Сафари на слона

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Несколько часов назад слон-исполин получил пулю в лоб от 50-летнего американца Эда Йетса. Сейчас в кустах снова идёт пальба — хлопают пробки от бутылок шампанского. Следопыт Джерри Пирри пляшет под музыку группы UB-40. От него разит виски. Его одежда, лицо и руки перепачканы кровью. Позади лежит самая большая туша, которую я когда-либо видел и вряд ли увижу снова. Окружив её со всех сторон, десяток чернокожих вонзают в поверженного великана топоры, мачете, ножи. Довольны все: слон убит! Эд счастливее всех. Радостно смеются и Эй-Джей, и Израэл, и Фарай… По-своему счастлив и я, британский журналист Мартин Дизон. Счастлив тем, что все это, слава богу, закончилось…

Фото: сафари на слона — интересные факты

Для чего убивать редких животных?

Когда в редакции журнала Maxim мне сообщили, что богатый янки собирается выложить правительству Зимбабве 138 тысяч долларов, чтобы легальным образом убить слона, я сначала не поверил. Я был уверен, что слоны строжайшим образом охраняются, поскольку в 80-90-е годы бурного XX века они были почти истреблены ненасытными браконьерами — охотниками за слоновой костью. Кроме того, я отказывался понимать, как кто-то по своей воле желает убить такое умное и величественное создание. Мне, городскому жителю, видевшему Африку только на экране телевизора, подобное варварство казалось немыслимым! Я думал, что слоны, львы, носороги, жирафы, бегемоты и прочие обитатели африканских просторов находятся сегодня, в 2009 году, на грани исчезновения. Сама мысль о том, чтобы наблюдать убийство слона, внушала отвращение, и всё же… Если кто-то собрался сделать это, я должен был с ним поехать.
…Эд Йетс выглядит именно тем, кем и является, — банкиром и вице-президентом крупной компании. На кого он меньше всего похож, так это на охотника. Своё свободное время этот человек посвятил коллекционированию редких охотничьих трофеев, у него их уже более 200 экземпляров. Каждый год толстяк Йетс тратит сотни тысяч долларов, путешествуя по миру и истребляя редчайших животных: горных козлов и яков в Монголии, муфлонов в Тибете, медведей, тигров и куниц в Сибири, касаток вблизи Антарктики, бандикутов-утконосов в Австралии. Назовите любое животное крупнее собаки, и оно обязательно будет в коллекции этого человека. Я спросил Эда: для чего он это делает? Для чего убивает редких животных?
— Ну, приятель, тебе не понять… Я ощущаю большое удовлетворение после удачной охоты! Я — хозяин природы! А звери ещё наплодятся, — ухмыляется «хозяин».
Да, в действительности все сводится к одному: прекраснейшие создания Земли должны умирать, потому что так хочет богатый Эд.

Сафари началось!

…Мы встаем в половине пятого утра. В полусумерках африканского рассвета наша пёстрая компания забирается в специально оборудованный вездеход «лэндкрузер», который все 10 дней будет нашей мобильной базой. При виде этого мощного транспортёра с открытой задней частью, лебёдками, суперрессорами, навигационными спутниковыми приборами и бортовым ПК, арсеналом первоклассного оружия, напрочь отметаются все романтические мечтания о честном поединке между человеком и диким животным. Мы с фотографом садимся на заднее сиденье. Эй-Джей, профессиональный мулат-охотник, и сам Эд — на переднее, а следопыты Джерри Пирри, Фарай и Израэл свисают по бокам вездехода. Сафари началось!
В восемь утра уже так жарко, что комбинезон можно выжимать. Температура превышает 45° в тени, и эту тень ещё нужно найти! Так как сейчас конец сезона засухи, то слоны должны выпивать не менее 130-150 литров воды в день, кроме того, им жизненно необходима жидкая грязь болот и водоёмов для охлаждения тела. Поэтому мы и начинаем сафари с обследования водоёмов на предмет обнаружения там слонов.
К концу дня Эду, багроволицему и увядшему, всё ещё нечем похвастать, кроме головной боли от обезвоживания, и я, кажется, начинаю хотеть, чтобы он побыстрее встретил своего слона, избавив нас от дальнейших мучительных поисков.
…На рассвете следующего дня мы снова пробираемся через пески, кустарники и россыпи камней, пока не выходим на место, служившее, судя по всему, театром военных действий. Земля изрыта воронками,а редкиедеревья сломаны на высоте человеческого роста или вовсе выкорчеваны из земли.
— Внимание, мы подбираемся к ним… — шепчет мне на ухо Джерри.
— Это следы крупных слонов!…
— У слонов плохое зрение, зато слух и обоняние уникальны, — говорит с досадой Эй-Джей. — Наверняка они нас учуяли.
Мы видим, как шесть огромных самцов становятся вокруг стада из 13 животных, головами наружу, подняв хоботы вверх и обеспокоенно двигая громадными ушами: они пытаются понять, откуда исходит опасность, о которой их оповестили смрадные запахи перегретых металла, резины и масла.
— Ну же, — возбужденно бормочет Эй-Джей. — Успокойтесь, громадные дядьки, дайте нам подойти…
Однако мудрые животные вовсе не спешат встречаться с нами. Самец-вожак громко трубит, и все стадо галопом уносится за холм. Маленькие слоники, размером с корову, бегут в центре стада, и мамаши-слонихи их тщательно опекают.

Смерть великана

Следующие четыре дня мы снова находимся в засаде у водоёма. Утром 10-го, последнего дня все и происходит. Время — 6:30 утра, мы в 10-й раз проезжаем по пыльной просеке, которую изучили до каждого кустика. Внезапно раздаётся сильный треск, и в сотне метров впереди появляется огромный слонище. Его бивни — самые внушительные из тех, которые я когда-либо видел в кино. Эд хватает лучшую свою винтовку — немецкую крупнокалибер-ку, вставляет в неё полную обойму — вылитый киллер. Эй-Джей вооружается мощным «ремингтоном», а Израэл передвигает на грудь испытанный русский АК-47.
Тихо и осторожно двигаемся к гиганту. До него уже полсотни метров, но Эду нужно подобраться на 20, чтобы гарантировать себе убойный выстрел, ибо второго, вероятнее всего, не будет. Мы ползём с подветренной стороны, и старый «большой дядька» даже не подозревает о нашем присутствии.
Эй-Джей подаёт сигнал: вставай, пусть слон тебя увидит. Эд поднимается на ноги и щёлкает затвором. Слон резко вскидывает голову, замечает толстяка и хочет напасть на него. В этот момент банкир стреляет…
Целую вечность он целится и нажимает на спусковой крючок, а я в жутком волнении наблюдаю, как в глазах слона появляется выражение, похожее на человеческое изумление. На него напал враг, которого он даже не заметил! И тут гремит выстрел…
Позже мы установили, что первый выстрел только тяжело ранил слона. Передние ноги исполина подкосились, и он упал на колени. Слон жив, и его агония поистине ужасна! Он дико и пронзительно трубит, пытается рывком подняться на ноги, как боксёр-тяжеловес, шатаясь и снова падая от жёсткого нокдауна.
— Скорее, мистер Эд, скорее, в ухо! — захлёбываясь, кричит Эй-Джей. Выстрел через ушной канал в мозг — единственный способ, стопроцентно гарантирующий смерть слона. Эд, к его чести, не струсил. Он подбегает к исполину и производит выстрел метров с трёх. Слон падает на бок, и глаза его медленно закрываются. Великан мёртв…
Я в шоке. Следующие полчаса я как в тумане наблюдаю за происходящим.

«Самое жуткое зрелище в моей жизни…»

Эд и Эй-Джей фотографируются перед тушей поверженного великолепного животного и на нем. Ухмыляясь как пират, которому досталась богатая добыча. Эд орёт мне:
— Эти олухи не прихватили с собой циркулярную пилу! Представляешь?! Забыли, черномазые скоты!
Я смотрю на него, как на сумасшедшего. Вместо циркулярной пилы Джерри и компания получают подкрепление из близлежащей деревни — десяток чёрных парней, вооружённых топорами и мачете.
Джерри, примостившись возле ноги слона, изо всех сил молотит по ней здоровенным топором, отрубая ногу по колено. Это напоминает рубку дров, вот только вместо щепок в воздух летят ошмётки окровавленных костей, мяса и сухожилий. Впрочем, звуки ещё омерзительнее, чем зрелище. Скрежетание топора о кость, мягкое поскрипывание огромного окровавленного клинка заставляют мой желудок судорожно сжиматься. Эд хочет забрать все четыре ноги по колено, хобот, бивни и уши. Все остальные тонны мяса будут разделены между местными жителями.
«Радио Зимбабве» передаёт очередной американский шлягер, под который в крови приплясывают чёрные парни, ловко работающие жуткого вида тесаками и топорами. Ноги, руки, туловища, кучерявые их головы — все покрыто каплями крови. В перевозном рефрижераторе Эда — пять ящиков ледяного пива. Все довольны и счастливы.
Эй-Джей развёл костёр и готовит три огромных шампура шашлыка из слоновьего мяса, каждый килограмма по четыре. Фарай танцует вокруг приемника, набросив на плечи хобот. Двое аборигенов раскалывают топорами череп слона, чтобы извлечь мозг… Да, это самое жуткое зрелище в моей жизни.
Эд, которому, по моему твёрдому убеждению, нет места на планете, с бутылкой виски в руке заходит по щиколотку в лужу крови и, хохоча, разбрызгивает её, как мальчишка дождевую лужу. Рядом с ним — верные следопыты. Они призывно машут мне рукой и горланят:
— Британец, ты слабак! Ты трусишка и слабак, британец!
Негры скалят зубы, а фотограф всё снимает и снимает…

Журнал: Тайны 20-го века №50, декабрь 2010 года
Рубрика: Жестокий мир
Автор: перевели с английского — Фёдор Яроджа, Искандер Трано

Метки: Тайны 20 века, деньги, Африка, убийство, животные, звери, охота, слон, Зимбабве, жестокость, сафари




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.