Скифское золото

Археолог Борис Николаевич Мозолевский — человек фантастического везения и фантастического же трудолюбия. Две трети скифского золота, которое хранится в киевском Музее исторических драгоценностей, было найдено экспедициями под руководством Бориса Николаевича. Сам он любил говорить: лягу, мол, на курган, переночую, услышу, кони копытами бьют — вот там и будут могильники с золотом и драгоценной сбруей. И правда — он обладал каким-то сверхъестественным чутьём на драгоценности, пролежавшие в толщах курганов сотни и тысячи лет. Недаром его прозвали украинским Шлиманом.

Фото: скифское золото — интересные факты

Лётчик, кочегар, поэт

Вообще-то, в детстве Мозолевский мечтал стать лётчиком. Родился он 4 февраля 1936 года в селе Николаевна Николаевской области Украины, в крестьянской семье. Окончив семилетку, попал воспитанником в армию, учился в Ейском авиационном училище, в военно-морском авиационном училище под Ленинградом. Вернувшись в Ейск, обучался одновременно с будущими космонавтами и Героями Советского Союза Г. Шониным и Г. Добровольским. Самому же Мозолевскому стать лётчиком так и не удалось — он был демобилизован в 1956 году во время хрущёвского сокращения армии.
После этого 10 лет проработал в Киеве кочегаром. Одновременно учился на историко-философском факультете Киевского государственного университета, писал стихи. Стал ездить в археологические экспедиции, но поначалу — без особой цели, скорее просто за новыми впечатлениями. Получив высшее образование, какое-то время был редактором в издательстве «Наукова думка».
Одарённого молодого человека приметил основатель украинской скифологии Алексей Иванович Тереножкин. Именно он помог Мозолевскому выбраться из кочегарки, а в 1968 году назначил своим заместителем в очередной экспедиции. Годом позже Мозолевский стал заместителем начальника экспедиции, которой руководил другой известный украинский археолог — Василий Бидзилля. Они вели раскопки 46 курганов в Запорожской области. Самым большим из них была так называемая Гайманова Могила, разграбленная ещё в древности. К завершению работ археологам удалось найти там лишь несколько десятков мелких золотых украшений.
Но в последний день Мозолевскому несказанно повезло. Перед самым отъездом он решил ещё раз проверить погребальную камеру и стал ножом зачищать её стенки. Внезапно в одном месте глина легко поддалась и обвалилась. Перед взором археолога предстал тайник, в котором тремя горизонтальными рядами были уложены большие золотые и серебряные изделия. Особенно поражали красотой две золотые ритуальные чаши, одну из которых украшало рельефное изображение шести скифов.

Интуиция не обманула

Теперь Мозолевский уже не мог остановиться на достигнутом. Его строки оказались пророческими: «Я ещё пробьюсь таранно. В мир, смотрящий в красоту! Золотою пекторалью. Его небо потрясу» — Борис Николаевич мечтал сделать такую археологическую находку, которой был бы потрясён весь мир.
И вот, весной 1971 года Мозолевский руководит раскопками Толстой Могилы на Днепропетровщине. Захоронение считалось малоперспективным, оно было сильно повреждено в годы Великой Отечественной войны, и ещё в XIX веке в нём успели покопаться самозваные кладоискатели. Однако когда Борис Николаевич взошёл на курган, ему почудился цокот копыт под землёй. Археолог счёл это добрым знаком и сумел убедить директора горно-обогатительного комбината отрядить им в помощь скреперы и бригаду шахтёров. С самого начала раскопок Борис Николаевич приговаривал: «Ой, там будэ, будэ щось вэлыкэ и будэ блыщаты!». И интуиция его не обманула!

