Небоскрёбы: Как строили каркасные здания

Ну конечно, не всякий дом, а… небоскрёб? Вон их сколько сегодня понастроено в мире. А с чего все началось?

Небоскрёбы: Как строили каркасные здания

Всё дело в каркасе

Вряд ли кто-нибудь удивится, узнав, что самый первый небоскрёб был построен в США. По современным меркам Хоум-иншуранс-билдинг в Чикаго нельзя назвать высоким. В 1885 году в нём было всего лишь 10 этажей, а к моменту сноса в 1931-м — 12. Но дело здесь не в этажах, а в конструкции. Дом этот, спроектированный Уильямом Ле Бароном Дженни, стал первым зданием, имевшим металлический каркас, благодаря чему его вес на землю переносили не стены, а конструкция из балок.
С металлом в строительных конструкциях экспериментировали и другие инженеры. Например, там же, в США, литые железные и чугунные колонны и балки применялись ещё в 1848 году. Но лишь каркасная конструкция и навесные стены позволили Дженни построить именно такой дом.
Ну а затем небоскрёбы в Америке начали расти как грибы после дождя.

Самая главная специальность

Итак, строительство небоскрёба было бы невозможным без стального каркаса. А раз так, то какая же строительная специальность на площадке, где возводится небоскрёб, самая главная? Самим вам никогда не угадать, потому назовём её сразу: клёпальщики! В конце XIX — начале XX века это была не просто строительная специальность, а своего рода каста со своими законами: зарплата клёпальщика за рабочий день составляла 15 доллларов, то есть он получал больше любого другого квалифицированного рабочего на стройке; они не выходили на работу в дождь, туман и сильный ветер. Работали только бригадами из четырёх человек, и стоило не выйти на работу одному члену бригады, как не выходил никто. Но даже в самый разгар Великой депрессии в США руководство строек закрывало на это глаза: когда речь шла о качестве работы, с такими «капризами» приходилось мириться!

Технология для настоящих мужчин

Было время, когда в США больше всего уважали ковбоев. Однако потом ничуть не меньше стали уважать и клёпальщиков, а их фотографии не сходили с обложек американских журналов. Почему? Да потому, что работа у них была сродни подвигу. Представьте себе следующую картину. На помосте из досок или просто на стальных балках где-нибудь на 20-м этаже, а то и значительно выше стоит небольшая печь, напоминающая котёл с пылающими углями. В печи нагреваются заклёпки — стальные цилиндры 10 см в длину и 3 см в диаметре. Заклёпки нагревает («варит») «повар» — при помощи мехов нагнетает в печь воздух. Заклёпка должна была нагреться до строго определённой температуры: не слишком сильно — иначе она провернётся в отверстии и придётся её высверливать; и не слишком слабо — иначе не расклепается. А вот теперь нагретую заклёпку нужно передать туда, где с её помощью будут соединять балки. Но где какая балка будет крепиться, известно лишь предварительно, да и передвигать горячую печь в течение рабочего дня нельзя. Поэтому часто бывало так, что место крепления находится от «повара» довольно далеко и к тому же либо выше, либо ниже на два-три этажа. Пока ты её туда донесёшь, заклёпка наверняка остынет! Остаётся одна-единственная возможность: заклёпки бросать!
И вот тут наступала очередь следующего члена бригады — «вратаря». «Повар» поворачивался к «вратарю» и щипцами бросал ему раскалённую докрасна 600-граммовую болванку. Иногда на пути железки могли находиться уже смонтированные балки, поэтому бросать её нужно было не просто так, а продумав траекторию полёта, сильно и точно.
При этом «вратарь» стоял на узком помосте или просто на голой балке рядом с местом клёпки. И ему нужно было обязательно поймать эту летящую к нему раскалённую железяку обычной жестяной консервной банкой. Он не мог двинуться с места, чтобы не упасть. А поймать — обязан. Иначе она грохнется вниз, а там не строительный пустырь — город!
Рядом с ним ещё двое: «стрелок» и «упор». «Вратарь» ловит заклёпку, вставляет в отверстие, проходящее через две балки, и вот тут уже начинается их работа. «Упор» с внешней стороны здания, вися над пропастью, стальным стержнем и собственным весом упирается в шляпку заклёпки. Ну а задача «стрелка» 15-килограммовым пневматическим молотом в течение минуты расклепать её с другой стороны.
Лучшая бригада проделывала этот фокус свыше 500 раз за день, средняя — около 250, и вот так-то небоскрёбы и строились! Ну а о том, насколько эта работа была опасной, свидетельствуют размеры страховой ставки: каменщики на стройке страховались на 6% от зарплаты, плотники — на 4%, клёпальщики — на 25-30%.
Казалось бы, при такой исключительно сложной и опасной работе клёпальщики должны были гибнуть один за другим, но этого не наблюдалось, хотя жертвы на стройках, безусловно, были. Так, при строительстве здания «Крайслер» погиб один человек; на Уоллстрит, 40 — четверо; Эмпайр-стейт-билдинг унёс жизни пяти рабочих.

И с высоты вам шлем привет!

Обычный каркас небоскрёба состоял из сотен стальных профилей длиной несколько метров и массой в несколько тонн, так называемых «бимз». Хранить их при строительстве небоскрёба было негде, ведь никто не позволил бы организовать склад в центре города на муниципальной земле, да ещё в условиях плотной застройки. Более того, все элементы конструкции были разные, каждый мог быть использован в одном-единственном месте, поэтому попытка организации даже временного склада, например на одном из последних построенных этажей, могла привести к большой путанице и срыву сроков строительства.
Вот почему хотя работа клёпальщиков и была очень тяжёлой и ответственной, но более опасной считалась работа бригады крановщиков, работавших на деррик-кране.
Деррик-кран — это стрела на шарнире, находящаяся на последнем построенном этаже. При этом монтажники работают этажом выше. Поэтому, поднимая многотонный швеллер, оператор не видит ни саму балку, ни машину, которая её привезла, ни своих товарищей.
Единственный ориентир для управления — удар колокола, подаваемый подмастерьем по сигналу бригадира, находящегося вместе со всей бригадой десятками этажей выше. Удар — включает мотор лебёдки, удар — выключает. Рядом работают несколько бригад клёпальщиков со своими клепальными молотками (вы слышали когда-нибудь стук отбойного молотка?), другие крановщики поднимают по командам своих колоколов другие швеллеры. Ошибиться и не услышать удар нельзя: швеллер или протаранит стрелу крана, или сбросит с установленной вертикальной балки монтажников, которые готовятся его закрепить!
Бригадир управляет дерриком через двух операторов, одного из которых он не видит, причём его задача — добиться совпадения отверстий под клёпку на установленных вертикальных балках с отверстиями на поднимаемом швеллере с точностью до 2-3 мм. Только после этого пара монтажников может закрепить раскачивающийся и зачастую мокрый швеллер огромными болтами и гайками.
Существует легенда, что для работы в этих бригадах отбирали людей, у которых отсутствует страх высоты от рождения. Вроде бы это были индейцы из племени мохавков, которые в 1930-е годы попали в Нью-Йорк на заработки, и выяснилось, что они не боятся высоты. Однако на фотографиях тех лет изображены явно не индейцы, так что, скорее всего, это не более чем досужие россказни.

Журнал: Архивы 20 века №3, июнь 2020 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Вячеслав Шпаковский

Метки: Америка, дом, Архивы 20 века, США, здание, металл, небоскрёб, высота, каркас




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-