Данте Габриэль Россетти и Элизабет Сиддалл

Данте Габриэль Россетти, английский поэт и художник, стал одним из основателей «Братства прерафаэлитов». При слове «прерафаэлит» нам приходят на память портреты рыжеволосых красавиц на фоне ярких, изысканных пейзажей и интерьеров. А ведь не войди в жизнь Россетти рыжеволосая Элизабет Сиддалл, не было бы этого прекрасного женского образа, который кочевал из картины в картину.

Данте Габриэль Россетти и Элизабет Сиддалл
Данте Габриэль Россетти родился в 1828 году в необычной семье: его отец Габриэль Россетти, карбонарий, бежал в начале 1820-х годов из Италии в Англию. Мать также происходила из итальянцев-эмигрантов. Семья была вполне интеллигентной: Россетти-старший, ставший в Англии профессором итальянского языка, воспитал троих детей, чьи творения вошли в историю английского искусства. Братья Данте Габриэль и Уильям Майкл вошли в число основателей Братства прерафаэлитов. А дочь Кристина стала поэтом — в Великобритании она известна не меньше, чем её брат Данте.

Разные люди

Элизабет Сиддалл (позже Россетти убрал из фамилии возлюбленной вторую «л» из «поэтических» соображений) была моложе Данте на год. Но её происхождение не только не способствовало, но и всячески препятствовало занятиям искусством. Семья была рабочей и многодетной. Отец держал маленькую лавочку, но торговля шла нехорошо. Сиддалл-старший был не так одержим идеей обеспечения семьи, как вечными судебными тяжбами за некое мнимое наследство. Он считал, что его род, некогда знатный и аристократический, ловкие дельцы лишили богатства и уважения. И, если суды завершатся победой, Сиддаллы снова вернут утраченное положение. В фантазии отца никто не верил. Но, по всей видимости, он смог внушить своей дочери Элизабет, что она рождена не для рабочей жизни.
Но пока нужно было зарабатывать — она устроилась модисткой в шляпный магазин. Там-то 20-летнюю девушку и заметил художник-прерафаэлит Уолтер Деверелл. Его поразили роскошные тёмно-рыжие локоны мисс Сиддалл. И он предложил ей позировать для иллюстрации к пьесе Шекспира «Двенадцатая ночь».

Истинная Галатея

Сегодня принято считать рыжий цвет волос красивым и оригинальным. Многие женщины даже красят свои волосы в разные оттенки рыжего. А в первой половине XIX века рыжих считали не только уродинами, но и колдуньями, которые приносят несчастье.
На подобные приметы тонкий эстет Деверелл плевать хотел: он сразу понял, что перед ним звезда.
Иллюстрации к «Двенадцатой ночи», где живописец изобразил Лиз в роли Виолы, удались. С того момента бедная модистка с рабочей окраины Лондона стала музой прерафаэлитов.
Самым известным изображением Сиддалл стала «Офелия» кисти прерафаэлита Джона Эверетта Милле. Для неё девушка часами позировала, лёжа в ванне, одетая в платье.
Уильям Холман Хант изобразил Лиз на картине «Валентин спасает Сильвию от Протея».
В начале 1850-х Данте Габриэль Россетти заявил «собратьям», что отныне Лиз — его личная муза и натурщица. Он поселился с ней вместе, назвал её своей ученицей и стал на самом деле обучать вчерашнюю модистку живописи и стихосложению. Мир знал много эдаких Пигмалионов-неудачников. Но в случае с Элизабет, теперь уже Сиддал, можно говорить о самой настоящей Галатее. Дочь торговца, одержимого золотым тельцом, проявила замечательные способности как к живописи, так и к поэзии. От неё остались отличные рисунки и ясные и простые, как дыхание, стихи.
Данте же бесконечно рисовал тонкое, как будто нездешнее, меланхоличное лицо подруги.
Только спустя два года совместной жизни и творчества Россетти представил Лиз своей семье. Его опаска была понятна: мать, суровая женщина, не могла одобрить того, что сын связался с простолюдинкой.
Но, как бы то ни было, пока они были вместе. История любви, которая могла бы стать счастливой, осложнилась ещё двумя обстоятельствами: во-первых, здоровье Лиз, особенно после ванн у Милле, сильно ухудшилось. Во-вторых, на работы Сиддал обратил внимание знаменитый критик Джон Рёскин. Он давил на Россетти, убеждая его не жениться на Элизабет, чтобы семейная жизнь не отвлекала её от творчества. Как ни странно, Данте к его, мягко говоря, неординарным советам прислушался. Знал бы он, что спустя несколько лет Рёскин, человек с запутанной личной жизнью и странным поведением, сойдёт с ума…
Россетти считал Лиз бесповоротно своей женщиной и в какой-то момент расслабился: изменяя ей, он пустился во все тяжкие. Лиз от этого стала ещё больше тяготиться своим неопределённым положением (шла середина XIX века). Она чахла с каждым днём. Врачи предписали ей лауданум. Сегодня это вещество, добываемое из мака, причислено к сильнодействующим наркотикам. А в позапрошлом столетии его прописывали как обезболивающее и успокаивающее средство. Только в начале XX века обнаружили закономерность между приёмом этого препарата, зависимостью от лауданума и разрушением всех систем организма.
Лиз теперь находила утешение в наркотике и в творчестве. Её рисунки, которые, в отличие от работ Россетти, отличали твёрдые, жёсткие линии, становились всё популярнее.