Пектораль, воспетая в стихах

Когда техника сняла курганную насыпь «до материка», как говорят археологи, то обнажились несколько погребальных камер и широкий ров со следами грандиозной заупокойной тризны. По количеству обнаруженных там костей животных учёные установили, что участники пиршества съели 13 тонн мяса! Этого хватило бы на трёхдневную тризну более чем трёх тысяч человек или однодневную — десяти тысяч. Первая гробница была местом захоронения молодой скифской царицы. Её одежду и башмачки буквально усеивали большие и малые золотые пластины, а роль украшения выполняла тяжёлая литая гривна из золота весом 478,5 грамма. Рядом с прахом женщины в маленьком саркофаге лежали останки ребёнка которому едва ли исполнилось два года. В его изголовье стояли три миниатюрных серебряных сосуда для вина, а одежда была расшита множеством золотых бляшек.
Гробница царя оказалась разграбленной ещё в древности. На полу погребальной камеры в беспорядке валялись золотые нашивные бляшки, пуговицы от парадного одеяния, фрагменты железного панциря и груды керамического боя. Однако дромос — ведущий в гробницу коридор — грабители не тронули. Учёные решили основательнее там покопаться. 21 июня 1971 года в дромосе работал сам Мозолевский. Под стенкой он обнаружил колчан со стрелами и, сгребая густой глиняный наплыв, покрывавший пол, почувствовал, что оцарапал палец. Украинский Шлиман осторожно убрал наплыв и увидел, как блеснуло золото. Есть! Открыв тайник, Борис Николаевич и его заместитель Евгений Черненко извлекли оттуда сказочно красивый царский нагрудник, ту самую пектораль, о которой Мозолевский писал в стихах.
Она лежала в тайнике вместе с парадным мечом и нагайкой, украшенными золотыми пластинами. Мозолевский вспоминал: «Я эту пектораль так хотел, что грезил ею или находкой такого же уровня. Она мне приснилась ночью перед тем, как открыть её человечеству». Сделанное из чистейшего золота 958-й пробы, необычайное по своей красоте ювелирное изделие весило 1150 граммов! В настоящее время международная страховая оценка пекторали составляет 25 миллионов долларов. Реальная же её аукционная стоимость превышает сумму в 200 миллионов долларов!
Всего в Толстой Могиле было найдено четыре с половиной килограмма золотых изделий.

«Скоро, хлопцы, помру…»

После раскопок Толстой Могилы Мозолевский был признан одним из авторитетнейших исследователей скифских курганов. В год этого эпохального открытия, которое ставят в один ряд с раскопками гробницы Тутанхамона, поэт-археолог был принят в Союз писателей СССР И он не переставал трудиться!
В 70-х годах Мозолевский раскапывает Первую Завадскую Могилу и курган Малый Чертомлык, в котором обнаруживает свыше тысячи всевозможных золотых изделий. В 1980 году блестяще защищает кандидатскую диссертацию по Толстой Могиле, годом ранее издав книгу о её раскопках.
В 1991-м, в год распада СССР, Борис Николаевич выдал свою последнюю сенсацию. Его команда вела исследование кургана Соболева Могила близ Никополя, на юге Днепропетровской области. В кургане были найдены золотые фигурные гривны в палец толщиной, инкрустированные золотом кубки, мечи и доспехи с позолотой. Раскопки тут же были взяты под охрану республиканским МВД. Тогда же Мозолевский грустно изрёк: «Скоро, хлопцы, помру… А как помру, то спалите меня в лагере моей экспедиции, и пепел среди камней и деревьев развейте». Такое настроение не было случайным. Во время раскопок Мозолевский вскрыл гробницу жреца-энарея, согласно преданию, одного из наказанных богиней Астартой за разграбление её святилища. Археологи не раз замечали, что вскрытие захоронений энареев всякий раз влечёт за собой целую череду смертей.

В трансформатор — без страховки

Коллега Мозолевского Юрий Шилов рассказывает: «Мы часто имеем дело не просто с кладбищами, а со святилищами. Для их сооружения выбирались особые энергетические зоны. Биологи называют их мантийными каналами, физики связывают энергетику этих мест с торсионными полями. Мозолевский под конец жизни на раскопках кургана жреца интуитивно ощутил, что попался, и пытался это объяснить мне, передать своё состояние. Я решил, что нужно обратиться к геофизикам и искать научное обоснование всем этим вещам. Объяснить это можно. Скажем, в трансформаторе высокого напряжения никто злой с дубинкой не сидит. А если человек поле-зеттуда голыми руками, он или погибнет, или сильно пострадает. Примерно то же происходите археологами на раскопках, связанных с заклятиями древних людей. Если человек будет лезть в такой «трансформатор» без надлежащей страховки, то рано или поздно пострадает. Иногда это случается прямо в экспедиции, иногда влияет на судьбу, здоровье… Мозолевский, я считаю, получил травму прямо на раскопках. Уже потом она вылилась в конкретные болезни.
Тем не менее Мозолевский был полон новых планов. Он сумел определить местонахождение легендарной Царской Могилы, где захоронен Атей — самый могущественный из скифских царей, погибший в ходе войны с Филиппом II — отцом Александра Македонского. Однако в финансировании экспедиции Мозолевскому отказали.
Тем временем здоровье Бориса Николаевича стало быстро ухудшаться. На операцию было необходимо 14 тысяч долларов, но помочь великому человеку новые власти не смогли. Болезнь неуклонно забирала учёного. Друзья рассказывали, что перед смертью он говорил: «Меня давит золото… Оно меня душит». И жаловался, что по ночам в окно к нему стучится ведьма-жрица из Соболевой Могилы.
Борис Мозолевский умер 13 сентября 1993 года. Поэту и археологу было всего 57 лет.

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2010 года
Рубрика: Археологические открытия
Автор: Андрей Чинаев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —