Отношение общества к произведениям искусства всегда в значительной степени зависело не только от политики властей, но и от средних вкусов творческой интеллигенции. Когда в России в эпоху кардинальных перемен первых десятилетий XX века зародилось и стало развиваться движение футуристов, против него немедленно ополчились и общественное мнение, и официальная критика. Авангардные литературные и изобразительные работы стали предметом многочисленных дискуссий о добре и зле в современном искусстве.

Авангардизм в искусстве СССР

Художественный авангард и идеология СССР

«Чёрный квадрат»

Именно в это время, в декабре 1913 года, в эскизах декораций и костюмов, написанных художником Казимиром Малевичем к футуристической опере Михаила Матюшина и Алексея Крученых «Победа над Солнцем», впервые появился знаменитый «Чёрный супрематический квадрат». По мысли автора, он означал «пластическое выражение победы активного человеческого творчества над пассивной формой природы». Изобретённое Малевичем направление в искусстве, супрематизм (от лат. supremus — высший, высочайший) предполагал выражение структуры мироздания в геометрических формах.
В этой опере чёрный квадрат появлялся на сцене вместо солнечного круга.
Первая постановка состоялась в конце 1913 года в Санкт-Петербурге, а декорации к ней вместе с эскизами Малевича и первым «Чёрным квадратом» ныне считаются утерянными. Но художник впоследствии на протяжении 15 лет создал целый цикл супрематических картин, в том числе не менее четырёх «Чёрных квадратов», и у каждого из них на обороте писал дату. Ныне в Третьяковской галерее выставлен «Чёрный квадрат» 1915 года. Сейчас это полотно считается одним из самых известных и обсуждаемых произведений русского искусства.
А в начале XX века творческая интеллигенция в России восприняла картину как вызов не только общественному вкусу, но и как антихристианский жест. Крупнейший художественный критик того времени Александр Бенуа писал о «Чёрном квадрате» так: «Несомненно, это и есть та икона, которую господа футуристы ставят взамен Мадонны». Другие искусствоведы говорили о произведении Малевича, что это — тотальная пустота и вообще конец мира, его смерть. Впрочем, и сам Малевич, написав «Чёрный квадрат», долгое время говорил всем, что не может ни есть, ни спать, поскольку сам не понимает, что же такое создал.
В сталинское время в искусстве возобладало единственное, идеологически правильное направление — социалистический реализм. Отношение официальных властей к супрематическим работам Казимира Малевича в эти годы было, мягко говоря, настороженным. Сохранившиеся произведения художника на долгие десятилетия убрали в запасники, и с 1930-х до конца 1970-х годов в СССР не было выставлено ни одного его полотна.

«Дегенеративное искусство»

Показательно, что не только в СССР, но и в нацистской Германии 30-х годов искусство старались загнать в жёсткие идеологические рамки, а с теми, кто упорствовал, вели непримиримую борьбу. Наглядной иллюстрацией такой борьбы стала выставка «Дегенеративное искусство», открывшаяся 19 июля 1937 года в Мюнхене, в здании галереи в парке Хофгартен. Здесь было представлено около 650 произведений художников, чьё творчество не вписывалось в генеральную линию нацистской партии. Среди таких авторов были, в частности, Отто Дикс, Василий Кандинский, Эль Лисицкий, Марк Шагал, Макс Эрнст, Алексей фон Явленский и другие. При этом нацисты сочетали работы «дегенеративных» художников с рисунками умалишённых и фотографиями уродов.
Открытию экспозиции предшествовала масштабная операция по чистке в немецком изобразительном искусстве, завершившаяся конфискацией 16 тысяч полотен и репрессиями в отношении многих авторов. А после окончания «дегенеративной» выставки во дворе пожарной части района Кроицберг в Берлине были сожжены 1004 картины и 3825 графических работ. Впоследствии подобные акции сожжения повторялись ещё не раз.
Однако позже стало известно, что далеко не все «дегенеративные» произведения были уничтожены. В соответствии с секретным решением Гитлера агенты нацистов за границей обменяли многие шедевры авангарда на картины старых мастеров. Ещё несколько сотен работ «в целях пополнения валютой партийной кассы» впоследствии через подставных лиц были проданы на аукционе в Швейцарии.

«Всех на лесоповал!»

Ниспровергатель Сталина, первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв тоже не раз демонстрировал своё отрицательное отношение к непонятному ему искусству. Так, 1 декабря 1962 года состоялось знаменитое посещение Хрущёвым выставки художников-авангардистов из студии «Новая реальность», организованной в московском Манеже. Будучи не подготовленным к восприятию абстракционизма, лидер государства подверг его резкой критике.
Глава партии и правительства трижды обошёл весь зал, затем стал задавать художникам вопросы — в частности, о том, кем были их отцы и каково их классовое происхождение. При этом секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов постоянно обращал внимание Хрущёва на некоторые мелкие, но показательные детали картин, от чего Хрущёв начинал «закипать» и возмущаться, употребляя при этом ругательства, самыми мягкими из которых были «дерьмо» и «мазня». Он кричал, что «такое творчество чуждо нашему народу», что «люди, именующие себя художниками, создают такие картины, что не поймёшь, нарисованы ли они рукой человека или хвостом осла», после чего заявил: «Кто им разрешил так писать?! Всех в лагеря! Всех на лесоповал!»…
Скульптор Эрнст Неизвестный позже вспоминал, что, когда Хрущёв подошёл к его работам, он «кричал как резаный, что я проедаю народные деньги». Неизвестный пытался объяснить главе государства, что тот не профессионал и в искусстве не разбирается, и вскоре собеседники перешли на матерные выражения. «Вокруг все тряслись от страха, — вспоминал скульптор, — а Хрущёв, успокоившись, на прощание протянул мне руку и сказал: «Такие люди, как вы, мне нравятся. В вас сидят ангел и дьявол. Имейте в виду, что если победит дьявол, мы вас уничтожим!». Самым парадоксальным итогом этого скандала стал тот факт, что именно Эрнст Неизвестный потом создал для могилы Хрущёва знаменитый чёрно-белый памятник. А сам Хрущёв после отставки в мемуарах каялся в своём неправильном поведении на Манежной выставке.

Бульдозер как аргумент

В брежневские времена отношение властей к художественному авангарду практически никак не изменилось. Апофеозом этого конфликта стала знаменитая «бульдозерная» выставка, когда 15 сентября 1974 года на окраине Москвы, в Беляеве, группа непризнанных художников попыталась провести несанкционированную уличную демонстрацию своих работ.
План разработали молодые живописцы Виталий Комар и Александр Меламид, которых поддержали коллекционеры Александр Глезер и Оскар Рабин. Они подали заявку в Моссовет о проведении «показа картин» на московском пустыре. Формально властям запретить эту выставку не удалось, так как раньше в СССР никогда не проводились такие показы на открытом воздухе и на этот счёт не существовало никаких законов.
Однако чиновники нашли другой выход из скользкой ситуации. В указанное время на пустыре под моросящим дождём собравшихся художников встретили люди, одетые в рабочую форму, которых сопровождали поливочные машины, бульдозеры и грузовики с саженцами. Некоторые участники выставки даже не успели распаковать свои картины, как на них напали, стали избивать не только художников, но и зрителей, в том числе иностранных журналистов. В частности, корреспонденту газеты The New York Times выбили зуб его же камерой. Всех собравшихся увезли в отделение милиции, правда, позже отпустили.
Это событие вызвало большой резонанс в зарубежной прессе, а участники «бульдозерной» выставки тогда же прославились на весь мир. Впрочем, власти вскоре поняли свой промах и пошли на уступки художникам, официально разрешив проведение подобной выставки в Измайловском парке 29 сентября 1974 года. Новая выставка длилась четыре часа и привлекла внимание тысяч зрителей. Вернисаж в Измайлове вошёл в историю как «четыре часа свободы» и дал дорогу другим нонконформистам, что имело важное значение в истории современного русского искусства.

Реабилитация авангарда

Отношение советских властей к авангардному искусство стало постепенно меняться лишь после того, как на художественных выставках «Париж-Москва» (1979 год) и «Москва-Париж» (1981 год) были показаны некоторые работы Малевича из западных собраний. Они произвели настоящий фурор. Выставку в Москве посетил сам генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, а советские люди впервые смогли увидеть произведения русских авангардистов в оригинале и сравнить их с французскими художниками.
Только в годы горбачёвской перестройки авангардисты в нашей стране были окончательно реабилитированы. Широкомасштабный показ «Чёрного квадрата» и других работ Казимира Малевича стал знаком политики гласности, которая началась при Михаиле Горбачёве в сфере общественной и культурной жизни.

Журнал: Тайны 20-го века №34, август 2020 года
Рубрика: Парадоксы искусства
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: СССР, идеология, Германия, Тайны 20 века, картина, нацизм, выставка, искусство, художник, Малевич, Шагал, авангардизм, Кандинский, Лисицкий



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —