России нельзя уходить из Антарктиды

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Ещё с 1950-х годов советские, а затем и российские учёные постоянно работают на антарктических метеорологических станциях. Эти исследования очень важны для нашей страны, ведь ледовый континент сейчас неспроста считают «кухней погоды» всей планеты.

Фото: России нельзя уходить из Антарктиды

На краю Земли

Вячеслав Александрович Дёмин, начальник отдела метеорологии Приволжского межрегионального территориального управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Приволжский УГМС, город Самара), в 1987-1988 годах работал на антарктической станции — Молодёжная». Сегодня он делится воспоминаниями об этом с нашими читателями.

— Вячеслав Александрович, для начала расскажите в нескольких словах о том, когда и каким образом вы оказались в Антарктиде, как говорится, на самом промерзшем краю нашей планеты.
— В 1986 году одновременно с основной работой я заочно окончил Ленинградский гидрометеорологический институт и тогда же загорелся идеей попасть в антарктическую экспедицию. Подав заявку для участия в ней, я даже и не предполагал, что вызов придёт так быстро — уже через несколько месяцев. Ведь в те годы такая работа приравнивалась к загранкомандировке и хорошо оплачивалась. Одним словом, в октябре 1987 года специальным рейсом «Аэрофлота» я вместе с другими членами экспедиции отправился на шестой континент Земли, на станцию «Молодёжная», чтобы обратно вернуться только через полтора года.

— Каково было ваше самое первое впечатление от встречи с Антарктидой сразу после посадки на станции «Молодёжная»?
— Когда я сошёл по трапу самолёта на аэродром, меня почти сразу же охватило ощущение, что я нахожусь на краю огромной бесконечной ледяной пустыни. Кстати, станция «Молодёжная» — это далеко не самое трудное для проживания место в Антарктиде. База находится всего в нескольких сотнях метров от берега океана, здесь не слишком высокая сухость воздуха и морозы не такие сильные, как, например, на материковой станции «Восток». Вот там жить действительно тяжело: эта станция расположена на высоте около 3500 метров над уровнем моря и в 1300 километрах от берега океана. Воздух там очень сухой, и морозы достигают почти 90 градусов. А за время моего пребывания на «Молодёжной — мне и 40-градусный мороз пришлось отмечать всего несколько раз. Обычная же температура для этих мест даже зимой — не больше — 30 градусов.

Холод и ветер

— Самое же опасное погодное явление в Антарктиде — это вовсе не морозы, а сильные ветры, — продолжает Вячеслав Александрович. — Когда начинается антарктическая пурга, человеку из помещения лучше не выходить — заблудишься моментально. В такую пургу бывает ощущение, что находишься внутри стакана с молоком, потому что не видно даже пальцев вытянутой руки, а свет мощного прожектора становится заметен только метров с пяти. И если возникает острая необходимость выйти на улицу в такую погоду, то по инструкции делать это нужно вдвоём или, ещё лучше, втроём, и идти следует, только держась за верёвки, протянутые вдоль эстакады.
Сильный антарктический ветер — это что-то страшное, плохо доступное для понимания человека, никогда в жизни не покидавшего Средней полосы России. За время своих метеонаблюдений на «Молодёжной» я несколько раз фиксировал скорость ветра около 56 метров в секунду. Для сравнения: в Средней полосе скорость самых сильных ветров обычно не превышает 28-30 метров в секунду. Но тем не менее такие ураганы срывают крыши с домов и ломают вековые деревья. А в Антарктиде при скорости 56 метров в секунду ветер спокойно уносил со станции тяжеленные бочки из-под солярки, если они оказывались плохо закреплёнными.
По этой причине все дома в Антарктике возводятся на сваях, чтобы мощный поток воздуха пролетал под зданием и ничем не сдерживался. А то ведь во время самых первых антарктических экспедиций здания старались углубить в грунт, чтобы их не снесло ветром. Кончалась это обычно тем, что дом засыпало снегом по самый верх. Приходилось проделывать лаз через крышу, но после каждого урагана слой снега становился все толще, достигая порой 10-15 метров. В конце концов такие жилища приходилось бросать, потому что мало у кого хватало сил по нескольку раз в день лазать вверх-вниз через ледяной колодец такой глубины.

Вечная ледяная купель

— Бывали ли в вашей экспедиции несчастные случаи по причине суровой антарктической погоды?
— У нас, к счастью, ничего серьёзного не произошло, а вот во время предыдущей зимовки случилось ЧП. В 10 километрах от «Молодёжной — находилась полевая база, где жило несколько десятков человек. На этой базе не было бани, поэтому, чтобы помыться, люди ездили на «Молодёжную».
И вот однажды, когда разбушевалась пурга, трое парней из персонала базы, не спрашивая разрешения начальства, решили отправиться на тягаче в баню. В хорошую погоду эта дорога занимает от силы 40 минут, а ребята рассчитывали прибыть на место самое большее через полтора часа. Примерно через это время от «банных путешественников — получили последнее радиосообщение о том, что они уже видят антенны «Молодёжной», после чего связь с ними прервалась. Когда пурга утихла, вездеход стали искать — и нигде не могли найти.
Лишь к концу зимовки в морском льду увидели то место, куда с обрыва сорвался тягач, пробил лёд и ушёл на дно вместе с людьми, Оказалось, что все это время парни кругами ездили вокруг своей базы, и, увидев в конце концов антенны её радиостанции, решили, что прибыли на «Молодёжную», и в результате поехали прямо в океан. Вот так вместо бани они получили вечную ледяную купель…

Эти забавные пингвины

— Давайте не будем больше о грустном. Расскажите о самом смешном случае, который произошёл с вами в Антарктиде.
— Такие случаи у меня были связаны с пингвинами. Как-то раз одна из этих птиц даже сорвала очередные метеонаблюдения. Здесь нужно пояснить, что тогда снаружи метеостанции лежала платиновая термопара (термометр, состоящий из двух разнородных металлических проводников) для непрерывного измерения температуры снега, а данные передавались на самописец, установленный внутри метеостанции. И вдруг я заметил, что показания прибора как-то резко и необъяснимо стали увеличиваться. Поскольку такого в принципе не могло быть, я выскочил на улицу — и увидел, что термопару схватил пингвин и куда-то её тащит, а датчик, конечно же, сразу нагрелся от его дыхания. Наверное, птица приняла блестящий предмет за что-нибудь съедобное. Пришлось догонять воришку и отнимать у него изделие из драгметалла. Правда, в качестве компенсации я вручил пингвину рыбу, чем он остался доволен.
В другой раз на станции мы организовали футбольный матч между сотрудниками-москвичами и сотрудниками-ленинградцами. Это зрелище сразу же привлекло к себе внимание множества пингвинов. Птицы собрались вокруг футбольного поля и стали галдеть, как зрители на настоящем стадионе. Потом вдруг отдельные пингвины-болельщики начали выскакивать на поле и отнимать у игроков мяч, норовя самим потолкать его клювом. Пришлось игру останавливать и выпроваживать пингвинов с поля, но помогло это ненадолго. Лишь когда специальная группа полярников стала следить за птицами и не пускать их к игрокам, матч удалось довести до конца.

— С каким чувством вы возвращались обратно в Россию после полутора лет зимовки?
— С громадным чувством облегчения, ведь трудная работа осталась позади. В Антарктиде больше всего надоедает однообразие — каждый день один и тот же пейзаж, одни и те же лица, одни и те же занятия, а развлечений почти никаких. Полтора года такой жизни не всякий выдержит. В заключение скажу, что сейчас дела с присутствием России в Антарктиде обстоят хуже, чем в начале 1990-х годов. По причине экономических трудностей правительству в своё время пришлось закрыть пять из девяти наших станций, работавших там в советское время. Шли даже разговоры о консервации уникальной станции «Восток». Тем не менее она работает и по сей день, и, кроме неё — также станции «Мирный», «Беллинсгаузен — и «Новолазаревская». Станция «Молодёжная», к сожалению, в 1990-е годы была законсервирована. Дальнейшие исследования в Антарктике зависят от высшего руководства нашего государства. Что касается моего мнения, то нам уходить из этой части света нельзя ни в коем случае, хотя бы из-за стратегических интересов России.

Журнал: Тайны 20-го века №1-2, январь 2012 года
Рубрика: Путешествия и приключения
Автор: Вячеслав Дёмин, записал Валерий Ерофеев

Метки: СССР, Тайны 20 века, лёд, Антарктида, континент, исследование, интервью, материк, Дёмин




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.