Данте — мучитель

Но Данте Габриэль не стал от этого более верен простолюдинке, которую, несмотря на все её таланты, его семья не приняла. Его отношение к Лиз можно охарактеризовать поговоркой «вместе тесно, а врозь скучно». Он заводил интрижки с разными женщинами — с этим проблем не было, ибо женский пол всегда был без ума от привлекательного красавца, при этом ещё и живописца, и поэта-романтика. Элизабет сходила с ума от тоски и неизвестности…
В 1856 году Россетти наконец-то изъявил желание жениться на своей музе. Но потом взял и передумал в последний момент. Черт знает, какая вожжа попала ему под хвост. Лиз же решила окончательно порвать с ним. И даже уехала подальше. Но тут Данте Габриэль понял, что не может не держать её на коротком поводке. Он приехал к Сиддал и помирился с ней. Женщина, как обычно, всё ему простила.
В 1857 году несколько её работ появились на выставке прерафаэлитов. Она была единственной женщиной-художницей, которая представила свои рисунки. Её иллюстрацию к шотландской народной балладе «Клерк Сандерс» купили за большие деньги. За столь большие, что Сиддал на длительное время стала материально независима. Она поступила в художественную школу.
А Россетти тем временем закрутил очередной роман. О Лиз он не забывал. Но творчество и увлечения оставляли ему мало времени на соблазненную женщину.
Сиддал карабкалась, как могла. Но лауданум и вечное напряжение, в котором она жила, пагубно влияли на её здоровье.
В 1860 году ей стало совсем плохо. Тут Россетти здраво рассудил: теперь он спокойно может выполнить некогда данное обещание. Если Лиз умрёт, то его семья не станет попрекать его женитьбой на девушке из простой семьи. В конце концов, кому какая разница, какое происхождение было у покойной?

Мечты сбылись?

Но после венчания, которое состоялось в мае 1860 года, новоявленной миссис Россетти стало лучше. Поэт не известил свою семью о женитьбе и уехал с супругой во Францию.
Через год Лиз родила мёртвую девочку. Это так потрясло женщину, что она сутками напролёт сидела, глядя на пустую колыбель, которую они с мужем приготовили для ребёнка. Россетти делился со многими своим горем, говоря о том, что у него могла бы быть дочь.
В феврале 1862 года Данте Габриэль, придя вечером домой, не застал свою жену в живых. Она скончалась от передозировки лауданума.
Во время похорон Россетти положил тетрадь со своими стихами в рыжие волосы жены, поклявшись больше ничего не писать…
В 1869 году он понял, что жалеет о своём опрометчивом поступке. По указанию Данте Габриэля могилу Лиз вскрыли (он при этом не присутствовал) и достали из неё тетрадь со стихами. Те, кто видел тело жены поэта в тот день, говорили, что её рыжие волосы, по всей видимости, росли ещё долго после смерти и заняли собой весь гроб…
Скандальная публикация не вызвала восторга у критиков и читателей. Опусы Россетти приняли холодно…
Он пережил свою жену на 20 лет, продолжая рисовать её уже после того, как Лиз не стало.
Без музы, которой он так бездумно пренебрегал, Россетти превратился в замкнутого алкоголика и наркомана. Роман с очередной красавицей-натурщицей, Джейн Моррис, которая была женой его друга, счастья не принёс.
В 1882 году абсолютно безумный и парализованный Данте Габриэль Россетти скончался. Рядом была только нанятая друзьями сиделка.

Журнал: Загадки истории №13, апрель 2020 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Метки: Загадки истории, Англия, жена, поэзия, творчество, художник, наркотики, Сиддалл, Россетти



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —