Немецкий путешественник второй половины XVII века Адам Олеарий называл стрельцов «русскими мушкетёрами». Конечно, в первую очередь он отмечал сходство в вооружении. Однако, если иметь в виду мушкетёров не только как род войск, но и как образцовых вояк, вроде воспетых Дюма мушкетёров, такая параллель тоже выглядит обоснованной. И можно ещё поспорить, какие вояки были круче.

Стрелецкое войско - история

Стрельцы Ивана Грозного - первая регулярная армия России

В Европе пехота, вооружённая ручным стрелковым оружием, именовалась по названию этого самого оружия, аркебузирами или мушкетёрами. То, что мушкетёры ассоциируются исключительно с личной гвардией французских монархов, — случайность, порождённая талантом Дюма. Но на стрельцов Дюма не нашлось и в массовом сознании они зависли меж двух полюсов: на одном «Держи демонов!» и песня про Марусю из гайдаевской комедии, на другом — суриковское «Утро стрелецкой казни». Несправедливо.

Личная гвардия государя

До стрельцов роль пехоты с «огневым боем» выполняли так называемые «пищальники», причём под термином «пищаль» подразумевались как артиллерийские орудия, так и разнокалиберные предтечи гладкоствольных ружей. Появление аркебуз и мушкетов увеличило эффективность оружейного огня, но не до такой степени, чтобы обнулить действия конницы, для отражения которой в перерыве между залпами использовались пехотинцы, вооружённые длинными пиками.

В XVI веке основу царской рати составляла дворянская конница, личный состав которой служил за предоставляемые им земельные поместья. А вот пехотинцев набирали из простонародья и для них поход на войну был формой отбытия государственной повинности.

Иван IV, чьё детство и юность прошли в условиях боярского беспредела, решил создать замыкающееся прямиком на него постоянное войско, комплектовавшееся из вольных людей, согласных служить за жалование, «не тяглых, и не пашенных, и не крепостных», «молодых и резвых и из самопалов стрелять гораздых». Содержать такое войско, названное стрельцами, решили за счёт специального налога.

В 1550 году набрали три тысячи воинов, разделённых на шесть так называемых «статей», переименованных позже в «приказы». Но поскольку Стрелецким приказом (сначала Стрелецкой избой) именовалось также учреждение, ведавшее делами этого войска, стрелецкие» подразделения переименовали в полки, средней численностью около одной тысячи человек. Командовали ими стрелецкие головы, а составлявшими полк сотнями — сотники, подбиравшиеся из дворян. Промежуточное звено составляли выборные десятники и пятидесятники — аналог сержантов.

Стрельцы делились на московских и городовых (окраинных). Первые располагались в столице, составляя ударную силу во всех внешних кампаниях. Из них же комплектовались так называемые стремянные стрельцы — личная стража государей. Окраинные стрельцы размещались по городам и крепостям, подчиняясь воеводам, и в наступательных кампаниях участвовали редко.

Жалование рядовых стрельцов было солидным — четыре рубля в год в Москве и от двух рублей в провинции, что, с учётом пайковых, выдававшихся преимущественно зерном, было достаточно для зажиточной жизни семьи (пусть даже многодетной). Дополнительным бонусом являлась выдача сукна на парадные мундиры, производившаяся раз в год в Москве и раз в три-четыре года в провинции.

Повседневная форма была серой или чёрной, парадная же форма у разных полков подбиралась разного цвета (и необязательно красного, как показывают в фильмах). Допускалось ношение кирас или шлемов касочного типа, но приобретались они уже за свои деньги.

Жалование командиров варьировалось в пределах от двух с полтиной рублей (нижний порог в провинции у десятников) до 60 рублей (максимум для стрелецкого головы).

Непобедимая армия

Вооружение стрельцов состояло из пищали, сабли и бердыша, который совмещал в себе пику и секиру (так что пикинёры не требовались). Боеприпасы укладывались в перевязь («берендейку») с привешенными к ней пенальчиками с пороховыми зарядами, сумку для пуль, сумку для фитиля и рог с порохом для натруски пороха на зарядную полку пищали. Офицерам хватало одной сабли, хотя иногда у них имелись протазаны — этакие симбиозы церемониального жезла и знамени.

Управление подразделениями в ходе сражения осуществлялось ясаками — условными боевыми кличами или барабанной дробью.

Боевым крещением стрельцов стал Казанский поход 1552 года. И при осаде, и при штурме государевы воины демонстрировали преимущества огневого боя, перед которыми пасовали татарские сабли и копья.

В дальнейшем без стрельцов не обходилась ни одна кампания или важное сражение, а их численность постоянно увеличивалась, составив на пике правления Ивана Грозного около пяти тысяч воинов в Москве и семь тысяч в провинции.

Именно стрельцы сыграли решающую роль в самых важных победах этого царствования. Возглавленный лично государем поход 1563 года закончился взятием Полоцка, а принимать капитуляцию крепости ездил один из первых стрелецких голов Иван Черемисинов-Караулов — герой штурма Казани, покоритель Астрахани, участник совместных с казаками походов на Кавказ, где его воины добирались до самых глухих дагестанских аулов.

Битву при Молодях (1572) историки сравнивают с Куликовской, поскольку крымский хан Девлет Гирей замахивался на покорение всего Московского государства. Ключевым моментом сражения стала оборона стрельцами гуляй-города, когда метким огнём они буквально выкосили лучшие отряды вражеского войска, включая турецких янычаров.

В покорении Сибири первый шаг сделал казак Ермак, разгромивший в 1582 году хана Кучума, но вскоре погибший в засаде. Завершать его дело пришлось прибывшему в Сибирь с полуполком в 500 человек стрелецкому голове Даниилу Чулкову, заложившему столицу Сибири Тобольск и окончательно разбившему Кучума.

В самые тяжёлые периоды Смутного времени стрельцы сохраняли верность царю Василию Шуйскому, сыграв важнейшую роль в победах сначала над мятежниками Болотникова, а потом над бандами Лжедмитрия II. Когда Шуйский был свергнут и насильно пострижен в монахи, пришедшая к власти Семибоярщина поспешила рассредоточить находившихся в Москве стрельцов по окраинам, после чего тайно запустила в столицу польский отряд Гонсевского. Если бы не это предательство знати, Русь не вошла бы в смертельное пике и не пришлось бы Минину и Пожарскому созывать своё ополчение. Но вот вопрос: хватило бы времени на сборы этого ополчения, если бы сидевшие в «окраинных городах» стрельцы, даже в условиях полного безвластия, не удерживали до последнего от поляков и шведов Смоленск, Новгород, Корелу, Орешек?

«Мушкетёры» царя против «гвардейцев» патриарха

После завершения Смутного времени началось восстановление Стрелецкого войска, которое к 1632 году насчитывало почти 34 тысячи воинов, а к началу 1680-х годов увеличилось до 55 тысяч.

И воевали они так же успешно и храбро — с поляками, шведами, крымскими татарами, турками, а также метавшимися между Москвой и Польшей украинскими казаками.

При царе Алексее Михайловиче формировались обученные и вооружённые на европейский манер «полки нового строя», в командиры которых обычно вербовали европейских наёмников, но нельзя сказать, что эти полки действовали эффективней стрелецких.

Вооружение и организация самих стрельцов модернизировались с учётом западного опыта. На смену пищалям пришли аркебузы и мушкеты. Стали применяться ручные ядра-гранаты. В боях против татар использовались длинные пики, а также сборные заграждения (рогатки), заменившие гуляй-город.

В качестве заместителей стрелецких голов, появились так называемые пятисотенные, или полуголовы. С 1670-х годов высшие командиры переименовывались в полковников (головы), полуполковников (полуголовы), капитанов (сотники).

При внутренних мятежах восставшие стрельцов в плен обычно не брали (да они и не сдавались), однако в окраинных городах «верные слуги государевы» не всегда сохраняли лояльность. Причиной их выступлений обычно являлись задержки с выплатой жалования и махинации с пайковыми.

Фактически стрельцы превращались в сословие, когда профессия «родину защищать» передавалась по наследству и посторонних в свои ряды обычно не допускали. В мирное время они выполняли функции полиции, а это создавало почву для коррупции.

Ещё один негативный момент заключался в том, что стрельцам разрешалось иметь приусадебное хозяйство (под которое им выделяли землю), заниматься ремёслами и торговлей, что снижало готовность воевать и заниматься боевой подготовкой.

Появилась новая категория — так называемые патриаршие стрельцы, чья форма больше напоминала монашескую. Когда в 1650-х годах начались никоновские реформы, они устраивали погромы раскольников. И отношения между царскими и патриаршими вряд ли были безоблачными.

Стрельцы и царевна Софья

Московские стрельцы были более избалованы жалованием и льготами, чем провинциальные, и, когда в 1682 году вокруг царского престола закрутились интриги, приняли участие в дворцовой смуте.

Престол тогда должен был достаться старшему сыну царя Алексея Михайловича Ивану, который считался «слабым разумом». Следующим же по очередности был девятилетний Пётр, матерью которого являлась царица Наталья Кирилловна (урождённая Нарышкина).

Все прочие дети появились на свет от первого брака

Тишайшего — с Марией Ильиничной (урождённой Милос-лавской). И, разумеется, Пётр их не устраивал. Однако этого мальчика поддерживала внушительная боярская группировка. В результате Ивана от престола отстранили, а его сестра царевна Софья обратилась к стрельцам, наобещав им златые горы.

Толчком к выступлению 15 мая стала ложная весть, будто Нарышкины задушили царевича Ивана. Когда орава вооружённых людей ворвалась в Кремль, бояре вывели «убиенного» на крыльцо. Но стрельцов угомонить было уже невозможно: «Пусть молодой царь отдаст корону старшему брату! Выдайте нам всех изменников!».

Артамон Матвеев пытался усовестить мятежников, но был поднят ими на копья. Аналогичная участь постигла Афанасия Нарышкина, отца и сына Григория и Андрея Ромодановского, Юрия Долгорукова. Молодого стольника Фёдора Салтыкова убили по ошибке, приняв его за ненавистного Ивана Нарышкина, а разобравшись, отослали труп отцу с извинениями. Руководившего Посольским приказом дьяка Лариона Иванова разрубили на части. Следующие три дня погром продолжался в царских палатах.

Софья умиротворила стрельцов, выплатив им откупные-премиальные и переименовав в «надворную пехоту». На Красной площади установили памятный столп с высеченным на нём рассказом, как стрельцы «спасали» Россию.

«Надворная пехота» в свою очередь представила две челобитные, более похожие на ультиматумы. В первой из них предлагалось посадить на трон сразу двух царей — Петра и Ивана, а во второй — высказывалась мысль, что «за малолетством государей» регентшей при них должна была стать Софья. Требования приняли.

Боясь, что стрельцы могут выйти из-под контроля, Софья нанесла по их лидеру князю Ивану Хованскому-Тарарую («тараруй» — «пустомеля») упредительный удар, обвинив в заговоре с целью захвата престола.

Арестованный Хованский грозился рассказать боярам, «кто был настоящий заводчик бунта стрелецкого». Поскольку в дни бунта погибли представители многих аристократических семейств, Софье не хотелось, чтобы их родственники узнали о её подлинной роли в этих событиях. Хованского с сыном обезглавили без суда и следствия. Новым руководителем Стрелецкого приказа стал Фёдор Шакловитый.

В 1689 году Пётр, которому исполнилось 17 лет, предъявил претензии на власть. Софью это не устраивало, и вечером 7 августа Шакловитый, расставив в Кремле надёжные караулы, принялся уговаривать стрельцов убить «старую медведицу» (то есть Наталью Кирилловну), а «если сын начнёт заступаться за мать, то и ему спускать нечего». Однако двое из часовых сумели подать Петру весточку, о нависшей над ним угрозе.

Молодой государь укрылся в Троице-Сергиевом монастыре, куда в течение месяца к нему прибывали все новые бояре, архиереи, служилые люди. Поддержало его и большинство стрельцов, а первым — полк Лаврентия Сухарева (в честь которого в Москве названа Сухарева башня).

Софья власть сдала и отправилась в Новодевичий монастырь. Шакловитого казнили.

Стрельцы присмирели и вполне достойно проявили себя в Азовских походах 1695-1696 годов. Но после взятия Азова четыре московских стрелецких полка остались на южных границах, что вызывало их недовольство.

В 1698 году, когда царь находился за границей, их вернули, но без захода в Москву, начали рассредоточивать по провинциальным городам. Тут как раз подоспели агенты царевны Софьи.

И грянул новый Стрелецкий бунт, быстро подавленный правительственными войсками у Новоиерусалимского монастыря. Пётр срочно вернулся в Москву и устроил беспрецедентную расправу.

Пётр начал создавать новую регулярную армию по принципу принудительного набора с пожизненной службой. Однако процесс этот растянулся во времени, и многие «окраинные» стрелецкие полки ещё поучаствовали в битвах Северной войны, причём сражались всегда достойно.

В боевом отношении претензий к ним обычно не было. Только в политическом.

Мятежные Коза и Копыто

В 1650 году из-за повышения цен на хлеб вспыхнули восстания в Новгороде и Пскове. Подавлял их двоюродный брат Хованского-Тараруя Иван Никитич Хованский. В Пскове руководителями восставших были стрельцы Прокопий Коза и Иов Копыто.

Журнал: Загадки истории №33, август 2022 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Telegram-канал Багира Гуру

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, война, армия, Пётр Первый, Иван Грозный, царевна Софья, войско, стрельцы, мушкет, пищаль, бердыш


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022