Невероятная миссия китайского посланника Гань Ина призвана была наладить прямые контакты Поднебесной с Римской империей. Путешествие оказалось не вполне успешным, однако не прошло зря. Запад и Восток неумолимо шли навстречу друг другу.

Ханьский посланник Гань Ин

Гань Ин - путешествие китайского посла в Туркестан

Контакты между Китаем и Европой начались ещё до нашей эры. Великий шёлковый путь позволил обогатить культуру двух частей Евразии, а конкретно Китаю — уже в те времена стать крупным экспортёром. Не посредники между ними доставляли неудобства, необходимо было проложить такой путь, который позволял бы уменьшить риски и стоимость перевозки. Гань Ин был призван решить эту задачу. В данной статье мы проследим маршрут этого первопроходца.

Сверхдержавы эпохи

Исторически китайская цивилизация возникла и развивалась в бассейнах рек Янцзы и Хуанхэ, в первое время своего существования неохотно выходя куда-то дальше. Хотя по мере роста населения экспансии на север и подальше от великих рек, китайцы все же проводили. Со временем Поднебесная стала не только культурным донором и мощнейшим гегемоном Азии, но и главным торговым партнёром Запада, играя для него почти ту же роль, что и в наши дни — Римская империя нуждалась в товарах из Китая. Но два евразийских гиганта находились буквально на противоположных концах света, что затрудняло их контакты.

К веку, когда произошло путешествие Гань Ина, Рим и Китай уже хорошо знали о существовании друг друга. Китайцы уважительно называли Римскую империю Дацинь — буквально «Большая Мины». Историк Луций Аней Флор даже упоминает о посланниках Поднебесной, якобы посетивших Октавиана Августа, правившего ещё до нашей эры. Впрочем, возможно, что историк перепутал китайцев с индийцами. Однако возможности сотрудничать напрямую у государств ещё не было. Несмотря на то что две сверхдержавы своего времени расширялись навстречу друг другу, между ними лежали труднопроходимые географические препятствия, в частности различные горные хребты.

Кроме того, Великий шёлковый путь из Китая на Запад проходил через несколько государств, главными из которых были Кушанское и Парфянское царства. Они выполняли услуги торговых посредников, что не могло не влиять на конечную стоимость товара. Кроме этого, в степях караванам то и дело досаждали кочевники, в частности — хунну. Но поскольку Шёлковый путь был очень важен для экономики китайцев, они решили взять ситуацию в свои руки и начали экспансию в западные земли, наводя там порядок. Крупное расширение в ту сторону началось с династии Хань (206 год до нашей эры —

220 год). Во времена этой династии — в веке — и жил Гань Ин.

Трудный путь

Это был вассал и правая рука крупного военачальника Бань Чао, который несколько лет покорял так называемый Западный край — территории современной Центральной Азии, на которые претендовали хунну и их союзники. Бань Чао сумел добиться успеха. Однако он хотел установить прочный контакт с Римской империей, возможно, заключить с ней союз и расширить империю Хань, для чего в 97 году и отправил дальше на запад своего посланника Гань Ина, обладавшего выдающимися способностями. Отчёт о его путешествии вошёл в труды «История империи Поздняя Хань» и «Краткая истории царства Вэй». В дальнейшем они стали важными источниками сведений китайцев о Риме.

Конечно, Гань Ин отправился в путь не один, его сопровождало несколько десятков человек. Но путешествие от этого не стало легче. В отличие от привычного северного маршрута Шёлкового пути, Гань Ин и его группа выбрали более трудный южный маршрут, где им предстояло пересечь Памир в районе реки Яркенд. В те времена это было особенно трудно. Хотя группа шла в начале лета, горы Памира были покрыты снегом. Согласно историческим записям, миссия столкнулась с трудностями, испытав высотную болезнь, заключавшуюся в сильных головных болях и лихорадке.

Перейдя Памирские горы, Гань Ин вышел на равнины северной Индии вдоль главного русла реки Инд. Там он обратил внимание на некий храм с коринфскими колоннами в характерном древнегреческом стиле (вероятно, появившийся там в эпоху эллинизма после азиатского Похода Александра Македонского). Эти места были центром удивительного культурного обмена между Грецией, Персией, Индией и Центральной Азией.

Однако любоваться красотами времени не было, так что Гань Ин продолжил путешествие. Далее его миссия шла на запад от Пешавара вдоль реки Кабул, пересекла Хайберский перевал и вошла в горы Гиндукуш. Проходя через перевал, Гань Ин с большим удивлением обнаружил, что на таком удобном месте нет серьёзных военных крепостей для обороны. Китайский посланник зрел в корень: впоследствии турки, арабы и монголы без особого труда проникли отсюда на субконтинент Южной Азии, бесчисленное количество раз опустошая эту плодородную землю.

Далее, вступив на территорию Парфянского царства, группа Гань Ина свернула в бассейн реки Октан, а затем направились на юг. В Хаше, восточном городе царства, китайцы встретили патруль знаменитой парфянской конницы, всадники которой в своё время сыграли важную роль в разгроме легионов Марка Лициния Красса.

Парфянская хитрость

Представителям Поднебесной парфяне не слишком обрадовались. Хотя это были храбрые воины, которые несколько раз побеждали Римскую империю на Западе, они всерьёз опасались, что к ним ещё протопчут дорогу жители Востока. Оказаться в клещах между Римом и Китаем парфянам не хотелось. Они также не хотели терять своё монопольное положение посредника на Шёлковом пути. Поэтому путешествие Гань Ина тщательно отслеживалось, и его группу непрерывно сопровождали всадники.

Хотя это круглосуточное наблюдение заставляло Гань Ина чувствовать себя беспомощным, оно объективно ускорило его продвижение. Группа быстро и без препятствий прошла по основной почтовой дороге, оставленной ещё Персидской империей, быстро вошла в юго-восточную часть современного Ирана и двинулась дальше по равнине вдоль Оманского и Персидского заливов, не выходя к воде.

Но упёршись в Персидский залив, уже порядком измученная группа Гань Ина не знала, что им делать — пересекать его или нет. Сейчас очевидно, что переплывать залив нет смысла — таким образом попадаешь в засушливую аравийскую пустыне. Если бы китайцы имели самую простую карту местности, они бы поняли, что можно продолжить путь на северо-запад и через территорию современного Ирака выйти в Римскую империю. Парфяне об этом знали, однако решили воспользоваться усталостью путников, чтобы не допустить успеха миссии. Начался процесс искусной лжи.

Во-первых, парфяне умолчали о северо-западном пути. Если уж и позволить китайцам идти дальше, то только через Персидский залив в пустыню, где больше шансов умереть. Во-вторых, и на счёт этого пути Гань Ина ввели в заблуждение. Парфяне сообщили, что море перед ними огромно и неспокойно, и что в лучшем случае они переплывут его за два месяца. При медленном ветре потребуется один год, а при плохой погоде и безветрии им вообще придётся плавать три года. Никаких запасов пищи и воды не хватит на это время, поэтому все умрут. Гань Ин поддался лжи и впал в отчаяние. После такого длинного путешествия умереть в море никому не хотелось. Китайцы приняли решение развернуться и тем же путём отправились обратно.

Так закончилось великое путешествие на запад, не достигшее своей цели. Тем не менее Гань Ин стал первым китайцем, кто дошёл так далеко (не считая послов к императору Августу, которые, скорее всего, были индийцами), а экспедиция значительно обогатила знания китайцев о Центральной Азии. Путники обращали внимание на региональные продукты, строительные материалы жилищ, реки, климатические условия. А Великий шёлковый путь впоследствии стал проходить не только через Парфию, но также по морю, и уже во II веке торговые контакты Рима с Китаем были надёжно налажены.

Журнал: Загадки истории №7, февраль 2022 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Дмитрий Скрипченко




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, путешествие, Китай, Азия, Центральная Азия, дипломатия, Южная Азия


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022