14-я десантная армия

Каждый раз, когда я приезжаю на свою малую родину, в город Острогожск Воронежской области, мы подолгу беседуем с другом, Иваном Черкасовым. Он вспоминает много историй из своей солдатской службы. Иван обычно показывает мне книгу Феликса Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым», где в небольшом разделе «Страна для социализма» упоминается 14-я десантная армия под командованием генерала Олешева. Для него эти несколько строк — четыре года солдатской жизни, которые связаны с забытым, но важным эпизодом в нашей истории.

14-я десантная армия

Война продолжается

6 августа 1945 года мир содрогнулся от варварского разрушения Хиросимы, когда одна бомба разрушила треть города, 80 тысяч человек погибли и 40 тысяч были ранены. Сталин отлично понимал, что атомная бомбардировка Японии преследовала больше политические цели, чем военные. Американцам нужно было избежать чрезмерного усиления русских в Тихоокеанском бассейне.
8 августа СССР объявил войну Японии и в течение двух недель разгромил Квантунскую армию. С этой стороны угроза была устранена. Однако бомбардировка Союза до создания им своей атомной бомбы была вероятна, и советское правительство предприняло меры против всевозможных угроз.
Уже в начале 1946 года началось усиленное формирование 14-й десантной армии Дальневосточного военного округа на полуострове Чукотка. Её командармом был назначен генерал-лейтенант Николай Николаевич Олешев (1903-1970 годы), который, командуя 113-м стрелковым корпусом, отличился в Советско-японской войне 1945 года. 14-я армия была создана по личному приказу Сталина, и перед ней поставили стратегическую задачу: в случае нападения США на Советский Союз высадиться на Аляске и нанести ответный удар.
Американцы знали о существовании этой армии и вели активные разведывательные действия, одновременно укрепляя Аляску. К сожалению, и о самой 14-й армии, и об её командующих сведений очень немного.

С чего всё начиналось

О формировании армии на Чукотке рассказывает Владимир Богомолов в своём романе «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…». Оказывается, он служил там же, как и мой друг Иван Черкасов, который младше Богомолова всего на два года. Только Владимир начал там службу раньше, когда на Чукотку был направлен согласно директиве Военного Совета Дальневосточного военного округа на основании приказа Сталина и Постановления СНК СССР №2358 от 14 сентября 1945 года только 126-й лёгкий горнострелковый Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого корпус, который и явился основой для формирования 14-й десантной армии.
Передислокация из Владивостока корпуса численностью в 10 тысяч человек была проведена оперативно на 14 крупнотоннажных судах, и уже к концу навигации 1945-го он высадился в бухте Провидения и приступил к несению службы. Перед 126-м корпусом была поставлена задача: создать на крайнем северо-востоке страны оборонительные посты.
Иван Черкасов прибыл на Север в начале 1947 года вместе с другими частями, но трудности, возникающие у людей на Чукотке, были те же, что описывает Богомолов в своей книге, в главе «И было так, как было». У Черкасова тоже на всю жизнь в памяти осталась бухта Эмма, а писатель изложил все свои воспоминания на бумаге: «Как я потом убедился, реальность оказалась намного страшнее. Там, на Чукотке, я, может, впервые познал, почём фунт лиха.
Надо было привыкать к тесноте и отсутствию элементарных бытовых удобств. В эту первую зиму даже старшие офицеры жили в норах-землянках и палатках совместно с бойцами и в мороз и пургу отправляли естественные нужды, не выходя из них.
Но к холоду привыкнуть было невозможно. В жестокие морозы пар от дыхания мгновенно замерзал, превращаясь в кристаллики льда, которые забивали нос. рот, затрудняя дыхание и образуя вокруг головы диковинный шуршащий шар: сталкиваясь, друг с другом, они производили лёгкий шорох — бойцы прозвали его «шёпотом звёзд». Даже металл — и тот не выдерживал сильных морозов…».

По рассказам друга

Иван Черкасов (1927 года рождения) во время Второй мировой дошёл до Харбина в 1945 году, а потом с 1948-го по конец 1951-го служил в рядах 14-й армии на Чукотке, где его последняя должность — старшина роты.
В 1947 году на теплоходе «Валерий Чкалов», по словам Черкасова, они «поехали на землю Чукотки». В сентябре они разгрузились в гавани Эмма (бухта Провидения), и началась солдатская служба в неимоверных климатических условиях. В 1947-1949 годах личный состав армии проживал в палатках. Лес для казарм и прочий строительный материал стали завозить пароходами только в 1948 году. На их разгрузку бросали личный состав армии. Нужно было спешить, так как навигация в тех условиях продолжалась только два месяца (в августе-сентябре).
С 1949 года личный состав жил уже в казармах, построенных собственными руками. Здесь Черкасов стал сержантом, окончив школу сержантского состава, а потом и старшиной роты. Он рассказывал и о том, что ему приходилось стоять в почётных караулах при встрече высоких проверяющих чинов. Вот одно из его воспоминаний: «В 1950 году встречали генерал-полковника Н.И. Крылова (командующий войсками Дальневосточного военного округа в 1947-1953 годах, — прим. авт.). Постелили ковры. Я сам слышал, как он сказал генералу Олешеву: «Уберите эти ковры. Я приехал к вам не по коврам ходить». И сразу обратился к солдатам: «Как кормят? в чём нуждаетесь? Как идёт боевая подготовка?».
Сам проверил нашу подготовку на стрельбах. Остался доволен, и прямо на стрельбах наградил одного сержанта часами с собственной руки.
Побывал на сопках, где располагались наши посты, посмотрел на остров Св. Лаврентия. Разрешил задавать ему вопросы. Один из солдат, украинец, спросил его: «Товарищ генерал, вот они летают и летают, а почему мы их не сбиваемо?» На что Крылов ответил: «Подожди, сынок. придёт время, не дай Бог, и мы им ответим!».

Чукотка и Аляска

По воспоминаниям рядового бойца трудно представить стратегический замысел дислокации на Чукотке серьёзной военной силы. Но это было, что подтверждает и Ф. Чуев: «…Вместе с генералом армии И.Г. Павловским, недавним главкомом сухопутных войск, был на Чукотке. Там до сих пор стоят казармы, где в 1946 году располагалась 14-я десантная армия под командованием генерала Оле-шева…» (3 июня 1981 года).
Информации о 14-й десантной армии очень мало. Даже Валентин Фалин, много в последнее время пишущий о закулисной военной политике, обходит этот вопрос стороной. Почему?
Возможно, присутствие военных на Чукотке сыграло определённую роль в Корейской войне 1950 года. Ведь, воюя в Корее, американцы не могли не учитывать нахождения целой армии практически у себя в тылу, удерживая в том же районе определённые силы.
В подтверждение вышеизложенного можно сказать, что в 1940-1950-е годы Аляска переживала бум военного строительства. Сотрудничество с СССР в годы войны и последовавшая затем конфронтация, появление атомной бомбы и совершенствование средств её доставки к цели — все эти факторы способствовали превращению региона золотой лихорадки в стратегическую территорию США, получившую в 1959 году статус штата. Географический стык двух континентов становился геополитическим зазором. разделявшим противостоящие социально-экономические системы.
Сегодня роль Чукотки вообще трудно переоценить. Не буду останавливаться на её стратегическом значении, скажу только одно: если мы потеряем Чукотку, мы лишимся всего Дальнего Востока.
В последние годы на Западе всё чаще говорят о том, что Сибирь и Дальний Восток России не удержать. Но мы говорим и мыслим только так: хоть эти края и далеко, но они «нашенские»!

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2013 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга в отставке, участник боевых действий, публицист

Метки: СССР, Тайны 20 века, армия, Сталин, генерал, Чукотка, десант, Олешев




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-