Профессия — змеелов: Охотники за змеями

Профессия змеелова сопряжена с огромным риском: встречи с ядовитыми змеями непредсказуемы. Сегодня змееловов становится всё меньше, ведь это занятие не приносит большой прибыли. Кроме того, этому не учат е университетах. Охотники за змеями могут полагаться только на опыт. A опыт, как известно, сын ошибок трудных.

Профессия — змеелов: Охотники за змеями

Ловцы змей

Чтобы стать змееловом, нужно не только изучить повадки змей, но и иметь профессиональные знания о ядах и противоядиях. Кроме того, охотник не может быть подвержен аллергии, ибо реакция на противоядие может быть непредсказуемой. Наконец, ловцу необходимы ловкость и бдительность, чтобы в любой момент увернуться от броска змеи.
Как свести к минимуму смертельный риск? Многие змееловы делают себе инъекции яда, начиная с малой дозы и постепенно увеличивая её. Таким образом у них вырабатывается иммунитет. Надо сказать, что подобные инъекции крайне болезненны. Так, по словам герпетолога Александра Писарева, «боль от яда гадюки настолько сильная, будто руку несколько часов варили в кипятке».
Для чего же ловят змей? Во-первых, чтобы добыть яд, который используется для производства медицинских препаратов. Во-вторых, во всём мире очень ценится змеиная кожа. В-третьих, змей ловят для серпентариев, где их выставляют и изучают. В-четвёртых, змееловы приходят на помощь тем, в чьи дома забрались эти непрошеные гости. При всем этом змееловы должны по возможности отловить змею живой — таковы требования международного права.
Инструменты для ловли змей довольно простые: палка с крюком на конце, специальный мешок, который рептилии не по зубам, корнцанги — щипцы для захвата. И конечно же, резиновые сапоги и перчатки. Дело в том, что змея не может прокусить резину, чтобы впрыснуть яд, а значит, он останется при ней, что и нужно охотнику.
Голову пойманной змеи прижимают к земле палкой, потом нажимают на точку, расположенную ниже пасти, и собирают яд с клыков в специальный сосуд. Здесь требуются особенное внимание и ловкость, ведь рептилия может вырваться и укусить. Забрав яд, змею отпускают или отвозят в серпентарий.

Страна кобр

Больше всего профессия змеелова востребована в Индии. Здесь преимущественно охотятся на кобру, и брать её надо только живой: убить эту рептилию считается святотатством. По преданию, бог Вишну любил отдыхать на ложе из кобр, свившихся в кольцо. А значит, тот, кто убивает кобру, разрушает основы Вселенной.
Индия — страна древних традиций и знаний. Их хранят и передают по наследству. И умение ловить змей и исцеляться от ядовитых укусов тут не исключение. Например, есть в Индии деревушка Молар Банд, не обозначенная на картах. В ней живут потомственные змееловы и заклинатели змей, которые ежедневно рискуют жизнью. Несмотря на опасность, змееловы не удаляют у пойманных для факиров рептилий ядовитые клыки — жалеют змей: без зубов те становятся вялыми и болеют.
При ловле рептилий используют специально обученных собак. Пёс находит нору, а змеелов льёт в неё воду или разрывает лопатой. Растревоженная кобра обязательно выползет наружу.
Живёт за счёт ловли очковых кобр и сбора их яда и индийское племя ирула. Навыками змееловства в племени владеют все: и взрослые, и дети. Мальчики, которым всего 8 лет, охотятся на довольно ядовитых рептилий, а в возрасте 12 лет допускаются и к охоте на кобр. Тут у ирула налицо разделение труда: дети разрывают норы, женщины наблюдают, чтобы змея не вылезла через запасной выход, а мужчины ловят. Ежедневно каждая семья добывает около 15 кобр.
Поймав рептилию, ирула сдают её в специальный кооператив. Там змею помещают в глиняный сосуд и каждую неделю добывают у неё яд. Для этого её принуждают укусить ткань, натянутую поверх стакана. Сквозь неё яд просачивается в ёмкость. За одну такую процедуру добывается несколько миллиграммов яда, который продают производителям медицинских препаратов. После двух-трёх доек рептилий отпускают на волю.
Если змея и укусит кого-то из ирула, они никогда не пользуются сывороткой-антидотом, изготовленной медиками. Индийцы применяют только отвар из трав по рецепту своих далёких предков. Его же дают детям с малых лет, чтобы выработать у них иммунитет к змеиным укусам.

Последние в России

В России профессия змеелова постепенно исчезает. И это неудивительно. Из десятка серпентариев, существовавших до перестройки, на плаву остался один — Новосибирский. В штате серпентария всего несколько человек, из них два герпетолога. Здесь добывают змеиный яд и подготавливают его для дальнейшего использования в фармацевтической промышленности. Один герпетолог за смену доит около 300 гадюк и получает порядка 17 г яда.
Перед началом работы возле стола ставят два ящика. Один для змей, у которых надо забрать яд, другой для тех, у кого уже забрали. На столе их ждёт ёмкость, покрытая полиэтиленовой плёнкой. Герпетолог достаёт специальным пинцетом змею, прижимает её голову к ёмкости. Гадюка, естественно, кусает плёнку, и её яд стекает в сосуд. Всё происходящее длится секунды. После чего рот змеи обрабатывают раствором, и рептилию отправляют отдыхать. Каждую гадюку доят один раз в 8-12 дней. А их в серпентарии около 2 тысяч. Так что работы специалистам хватает.
Всё, что удалось получить за смену, взвешивают, очищают и проверяют на соответствие международным стандартам. Кстати, в Новосибирском серпентарии чистота продукта составляет 99,9%. По мнению работников серпентария, они могли бы полностью обеспечить змеиным ядом всю мировую фармацевтику. Пока же продукт уходит только в Европу.
Змеи в неволе живут значительно меньше, так как не впадают в спячку. Чтобы сохранить природный баланс, детёнышей, родившихся в серпентарии, выпускают на волю, и гуляют они на свободе до своего созревания, ибо для дойки нужны особи в возрасте не менее 5 лет.
Взрослых змей поставляют в серпентарий змееловы. Правда, здесь их называют ловцами. Для отлова рептилий нужно иметь специальное разрешение. За каждую змею ловцы получают от серпентария по 400 рублей. Причём договор с учреждением они заключают заранее. Случайных гадюк здесь не принимают. В тяжёлые для серпентария времена один из герпетологов, Александр Писарев, сам ловил змей. И даже поставил личный рекорд — 178 рептилий в день.
Существует в России и ещё небольшой серпентарий — в Махачкале. Там добывают яд гюрзы — одной из самых опасных змей. За год от этой рептилии можно получить 1,5 г яда. Срок его годности составляет 20 лет. Стоимость продукта очень велика — 2,5 тысячи евро за грамм. Поскольку официально яд гюрзы в России не продаётся, на чёрном рынке его цена ещё выше — 3 тысячи евро за грамм. Его используют для лечения сложных заболеваний, в том числе и гемофилии, а также для диагностики в онкологии.
Сотрудники серпентария под руководством опытного змеелова Хазбулы Хайбулаева сами ловят змей, ухаживают за ними и добывают яд. Сейчас в питомнике содержится порядка 200 особей. Хайбулаев сам занимается подготовкой змееловов. Причём берётся обучать не каждого. Ведь люди порой приходят в профессию, чтобы получить адреналин. А это недопустимо. Он сразу задаёт вопрос, боится ли кандидат змей. Если тот отвечает «нет», то Хазбула отказывается его учить. Кроме того, чтобы работать змееловом, необходимо письменное согласие родственников.
Несмотря на трудности с финансированием, отсутствие сыворотки «Антигюрза» и другие проблемы, серпентарий работает за счёт энтузиазма сотрудников. Кстати, свой продукт дагестанцы не имеют возможности продавать: у них нет нужных лицензий. Поэтому пока его складывают в хранилище.

Нелегальный исход

Житель Флориды Билл Хааст, владелец серпентария, перенёс за свою жизнь 172 укуса змей и мало того что не умер — прожил 100 лет. Этот рекорд был внесён в Книгу Гиннесса. Ежегодно его серпентарий посещало около 50 тысяч туристов, желающих увидеть собственными глазами, как Хааст голыми руками берет змей и выдаивает у них яд.
Серпентолог регулярно делал себе инъекции змеиного яда и считал, что с его помощью можно избавиться от многих неизлечимых заболеваний.

 

Журнал: Все загадки мира №24, 25 декабря 2019 года
Рубрика: Живая планета
Автор: Александра Орлова





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —