• Главная
  • Статьи
  • Костяные войны: Коп и Марш или Великая гонка за динозаврами

Казалось бы, какие баталии могут происходить в такой тихой науке, как палеонтология? Но было время, когда американские учёные разделились на два враждебных лагеря, а два ведущих палеонтолога для доказательства своей правоты использовали подкуп, намеренный обман и сенсационные разоблачения друг друга. 20 лет они были в состоянии так называемых Костяных войн Копа и Марша.

Война палеонтологов за кости динозавров

Костяные войны: Коп и Марш или Великая гонка за динозаврами

Кто бы подумал, что в 1870-е годы на просторах Дикого Запада может разгореться настоящая война не из-за золотоносных рудников, а из-за доисторических костей! Но это было исключительное время. Только что закончилась Гражданская война, и, хотя ни Эдвард Дринкер Коп, ни Отниел Чарльз Марш в ней не участвовали, действовали они по законам военного времени, по твёрдо установленному правилу: в бою есть лишь один победитель.

Пока ещё друзья

Они были очень разными — Коп и Марш. Первый происходил из семьи крупного землевладельца из Филадельфии, рос в большом доме, наполненном слугами, учился в престижной и дорогой школе, хотя и без особого интереса. Благодаря богатству отца провёл год в Пенсильванском университете и стал членом тамошней Академии наук.

Второй родился в бедной семье, рано потерял мать, но благодаря поддержке дяди, банкира и филантропа Джорджа Пибоди, успешно окончил Академию Филлипса в Андовере. Затем с отличием — Йельский университет, два года на университетскую стипендию обучался в Научной школе Шеффилда, а потом ещё три года изучал анатомию и палеонтологию за океаном — в Берлине, Бреслау и Гейдельберге. Первый был задирист и драчлив, избалован и своеволен, волочился за женщинами, попадал в неприятные истории, вёл себя высокомерно. Второй был медлителен, рассудителен и в то же время настолько язвителен, что практически не имел друзей. Первый обладал хорошим и лёгким слогом, замечательно рисовал. Второй писал сжато и по-научному точно. Первый был приверженцем креационизма и считал себя последователем Ламарка. Второй безоговорочно разделял точку зрения Дарвина на происхождение видов живых существ и их эволюцию. Но оба они имели одну страсть — к ископаемым останкам доисторических животных. Оба занимались палеонтологией. Может быть, никогда бы они не свели знакомство, если бы не случай. Молодой Коп, не горевший желанием участвовать в Гражданской войне, предпочёл отправиться путешествовать по Европе. Там он посещал музеи, научные сообщества и, снабжённый рекомендательными письмами, свёл знакомство с ведущими умами Франции, Германии, Великобритании, Ирландии, Австрии, Италии и Восточной Европы. Так он добрался до Берлина, где и познакомился со своим соотечественником Отниелом Маршем, который был несколько старше его. Марш, хотя и получил академическое образование, имел всего две научных публикации против 37 статей Копа. С людьми он сходился плохо, но Коп ему почему-то понравился. Они даже несколько дней гуляли по Берлину и настолько подружились, что и после отъезда Эдварда в 1864 году на родину поддерживали переписки и обменивались научными статьями. И в кошмарном сне не могли они, наверно, представить, что скоро станут злейшими врагами.

Роковые кости

Марш вернулся в США в 1866 году и сразу занял место профессора палеонтологии позвоночных в Йельском университете. Должность была престижная (как-никак, первый профессор палеонтологии в стране), но неоплачиваемая. Благо, что богатый дядя основал при университете Музей естественной истории, пожертвовав на него 150 тысяч долларов, и Марш, как его попечитель и куратор, имел хоть какой-то постоянный доход, который использовал практически целиком на поиски окаменелостей. Через три года дядя умер и оставил ему в наследство 100 тысяч долларов, правда, при одном условии: Марш не имел права жениться. Этот пункт Марша ничуть не смутил — его интересовали древние кости и только они.

Коп за это время объехал с несколькими экспедициями практически всю восточную часть страны — Нью-Джерси, Вирджинию, Теннесси, Индиану, Северную Каролину. Денег на эти поездки он не жалел и постепенно собирал коллекцию древностей. Оно того стоило. В одном из карьеров он обнаружил кости плезиозавра и дриптозавра. С Маршем, который тоже активно выезжал на полевые исследования, он пока что поддерживал вполне дружеские отношения. Даже ездил с ним в экспедицию.

Тогда-то и появились первые признаки будущего конфликта. Коп показал коллеге ископаемые кости в карьере, расположенном в Нью-Джерси. Поскольку карьер принадлежал не Копу, а другому владельцу, Ворхису, Марш тайно заключил с ним соглашение, что любые окаменелости тот перешлет Отниелу. Между коллегами пролегла первая трещина. А скоро Коп показал ему скелет эласмо-завра — водного птерозавра, жившего в мезозойскую эру. Коп сделал реконструкцию древнего ящера, чем и поторопился поделиться с учёным собратом. Марш скептически посмотрел на реконструкцию и твёрдо заявил: голова не на том месте. Коп с жаром доказывал, что наиболее протяженный отросток позвоночника — это хвост, а короткий — шея. Но Марш был неумолим: голова находится на длинной части хребта. Коп так яростно защищал своего короткошеего монстра, что пришлось звать третейского судью — палеонтолога Джозефа Лейди. Тот молча приложил голову к «хвосту» птерозавра, и она точно легла туда, откуда некогда слетела. Коп был и рассержен, и ошеломлён, и не верил своим глазам. А хуже всего то, что он только что опубликовал описание своего эласмозавра в научном журнале. Он бросился скупать ещё не распроданный тираж, но все экземпляры статьи с позорной ошибкой заполучить не смог. Теперь между ним и Маршем была уже не трещина, а пропасть.

До последнего вздоха

С этого времени и началась между ними настоящая вражда. Они стали зорко следить за достижениями друг друга и пытались перехватить друг у друга многообещающий участок для раскопок. Особенно жестокие способы борьбы они использовали при раскопках в районе строительства железной дороги, где во время земляных работ обнаружились целые кладбища динозавров у станции Блэк-Баттс. Коп первым послал туда своих людей, Марш их тут же перекупил, и находки по большей части отсылались Маршу. Когда Коп нацелился на окаменелости в Дакоте, Марш сговорился с индейским вождём Красное Облако и пообещал тому отстаивать права коренных народов в Сенате, если находки получит он, а не Коп. Но самая неприличная история вышла с кладбищем динозавров в Комо-Блафф. Здесь оба борца за научный приоритет использовали самые грязные приёмы — и подкуп, и шантаж, и тайную слежку за соперником, даже подлог в виде подброшенных в раскоп чужеродных костей и намеренную порчу палеонтологического материала.

Деньги на исследования стремительно таяли и у той, и у другой стороны. Когда у Копа не осталось практически ничего, он решил нанести последний, разоблачительный удар. В газете New York Herald появилась статья под заголовком «Учёные ведут ожесточённую войну». В ней Коп обличал и изобличал Марша. Благо, в нижнем ящике его письменного стола хранилась тетрадь со скрупулёзными записями о каждой научной ошибке Марша, о каждом его просчете. Научное сообщество было в шоке, публика, падкая до скандалов, ликовала, Марш отвечал на обвинения своими статьями, Коп выискивал новые «грехи» Марша. Но в результате этой баталии победа осталась всё же за Маршем. Он получил должность палеонтолога позвоночных в Геологической службе США, на которую претендовал и Коп, а затем — пост президента Национальной академии наук. За несколько лет до смерти он успел опубликовать монографии о динозаврах Северной Америки и окаменелостях позвоночных. Французская академия наук наградила его престижной премией Кювье за развитие учения эволюции Дарвина.

Копу повезло гораздо меньше. После нападок на Марша он лишился университетского финансирования, вынужден был искать средства для экспедиций самостоятельно, приобрёл серебряный рудник и через некоторое время разорился. В последние годы он вынужден был жить в музее среди экспонатов и множества нераспакованных ящиков с костями динозавров. Там же он и умер, окружённый немногочисленными друзьями и учениками.

Марш значительно обошёл Копа — он открыл 80 видов динозавров, по отдельным костям восстановил внешний вид многих из них, а также собрал в Йельском музее огромную коллекцию окаменелостей, посмотреть на которые приходили толпы любопытных. Заслуги Марша перед наукой были оценены так высоко, что в 1906 году его именем была названа одна из вершин в Гранд-Каньоне.

Журнал: Загадки истории №20, май 2022 года
Рубрика: Великие первооткрыватели
Автор: Михаил Ромашко




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, война, открытие, палеонтология, динозавры, ископаемые, марш, Коп


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022