Шаманизм в искусстве

Принято считать, что в русском искусстве рубежа XIX-XX веков противоборствовали два направления — передвижничество и модерн. Но в действительности были и другие, замалчиваемые, — например, шаманизм. На стыке веков художники заинтересовались древними религиозными культами, и тема колдовства быстро стала основой особого стиля, о котором не принято было писать.

Фото: шаманизм в искусстве — интересные факты

Мир русского авангарда

В начале XX века русские художники ехали проявлять пристальное внимание к древнейшим религиям: анимизму, тотемизму, а также магии. Колдуны всех мастей интересовали живописцев и графиков. Диалог шамана со сверхъестественными силами стал темой для картин и скульптур. Тема камлания — разговора с потусторонними силами в состоянии транса — получила отражение сразу в нескольких жанрах живописи.
Живописцев привлекали археологические находки, среди которых встречались ритуальные предметы. Освоив новейшие достижения европейской культуры, русские символисты заинтересовались первобытным искусством. Они находили особую романтику в знаменитых каменных бабах — первобытной скульптуре Сибири и Алтая. Особенности этих грубых изваяний совершенно неожиданно проявились в живописи символистов и футуристов. Наступила эпоха упрощения форм, стилизации под первобытное искусство.
Василий Васильевич Кандинский (1866-1944) известен как один из основоположников абстрактной живописи. Однако начинал он с символизма, причём интерес к изобразительному искусству и музыке шёл рука об руку с интересом к фольклору и этнографии.
Кандинский интересовался обычаями и традициями Русского Севера. Его привлекала особая мистика русской глубинки, в том числе колдовские обряды. Изучая фольклор Вологодской губернии, он заинтересовался связью колдунов с потусторонним миром. И хотя он ещё долгие годы работал в реалистической манере, иллюстрируя русский и немецкий фольклор, этнографические тайны Русского Севера остались с ним на всю жизнь. Многие биографы художника видят истоки его метода абстрактной живописи в юношеском увлечении магией. Мир абстрактных цветовых пятен с рваными и расплывчатыми краями вполне мог быть аллегорией шаманского транса.
Среди художников-авангардистов, отдавших дань шаманизму, следует отметить Наталью Гончарову (1871-1962). Во многих её полотнах отражён диалог человека с тонким миром, общение с Вселенной. В картине «Соляные столбы» чувствуется неподдельный интерес к первобытной ритуальной скульптуре.
Сохранилась фотография Натальи Гончаровой с раскрашенным лицом — свидетельство увлечения художницы шаманизмом. Нанесение на лоб и щеки знаков, которые призваны привлечь потусторонние силы, было типичным явлением в среде футуристов (ей отдали дань Давид Бурлюк, Велимир Хлебников и Владимир Маяковский). Над футуристами смеялись, их называли чудаками, и только по-настоящему образованные люди видели в пятнах и линиях на щеках футуристов отсыл к шаманским приёмам.
Утончённый эстет Павел Кузнецов отдал дань символизму и модерну. Он страстно любил Восток, и его картины, посвящённые Средней Азии, складываются в колоритную панораму восточной жизни. Магия Востока как составная часть бытия привлекала русских символистов своей самобытностью и неповторимым восточным колоритом. Все его картины о Востоке пронизаны эзотерическими формами связи между небом и землёй.

Культ Лафкадио Хирна

В самом начале XX века среди русских поэтов и художников распространился культ англоязычного японского прозаика и философа Лафкадио Хирна (1850-1904). Этот самобытный автор прекрасно знал фольклор многих стран, но глубже всего изучил японскую культуру. Его истории о привидениях и духах были очень популярны среди русской интеллигенции. Живя в Японии, писатель носил имя Яку-мо Коидзуми. Накануне Русско-японской войны интерес к стране противника был очень большим, и личность Коидзуми привлекала интеллигенцию. С 1904 года произведения Хирна систематически печатались в России. Взгляд на восточный шаманизм был обогащен видением европейского писателя-символиста.
Книги Хирна на английском языке, а также во французских и немецких переводах были в личных библиотеках многих крупных поэтов. Читали их и художники. Через Хирна образы японских колдунов и магов стали доступны русскому читателю.
Именно такое причудливое сочетание этнографии и колдовского волшебства мы находим в произведениях русского авангардиста Марка Шагала (1887-1985). Многие герои его картин живут в мире, полном колдовства, — свободно взлетают над землёй, парят в воздухе и разговаривают с животными. Они становятся то маленькими, то огромными, вступая в новые масштабные отношения с окружающим миром.
На рубеже веков в России были популярны спиритические сеансы. Ни один из крупных художников не был серьёзным поклонником столоверчения и других оккультных ритуалов, но живописцев привлекали изысканный реквизит, освещение комнат, а также сложные и порой эффектные ритуалы вызова духов. Лица, ведущие сеанс, манерой речи, жестикуляцией и мимикой вызывали ассоциации с колдунами из сказок.
Мода на спиритизм, популярность книг Хирна и общая потребность в новой системе образов в искусстве стали причиной широкого распространения мистических мотивов в русской живописи и графике.

Знаете ли вы что…

Ни один из известных художников, интересовавшихся шаманизмом, не обратил внимания на Григория Распутина. Только после смерти старца его образ в виде грозного колдуна создали художники Франции и Германии.

Вселенная Рериха

Выдающийся русский живописец Николай Рерих (1874-1947) интересовался религиозными культами Востока и сделал многое для их изучения. Он стремился изображать на своих полотнах не только материальные объекты, но и особые световые и энергетические потоки, которые были призваны отражать связь между землёй и небом. Яркие цветные плоскости и световые лучи подчёркивали интенсивность общения человека и Вселенной. В дальнейшем Рерих сделал очень многое для постижения языков, на которых колдуны общаются с языческими богами.
Тема религиозной медитации особенно привлекала художника. Рерих погружает зрителя в колдовской мир Востока. Цвет и композиционные построения его работ словно приглашают начать медитировать вместе с художником. Стиль Рериха оказал огромное влияние на эзотерическую живопись XX века.
Рериха особенно интересовали места, в которых остро ощущалась причастность человека к космосу. Он называл их местами силы. В этих уголках Земли ощущалась вечность, слышались ритмы хода истории. Сквозь человека словно проходили потоки космической энергии. Среди этих мест художник выделял район Байкала, считая, что в этом месте земные энергетические потоки соприкасаются с небесными. Художник пробовал отразить это взаимодействие в живописи, пользуясь приёмами цветовых контрастов.
Становление Рериха как живописца совпало с модой на швейцарского художника Фердинанда Ходлера (1863-1918). Его метод живописи называли параллельным. Он располагал своих героев вдоль воображаемых силовых линий, и поэтому персонажи картин словно держались за воздух, опирались на невидимые прозрачные плоскости. Представители русского шаманизма в живописи нередко копировали манеру Ходлера. Интересно, что это поветрие не угасло и в советское время. Только художники, эксплуатировавшие данный приём при изображении спортсменов и геологов, не признавались, что их вдохновляют колдовские картины знаменитого швейцарца.

Конёнков, Ватагин и мистика

Сергей Тимофеевич Конёнков (1874-1971) по праву считается одним из крупнейших советских скульпторов. Он страстно любил фольклор и создал из дерева целую галерею сказочных героев.
В произведениях Конёнкова отчётливо прослеживается тема колдовства. Многие персонажи, вырезанные скульптором из дерева, имеют облик колдунов.
Совершенно неожиданно мы находим следы шаманизма в произведениях художника-анималиста Василия Алексеевича Ватагина (1883-1969). Он страстно любил животных и рисовал их всю жизнь. Художник много путешествовал по Европе и Азии, был хорошо знаком с различными стилями изображения животных и птиц и достиг в этой области небывалого совершенства. Однако для многих работ Ватагина характерен приём упрощения форм, напоминающий зрителям о первобытной скульптуре, в том числе о ритуальных изваяниях животных. И как только искусствоведы заговорили о русском шаманизме, любители прекрасного сразу же вспомнили скульптуры Ватагина. Художник успешно иллюстрировал Киплинга (его цикл иллюстраций к «Маугли» считается одним из лучших в истории нашей детской книги), и обаяние восточных религиозных культов не могло не повлиять на его стиль.
Ватагин не был ни мистиком, ни оккультистом, но особое совершенство его работ отчасти объясняется тем, что он глубоко постиг смыслы первобытного искусства и некоторые его животные — экзотические символы древних способов общения с духами. Более того, возникает ощущение, что многие изваянные Ватагиным животные и птицы являются посредниками между человеком и тонким миром.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июнь 2019 года
Рубрика: Парадоксы живописи
Автор: Андрей Дьяченко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —