Ева Цайзель: Работы и керамика

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Дизайнер, керамист, скульптор, художник — всеми этими профессиями в совершенстве владела уроженка Венгрии Ева Цайзель (1906-2011). Многочисленные ценители называют её уникальные дизайнерские изделия, снискавшие мировую славу и ставшие предметом горячего интереса музейщиков и коллекционеров, фарфоровыми шедеврами.

Фото: Ева Цайзель — интересные факты

Гармония и вкус

По признанию госпожи Цайзель, импульсом к овладению тайнами фарфора стал для неё старинный фолиант «История китайского фарфора» из домашней библиотеки. Его привёз из Китая глава семейства.
Из богато иллюстрированной книги 10-летняя Ева узнала, что Китай подарил миру не только компас, шёлк, порох, бумагу, но и такое чудо, как фарфор. Китайские мастера говорили: «Фарфор должен быть звонким, словно гонг, прозрачным, как стекло, и иметь толщину не более бумажного листа». Соответствующие этому правилу китайские фарфоровые изделия высоко ценятся коллекционерами во всём мире.
Ева часами могла рассматривать иллюстрации книги, где были изображены статуэтки, вазы, посуда различных эпох.
Через много лет она осуществила свою мечту и сама стала создавать фарфоровые шедевры, которые завоевали признание ценителей по всему миру.
Коллекционер фарфора из США Джон Стейдж так отозвался о «цайзельском» фарфоре: «В произведениях Евы присутствует частичка её души. Поэтому каждая чашечка кажется тёплой, живой. Ею можно долго любоваться, а чай, поданный в ней, приобретает неповторимый вкус и аромат!».
Когда смотришь на творения Евы, кажется, что она прожила яркую, интересную, лёгкую жизнь. Однако в реальной биографии Евы множество как радостных, так и трагических событий. Случалось, что её жизнь висела на волоске. Ева жила в разных странах, встречалась с самыми разными людьми, среди которых были и отъявленные мерзавцы (на таких был богат бурный и кровавый XX век).

За гончарным кругом

Ева Амалия Штрикер появилась на свет 13 ноября 1906 года в семье владельца текстильной фабрики, который был к тому же тонким ценителем искусства и коллекционером.
— Любовь к искусству и творчеству проснулась во мне в раннем детстве. Моим любимым занятием с трёх лет было рисование, — говорила она журналистам.
Поэтому вполне естественно, что после окончания гимназии девушка поступила в Венгерскую высшую королевскую школу изобразительных искусств, где проучилась три семестра. Спустя год после начала обучения ей удалось побывать на Международной выставке декоративного и промышленного искусства в Париже. Там она подолгу бродила по залам, общалась с художниками и дизайнерами, расспрашивала о секретах мастерства и жадно выслушивала ответы.
— Посещение выставки сформировало мои представления о современных тенденциях в дизайне. Я осознала, что в Королевской школе меня учат не тому, что мне нужно, — признавалась она позже.
Вернувшись в Будапешт, Ева ушла из Высшей школы и стала помощницей в гончарной мастерской. Гончары познакомили Еву с секретами мастерства и были приятно удивлены её фантастической работоспособностью и тягой к знаниям. Она проводила долгие часы за гончарным кругом, постигала тонкости профессии и удивляла наставников своими успехами. Уже через год её сервизы были выставлены на Всемирной выставке в Филадельфии и удостоились почётного диплома.
Американская пресса с восторгом писала о работах Евы и предсказывала ей большое будущее. Посетители выставки также оценили её талант и после закрытия экспозиции не только раскупили все работы Евы, но и засыпали её заказами. На полученные гонорары девушка вскоре открыла собственную мастерскую и параллельно сотрудничала с Кишпештской фабрикой керамики. Работы, созданные ею в те годы, внесли огромный вклад в развитие керамики Венгрии.

Светлое будущее

В 1928 году Ева переехала в Германию и стала работать на Шрамбергской майоликовой фабрике в городе Шварцвальде, которая славилась своими традициями.
— Мне хотелось изменить вид из окна, познакомиться с новыми коллегами, узнать об их методах работы и вообще что-то переиначить в своей жизни, — так она объяснила родным свой неожиданный поступок.
На фабрике Ева познакомилась с мастером Понтером Заксом, который создавал свои будущие изделия сначала из бумаги, а уже потом воплощал их в жизнь. Уроженка Венгрии взяла в свой творческий арсенал этот метод. А ещё она подружилась с писателем Артуром Кёстлером, чьи произведения оказали на неё большое влияние.
С 1930 года Ева жила и работала в Берлине. Одними из самых известных её произведений в этот период стали сервизы, исполненные по заказам владельца крупной фирмы Кристиана Карстенса. В это время произошла её встреча с видным советским физиком Александром Вайсбергом, который поразил Еву интеллектом, чувством юмора и обаянием.
В 1932 году они обручились, и Ева вместе с Александром отправилась в Харьков, где жил и работал физик. Через полгода они сыграли свадьбу.
Советский период жизни принёс Еве поначалу только положительные эмоции — её очень хорошо приняли на Харьковском керамическом заводе, где она могла в полной мере проявить свои творческие возможности. Большое влияние на её творчество оказал художник и дизайнер удивительного дарования Николай Суетин, яркий представитель русского авангардизма. В своих творениях Ева воздавала дань русским национальным традициям, при этом стараясь сделать предельно функциональным каждый элемент своих творений. Она стала автором таких оригинальных сервизов, как «Интурист», «Мокко», «Голубая сетка»…
Вскоре слава о работах Евы достигла столицы. Удивительной мастерице предложили занять должность художественного руководителя фарфорово-стекольной отрасли всего СССР. Она согласилась.

Знаете ли вы что…

В одном из интервью Ева Цайзель заявила: «Считаю, что искусство должно скорее очаровывать, чем побуждать к интеллектуальным выводам. Что касается дизайна посуды, то он должен быть ориентирован на потребителя!»

Слепящая тьма

По дизайнерским разработкам Евы осуществлялось производство фарфоровых изделий на Дулёвском и Ломоносовском фарфоровых заводах. В эти годы Ева создала множество уникальных сервизов. В письмах к Артуру Кёстлеру она сообщала: «Работаю много и интересно. Времени не замечаю. Вдохновение не покидает меня, а это значит, из-под моих рук выходят интересные изделия. Я на подъёме и верю в своё светлое будущее!».
Но светлая полоса в жизни Евы была прервана сначала разводом с Александром, а затем арестом 26 мая 1936 года. Товарищи из органов пришли ночью и увезли её в наручниках на чёрном воронке. Обвинение звучало чудовищно: якобы Ева готовила покушение на Сталина. Это была расстрельная статья. Её мучили многочасовыми допросами, пытали сначала на Лубянке, а затем в ленинградских «Крестах», но выбить из неё признание так и не смогли. В затхлых камерах и залитых кровью допросных она провела почти 20 мучительных месяцев.
Главную роль в её чудесном освобождении сыграл Александр Вайсберг. Он подключил все свои связи, чтобы вырвать бывшую жену из рук следователей.
И чудо случилось — в сентябре 1937 года Ева получила свободу, а вместе с ней новый паспорт и высылку из СССР. Сначала она оказалась в Польше, затем её путь лежал в Австрию. Там она встретилась с Артуром Кёстлером и долгими часами рассказывала ему о своих «приключениях» в СССР. Позже писатель использовал её монологи при создании романа «Слепящая тьма», вышедшего в свет в 1941 году и имевшего огромный резонанс во многих странах мира.

Вторая родина

В романе Кёстлеру удалось воссоздать страшную атмосферу культа личности вождя, которая калечила человеческие души, порождала взаимную подозрительность, стукачество, разрушала нормальные человеческие и даже родственные связи, насаждала произвол и беззаконие, вела к моральному и физическому разрушению. После опубликования романа Кёстлер (как, впрочем, и Ева) в СССР был предан анафеме.
Настигла кара и принимавшего участие в спасении Евы Александра Вайсберга — он был арестован и долгое время находился в ГУЛАГе. Однако благодаря протестным письмам видных западных учёных освободился и эмигрировал из СССР. Умер 4 апреля 1964 года в Париже.
Тем временем судьба забросила Еву в Вену, где она познакомилась с известным юристом Гансом Цайзелем. Когда грянул аншлюс Австрии в марте 1938 года, им обоим пришлось срочно покинуть страну и бежать в Англию, ибо набиравшие силу нацисты развернули гонения на евреев. Еву, как и Ганса, могли отправить в концлагерь.
В сложной обстановке пара проявила удивительную сплочённость и взаимную поддержку. В Лондоне они поженились, но вскоре отправились за океан — подальше от стремительно надвигавшейся войны.
Впоследствии Ева Цайзель называла США своей второй родиной. Хотя ей пришлось начинать творческую карьеру с нуля. На первых порах она работала уборщицей и мойщицей посуды в ресторане.
Но вскоре благодаря американской подруге она познакомилась с издательницей журнала «Дизайн США», и та предоставила Еве шанс показать свои возможности. Эмигрантка за неделю сделала три оригинальных абажура, которые привели издательницу в восторг.
В дальнейшем Ева посвятила себя производству изделий из фарфора. Её работы заняли достойное место в музеях мира. В 1950-е годы эксперты называли Еву «лучшим американским дизайнером». Она читала лекции в престижных университетах страны и была удостоена многих премий и наград.
Ева Цайзель ушла из жизни в 2011 году в возрасте 105 лет.

Журнал: Тайны 20-го века №36, сентябрь 2019 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Владимир Петров

Метки: СССР, биография, Тайны 20 века, скульптура, США, дизайн, фарфор, керамика, Цайзель




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.