Ядерный конфликт между США и Советским Союзом мог стать страшной реальностью в 1979 году. Именно тогда в тренировочной компьютерной программе Пентагона произошёл сбой, из-за которого был получен сигнал о том, что со стороны СССР к Соединённым Штатам летят более 2000 ракет. Ошибка системы наглядно продемонстрировала — ядерная война может начаться в любой момент по самому пустяшному поводу. Тогда-то и был разработан план, получивший название «Семь дней до реки Рейн». Его цель — защитить страны Варшавского договора и дать отпор членам НАТО.

Операция Семь дней до Рейна

Семь дней до реки Рейн: Как в СССР планировали ядерную войну против НАТО

Предупреждён — значит вооружён

Так как речь велась о довольно реальном исходе событий, то руководство Советского Союза просто не могло допустить того, что разработанный план так и останется теорией до момента начала действий. В итоге план «Семь дней до реки Рейн» превратился в совершенно секретные командно-штабные военные учения, в которых отрабатывался механизм защиты от нападения стран, входящих в альянс НАТО. Согласно легенде учений, блок НАТО выполнял роль агрессора, который подверг ядерной атаке 25 целей на территории Польши, включая Варшаву и порт Гданьск. Предполагалось, что ядерная бомбардировка фактически полностью разрушит военную и гражданскую инфраструктуры Польши, при этом жертвами коварного удара станут свыше 2 миллионов поляков. Страны Варшавского договора должны противостоять внезапному проявлению агрессии, хотя, по мнению некоторых историков и польских официальных лиц, учениями СССР лишь прикрывал своё намерение однажды напасть на страны НАТО.
Отношение к ядерному оружию у стран НАТО и Варшавского договора кардинально отличалось. Так, в 80-х годах XX века НАТО стал руководствоваться ядерной доктриной «гибкого реагирования», которая не исключала использования ядерного оружия против противника, но только в крайнем случае. Сначала силы западного альянса должны были попытаться одержать победу в войне при помощи традиционного вооружения. Позиция НАТО отличалась от позиции стран Варшавского договора, руководство которого считало, что с использованием в военном, конфликте ядерного потенциала затягивать не следует, так как его раннее применение обеспечивает огромное стратегическое преимущество над противником.
Согласно советскому плану «Семь дней до реки Рейн», под «раздачу» попали бы в первую очередь Гамбург, Дюссельдорф, Кёльн, Франкфурт, Штутгарт, Мюнхен. Далее были бы уничтожены штаб-квартира НАТО в Брюсселе, бельгийский порт Антверпен, Амстердам. Дании пришлось бы ощутить на себе силу сразу двух ядерных ударов. Долгое время о плане ничего не было известно. О его существовании заговорили лишь в начале 1990-х в российской печати. В 2005 году министр обороны Польши Радослав Сикорский вынес на всеобщее обозрение часть рассекреченных советских документов, в которых говорилось, что план быстрого нападения на Западную Европу стал основой для проведения совместных учений стран ОВД (Организация Варшавского договора) на территории ГДР в 1979 году. Как оказалось, такие учения проводились ежегодно вплоть до 1990 года. То есть отпор странам НАТО продолжили давать и после падения Берлинской стены.

Всё идёт по плану

Так, в результате коварного нападения и использования ядерного оружия происходит сильное радиоактивное заражение польских земель. Этот факт делает невозможным дальнейшую коммуникацию между Советским Союзом и войсками ОВД, сосредоточенными в ГДР, Чехословакии и Венгрии. Поэтому дальнейшее наступление на позиции НАТО должно проходить силами, собранными по ту сторону от зоны заражения. Но в Генштабе по этому поводу особо не расстраивались — была уверенность, что этих сил будет достаточно для достижения перевеса.
Не теряя ни минуты, союзники по соцблоку сразу после нападения на Польшу должны были ответить атакой широким фронтом с позиций, расположенных в ГДР, Чехословакии и Венгрии. Во главе группировки, нацеленной на центр НАТО, должна была находиться Группа советских войск в Германии (ГСВГ), состоявшая из пяти армий, каждая из которых имела три или четыре танковых и стрелковых (мотострелковых) дивизий.
На севере советские и восточногерманские ударные силы должны были включать в себя семь танковых дивизий и пять мотострелковых дивизий Советской армии. Две танковые и четыре мотострелковые дивизии предоставила бы национальная народная армия Восточной Германии, которая считалась лучшей после Вооружённых Сил СССР.
Таким образом, на севере удалось сосредоточить 18 ударных дивизий, артиллерию, воздушно-десантные и специальные силы. От них требовалось нанести сокрушительный удар по объединённым силам Дании, Голландии, Западной Германии, Британии и Бельгии. Согласно плану, сражение должно было проходить на так называемой Северо-Германской низменности — равнинной местности от внутренней границы Германии до Нидерландов. Советским военным руководством это направление рассматривалось самым коротким и прямым для нанесения удара по крупнейшим странам НАТО.

Вместе - сила

Тем временем наступал звёздный час советских воздушно-десантных войск. В их задачу входило взять под свой контроль ключевые мосты, в первую очередь на Везере и на Рейне. Их захват играл большую роль для сохранения темпов наступления сухопутных сил. Аэродромы, военные штабы и запасные места расположения правительств также оказались бы в числе потенциальных целей. Большие задачи ставились перед советским спецназом. Подразделению нужно было захватить тактическое ядерное оружие НАТО и предотвратить использование ракет Pershing II и крылатых ракет наземного базирования.
Параллельно наступление должно было вестись на море. Советские военно-морские силы должны были бы перерезать морские маршруты поставок из Северной Америки в Европу. С самого начала операции 1 ставилось целью уничтожение американских авианосцев, действия которых считались непредсказуемыми и которые имели на своём борту самолёты, способные нанести ядерный удар по различным целям на большом удалении.
Военно-морской флот должен был сохранить свои подводные лодки с баллистическими ракетами на борту, скрывавшиеся в глубинах Баренцева моря. Благодаря этому у Москвы имелся запасной план. В Генштабе ОВД, конечно, рассматривали и тот вариант, согласно которому все пойдёт не так, как задумывалось изначально. В этом случае Москва получила бы шанс при поражении в сухопутной операции нанести ответный ядерный удар по Соединённым Штатам.
В случае возникновения конфликта много задач ставилось и перед авиацией стран Варшавского договора. В условиях семидневной войны не было бы времени для того, Холодная война
Чтобы провести соответствующую кампанию по завоеванию превосходства в воздухе. Нужно было стремиться наносить удары по известным аэродромам, военным базам и наземным позициям вооружённых сил НАТО. Одной из главных целей для авиации ОВД считались склады вооружений Сухопутных сил США в Германии и в Голландии. Их уничтожение дало бы возможность силам Варшавского пакта вывести из строя целые дивизии и при этом не вступать с ними в боевой контакт.
В ответ на учения в ГДР страны НАТО сложа руки не сидели. Совместными усилиями они разработали комплекс мер в Европе, направленных на сдерживание возможной угрозы с Востока. В частности, чтобы компенсировать недостаток бронетехники, они намеревались сдерживать приближение советских танковых колонн с помощью нейтронных боеприпасов.
В 1980-х велось проектирование трубопровода вдоль границы между Западной и Восточной Германией, по которому предполагалось пустить жидкое взрывчатое вещество.

Не только до Рейна

1979 год выдался богатым на военные учения. В период с 12 по 19 мая на территории Венгерской Народной Республики были проведены оперативно-тактические учения штабов и войск государств-участников Варшавского договора «Щит-79». В них принимали участие военные силы Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Румынии и, естественно, СССР. На этих учениях были отработаны вопросы ведения боевых действий совместными усилиями войск союзных армий. Учения показали возросший уровень оперативно-тактической подготовки генералов, офицеров штабов и войск. Они способствовали дальнейшему совершенствованию взаимодействия армий государств-участников Варшавского договора.
Учения «Щит-79» не остались не замеченными со стороны Запада. В ежедневном докладе Национальной технической информационной службы эти учения были названы «самыми крупнейшими учениями, когда-либо осуществлявшимися странами Варшавского договора», но при этом они таковыми не являлись. «В то время, когда Варшавский договор успешно осуществлял учения, зарубежные газеты и журналы чётко отметили, что войска Советского Союза и его союзников демонстрировали не оборонительные, но наступательные действия. Возьмём, к примеру, текущие учения «Щит-79». По сообщениям, войска, участвовавшие в учениях, провели свыше трёх месяцев подготовки. Министры обороны различных стран Варшавского договора и начальники генеральных штабов Объединённых вооружённых сил присутствовали на учениях», — говорилось в докладе.

Форсировать Неман!

О большее впечатление у Запада вызвали все же учения «Щит-82», прошедшие тремя годами позже. За океаном они получили неофициальное название «семичасовая ядерная война». Согласно свидетельству военного историка Игоря Шацкого, служившего тогда командиром танковой роты в составе 2-й гвардейской танковой армии ГСВГ, план был рассчитан на достижение полного превосходства всего за 7 часов с момента старта. В ходе учений стратегических сил «Щит-82» отрабатывались нанесение ядерного удара по противнику, отражение его ракетной атаки, боевые действия в космосе, в воздухе, на море, высадка десанта и прочее. Первоначально предполагалось запустить в ходе учений до 70 ракет разных типов, однако затем это число было сокращено. Через полгода после этого «Щита» американский президент Рональд Рейган и провозгласил Стратегическую оборонную инициативу, которую также называют «звёздными войнами»
А 27 июля 1979 года на территории Литовской ССР прошли очередные учения, которые получили название «Неман-79». Форсирование Немана стало одним из самых ответственных моментов в наступлении. «Это серьезнейшее мероприятие, которое проводилось когда-либо в войсках Прибалтийского военного округа. На практике удалось подтвердить способность наших частей и подразделений в самой сложной обстановке решать любые возложенные на них задачи», — рассказывал Александр Майоров, генерал армии, руководитель учений, в интервью программе «Служу Советскому Союзу».

Журнал: Война и Отечество №7, июль 2021 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: война, игра, Война и Отечество, Европа, Холодная война, 1979, НАТО, Рейн




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-