Норвежский художник Эдвард Мунк прожил 80 лет. Признание пришло к нему при жизни, но всё же живописец основную часть отпущенного ему времени страдал и даже лечился в психиатрической клинике. Виновницей безумия Мунка многие биографы считают Туллу Ларсен, возлюбленную художника.

Тулла Ларсен и Эдвард Мунк

Отношения Туллы Ларсен и Эдварда Мунка

Норвегия, невзирая на своё внешнее благополучие, — страна неуравновешенных людей. И Мунк, пусть и жил в XIX веке, был таким. Неиссякаемая тревога довела его до психиатрической больницы.
Одну из версий самой известной картины Мунка «Крик» в 2012 продали почти за 120 миллионов долларов. Неудивительно: это полотно стало символом его творчества и… человеческого отчаяния.

Ад за грехи

Мунк родился в 1863 году в многодетной семье военного врача. Детские впечатления отрицательно повлияли на личность чувствительного мальчика, который с ранних лет демонстрировал выдающуюся художественную одарённость. Когда Эдварду было пять лет, его мать умерла от туберкулёза. Через несколько лет от той же болезни скончалась и Софи — старшая, любимая сестра будущего художника. Эти потери ввергли отца семейства в нечто вроде религиозного психоза. Кристиан Мунк, чувствуя собственное бессилие перед неизлечимой тогда болезнью, только и мог, что ходить по комнате взад-вперёд и молиться, молиться, молиться. А потом ещё у одной дочери врача диагностировали психическое заболевание. Молитвы отца не помогали, но он от этого обращался к Богу все с большим неистовством. Фанатичный родитель воспитывал сына в сознании того, что за малейшие грехи последует страшная расплата — чуть ли не в виде адских мук при жизни. От этих угроз ребёнка мучили бессонница и ночные кошмары.
Спасением для семьи стала сестра матери — тётя Карен. Чувствительный, впечатлительный и талантливый Эдвард сразу стал любимцем этой доброй женщины.
Но потеря сестёр и матери сформировала в сознании художника очень мрачное представление о женщине как о существе ненадёжном, зыбком, которое, с одной стороны, может исчезнуть в любую минуту, а, с другой, должна с восторгом принимать все слова и поступки мужчины — так, как Карен, безусловно, принимала своего племянника.
С таким неверием в женщин в сочетании с неимоверной требовательностью Мунк и вышел в жизнь. Понятно, что в личной жизни ему, с подобными представлениями об отношениях полов, ничего хорошего не светило.
Собственно, личной-то жизнью художник особо озабочен и не был. Его с ранних лет гораздо больше волновала творческая самореализация. Мунк стал учиться живописи, вопреки желанию отца сделать из него технаря. Как всегда, на стороне племянника выступила Карен. Эдвард стал выставляться — как на родине, так и в рамках Парижского салона. Завёл нужные знакомства в художественных кругах. Стал общаться с представителями норвежской богемы.
Критики не сразу приняли манеру норвежского экспрессиониста, обвиняя его в лени — нежелании тщательно прорисовывать детали. А Эдвард писал своей душой и своей жизнью. Например, на «нетщательно нарисованной» картине «Больная девочка» (1886) он изобразил последние дни сестры…

Дурацкий спектакль

Художник нравился женщинам: он был открыт, эмоционален и хорош собой. Впервые он влюбился в замужнюю женщину — невестку своего друга. Та всерьёз не воспринимала его чувства. А ведь любовь к замужней женщине была страшным мучением для Эдварда, воспитанного в строгой религиозной традиции. Эта неудачная любовь пополнила женоненавистнический «багаж» Мунка. Вот как писал о женщинах сам художник: «Женщина в её тотальной изменчивости — это загадка для мужчины. Она одновременно святая и потаскуха, наркотик, страдание, человек… Человек, сводящий с ума…».
Матильда (Тулла) Ларсен была дочерью богатого виноторговца. Выглядела она как мать-природа: крупная, светловолосая, с резкими чертами лица. Этой состоятельной девушке, которая была на пять лет моложе художника, очень хотелось создать семью. И она твёрдо решила: спутником её жизни должен стать именно Эдвард Мунк. Они познакомились в 1898 году и пережили тяжёлый четырёхлетний роман.
Тулла была, по большому счету, бездельницей. Она где-то «слегка» и без особого рвения изучала искусство. Украшала свой быт картинами и статуэтками. Вращалась в богемных кругах. Некоторые говорили: Ларсен пристрастилась к морфию, очень модному в то время у богемы. Возможно, зависимость от наркотика повлияла на личность богатой наследницы: настроение Туллы всё время менялось. Страсти обуревали её. Мунк тоже превратился для неё в нечто вроде наркотика. Она начала настоящую охоту на Эдварда. Такое отношение со стороны женщины было именно тем, чем представлялся художнику роман. Как говорится: кто чего боится, то с тем и случится. Женщины на картинах Мунка мрачны, несчастны, как-то тяжеловесны, что ли. На картине «Вампир» и вовсе изображён мужчина, простодушно обнимающий даму, которая вероломно впилась зубами в его шею.
С Туллой они то мирились, то ссорились. Женщина закатывала скандалы и требовала обещаний и гарантий. Эдвард скрывался. Но временами он ничего не мог с собой поделать: Ларсен влекла его.
Злые языки поговаривали: к богачке Мунк испытывал не только сексуальное влечение. Пара хорошо проводила время на деньги Туллы: ездили отдыхать, посещали спектакли и дорогие рестораны.
Эдвард с удовольствием принимал подарки и развлечения, которые оплачивала Тулла. Но обращался с ней, мягко говоря, по-хамски: его пугал напор любовницы. И временами он грубо указывал ей на её место в своей жизни и в своём сердце. В одном письме прямо заявил, что неплохо бы ей, с её низким уровнем развития, поучиться писать офорты.
В другом послании художника можно увидеть весьма неоднозначное признание в любви: «На протяжении всего времени, что мы были вместе — во все эти моменты — когда мы лежали так близко друг к другу — когда мы смотрели на великолепие Флоренции — когда мы шли вместе по освещённой солнцем дороге — когда мы сидели рядом — и даже в те мгновения, которые должны были быть самыми счастливыми в моей жизни — даже тогда счастье сияло для меня как сквозь приоткрытую дверь — ту самую дверь, которая отделяет мою тёмную келью от сияющего бального зала жизни».
Неизвестно, чем бы закончился этот мучительный для обоих роман, если бы Тулла не решилась на рискованный и решительный шаг, который поставил точку в этой истории.
Ларсен тяготела к театральности, как многие истерички. Вот она и решила разыграть «душераздирающий» спектакль. Богачка приобрела по сходной цене гроб и саван. Пригласила Мунка к себе домой. Напялила похоронный наряд и, услышав шаги Эдварда, быстренько вскочила в гроб и сложила руки на груди.
Странная фантазёрка ждала от Мунка раскаяния. Ей думалось: художник увидит её «мёртвую», разрыдается от раскаяния, ломая руки. Отнюдь. Войдя в комнату, Эдвард оторопел от страха. Ему вспомнились все ужасы и муки ада, которыми в детстве пугал его отец.
А тут ещё «покойница» села в гробу, размахивая пистолетом. Эта, по большому счёту, опереточная сцена завершилась тем, что у художника оказалась простреленной левая рука. Сам он говорил: Тулла случайно нажала на курок, когда он пытался вырвать оружие из её руки.
Это было их последнее свидание. Последним, что Тулла сделала для Эдварда, был вызов врача.

Неизбывный страх

Ранение оказалось лёгким. Но из него Мунк построил целый мавзолей ненависти к женщинам.
Тулла после этого эпизода дважды вышла замуж. Второй раз даже удачно. Она прожила долгую жизнь и мало вспоминала о своей неразделённой любви.
Мунк также дожил до 80 лет. После выстрела в руку он более полугода провёл в психиатрической больнице. Думал о Тулле каждый день. Изображал ужас того дня на картинах. Рисовал Ларсен в виде Шарлотты Корде, убийцы французского революционера Жана-Поля Марата.
В жизни Мунка были ещё романы, которые нисколько не избавили его от страха перед женщинами. Тревога и кошмары все больше овладевали его сознанием.
Конец жизни художник провёл в собственном поместье близ Осло, которое он купил на деньги, заработанные продажей картин, — Мунка признали при жизни.
Теперь он заявлял во всеуслышание: женщина высасывает из мужчины жизнь.
Последние годы жизни художника прошли в страхе не только перед женщинами, но и перед нацистами. Он боялся, что фашисты уничтожат его картины: тревожное, нервное искусство Мунка гитлеровцы объявили «дегенеративным».

Журнал: Загадки истории №41, октябрь 2020 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Метки: Загадки истории, биография, жизнь, живопись, художник, любовь, отношения, психиатрия, Ларсен, Мунк



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —