове появились служивые дворяне, донатарии короны (те, кого король одарил землёй) и священник. Из всего остального человечества Корву интересовал только берберских пиратов, а в XVIII веке — американских китобоев, которые вербовали среди островных мулатов матросов. Остров Корву был своего рода tabula rasa, то есть его история писалась с чистого листа. Надеяться найти какие-то археологические ценности на острове Корву мог только умалишённый.

Тем не менее публикация Йохана Подолина свидетельствовала, что на этом ничтожном куске суши среди Атлантического океана совершено едва ли не страннейшее археологическое открытие! Самому Подолину оно досталось, скажем так, из третьих рук: сам он на островке Корву не был, человек, который передал ему удивительные артефакты, историк и нумизмат отец Энрике Флорес де Сетьени-Уидобро — тоже. Впрочем, приведём-ка лучше выдержки из статьи самого Подолина. «В ноябре месяце 1749 г., — педантично излагал он, — после нескольких дней шторма морем была размыта часть фундамента одного полуразрушенного каменного строения, стоявшего на берегу острова Корву. При этом был обнаружен глиняный сосуд, в котором оказалось множество монет. Вместе с сосудом они были принесены в монастырь, где монеты были розданы собравшимся любопытным жителям острова. Часть этих монет была послана в Лиссабон, а оттуда позднее патеру Флоресу в Мадрид. Каково общее количество монет, обнаруженных в сосуде, а также сколько из них было послано в Лиссабон — неизвестно. В Мадрид попало 9 штук, а именно: 2 карфагенские золотые монеты, 5 карфагенских медных монет, 2 киренские монеты из того же металла. Патер Флорес подарил мне эти монеты во время моего посещения Мадрида в 1761 году и рассказал, что вся находка состояла из монет того же сорта, что эти 9, и что эти монеты были отобраны как лучше сохранившиеся. Что монеты частично карфагенского происхождения, частично из Киренаики — это безусловно. Они не являются особо редкими, за исключением двух золотых. Удивительно, однако, то, в каком месте они были найдены».

Вот, собственно, и всё, что мог сообщить о монетах Подолин. Но здесь важна не стоимость клада, а место, в котором он был найден. Если подобные монеты были бы обнаружены на берегах Средиземного моря, на самом диком и необитаемом его островке, нумизмату Подолину не пришлось бы браться за перо и озадачивать свой ум интерпретацией находки. Монеты из Карфагена и Киренаики в этом регионе никого удивить не могут. Но Корву… Но Азорские острова…

Статуя, указывающая на запад

Каким это образом могли попасть на Корву пунические монеты? Подолин их тщательно зарисовал и снабдил номерами. «Известно, — пишет он далее, — что Азорские острова были впервые открыты португальцами во времена Альфонса V. Нет никаких оснований предполагать, что кто-либо закопал там эти монеты в более позднее время. Следовательно, они должны были попасть туда с какими-либо пуническими кораблями». В подтверждение этой мысли он ссылался на «Историю Португалии» Фария-и-Соза, в которой тот говорил, что первые португальцы на острове Корву нашли на горе конную статую, указывающую рукой на запад. Правда, позднее статуя была, как он с сожалением отмечал, уничтожена. Но для Подолина статуя была доказательством, что некогда карфагенские мореплаватели сознательно доставили её на островок и там установили.

Об этой утраченной скульптуре португальские историки писали начиная с 1567 года, когда о ней в жизнеописании португальских королей упомянул Дамиан де Гойш. Статуя изображала человека в мавританском плаще, с непокрытой головой и верхом на лошади. Когда о находке сообщили королю, тот распорядился доставить статую в Лиссабон. Артефакт оказался хрупким. Статуя доехала до Португалии частично: голова коня и его хозяина, а также левая рука с пальцем, некогда указывавшим на запад, были выставлены во дворце для всеобщего любования. Были найдены также какие-то надписи на камне на неизвестном языке, с них сделали слепки. Прочитать надписи никто не смог. Слепки, как и части статуи, потом пропали. Рассказ де Гойша повторяли и последующие историки, в том числе и Фария. Подолин словам де Гойша верил и сомнению не подвергал. Вывод он делал простой: карфагенские мореходы основали на острове Корву колонию, и кто их знает — может быть, совершали плавания и к берегам обеих Америк.

Фигура на окраине мира

Сведения о конной статуе с перстом указующим и древних монетах заставили Подолина выдвинуть версию о том, что эти острова посещали древние люди. Другим учёным того времени эти выводы не показались столь уж убедительными. Из всех умов того времени, пожалуй, только Гумбольдт не ставил под сомнение, что монеты действительно найдены на Корву, но считал, что завезти их туда могли и викинги, и арабы. Что же касается конной статуи, то большинство историков сразу назвали рассказ о ней байкой. Сочинения арабских и персидских географов пестрели рассказами о бронзовых фигурах, запрещающих плавание на запад. В IX веке они «устанавливали» статую где-то в Испании, у Геркулесовых столпов, потом все дальше и дальше на востоке.

Фигура, указующая рукой на запад, традиционно изображалась средневековыми географами на тогдашних картах. В 1367 году её «установили» посреди Атлантического океана картографы братья Пицигано, и что ещё пикантнее — точно на Азорских островах. В медальон, изображённый рядом, они аккуратно вписали текст, гласящий, что статуя обозначает предел изведанного мира и далее на запад пути нет. Первые байки о некой статуе, предостерегающей мореплавателей, пустили, между прочим, сами карфагеняне и финикийцы. Дабы никто не составлял им конкуренции. Байки благополучно пережили Античность, Средневековье, и в XVIII веке Подолин пересказывал без тени сомнения одну из них.

Путь в неведомое

В XX веке кладом с Корву занялся немецкий географ Рихард Хенниг. Рисунки монет, сделанные Подолином, он показал ведущему мюнхенскому нумизмату профессору Бернхардту, который сразу же признал, что клад состоит из монет, которые датируются IVвеками до нашей эры. Даже точнее: карфагенские золотые относятся к 350-320 годам до нашей эры, медные — к 300-241 годам до нашей эры, монета из Киренаики — к началу III века до нашей эры. В XVIII веке собрать такую коллекцию незначительных монет и потом «найти» её на острове Корву никому бы не пришло в голову. Нет, клад, скорее всего реальный.

Скептические настроенные историки возражали на это Хеннигу так: может, клад и реальный, но найден не на острове Корву. Такова, например, точка зрения Патрисии и Пьера Бикаи. Другие соглашаются, что честного патера Флореса могли и обмануть какие-то мошенники, а тот, в свою очередь, тут же поделился интересной находкой с Подолином. Вопрос только — зачем? В XVIII веке не было ажиотажного интереса ни к Карфагену, ни к плаваниям древних мореходов.

Но если клад был настоящим, то каким-то образом он должен был попасть на остров Корву! Не раньше 320 года до нашей эры, но и не намного позже. Впрочем, датировка, разумеется, условна: ведь мы не знаем года выпуска других монет, не доставшихся патеру Фло-ресу. Да и зарисованные Подолином увидеть своими глазами тоже не можем: след их за два с половиной столетия затерялся. Ясно только одно: на остров монеты попали в древности, на корабле. А поскольку течения не позволяют пристать к острову неуправляемому судну, то на причалившем к Корву корабле была живая команда.

Источник: издание Загадки истории №26, июль 2022 года
Рубрика: Невероятные артефакты
Автор: Николай Котомкин


Метки: Загадки истории, монета, остров, Атлантика, археология, Финикия, архипелаг, Карфаген, Азорские острова


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта